Специалистам

Здравствуйте коллеги!

В этом разделе мы подготовили научные материалы о результатах использования Мирамистина® в медицине.

Для вашего удобства все материалы структурированы по отдельным специальностям и нозологиям.

Для поиска нужной информации перейдите в соответствующий раздел. Если по каким то причинам вы не нашли нужной информации или у вас возникли вопросы и пожелания пожалуйста напишите нам.

Если Вы еще не знакомы с Мирамистином® – загляните в раздел "О продукте". Каждое Ваше обращение будет нами рассмотрено, и каждому мы обязательно ответим. Если Ваш сообщение будет интересно Вашим коллегам и другим специалистам, то мы обязательно его опубликуем на сайте! Читайте, изучайте, пишите.

О препарате

Мирамистин® - это новый российский антисептический препарат. Он обладает широким спектром действия и эффективно используется для предупреждения и лечения инфекций - бактериальных, грибковых и вирусных. Мирамистин® отличается выраженной активностью в отношении многих возбудителей ЗППП (заболеваний передающихся половым путем), а также целого ряда других микробов, вызывающих, например, ангины, нагноение ран, грибковые заболевания, герпес, хламидиоз, трихомониаз и др.

Профилактическая активность Мирамистина® проявляется независимо от локализации (места сосредоточения) возбудителей на слизистых оболочках. Это уникальное антисептическое лекарственное средство идеально подходит для индивидуальной профилактики и лечения всевозможных инфекционных заболеваний и, прежде всего, заболеваний, передающихся половым путем.

Противомикробная профилактика Мирамистином® предотвращает возможность заболеть гонореей, сифилисом, трихомонозом, хламидиозом, бактериальными инфекциями. Учитывая практически полное отсутствие побочных эффектов, необходимость иметь Мирамистин® в домашней аптечке вполне очевидна. Везде, где возникает опасность заражения грибковыми заболеваниями, микробными заболеваниями кожи, а также некоторыми сложными вирусами (такими, как герпес, грипп, аденовирус), Мирамистин® придет на помощь.

Многолетние лабораторные исследования показали, что этот антисептик может применяться врачами в различных областях медицины. Являясь прекрасным средством для лечения ран и профилактики гнойно-септических процессов, он используется в хирургии, травматологии, для лечения ожогов различной степени - поверхностных и глубоких (он ускоряет регенерацию тканей, улучшает приживление пересаженных тканей), венерологии, оториноларингологии, стоматологии, дерматологии, урологии, акушерстве и гинекологии. Раны, ожоги и трофические язвы под воздействием этого антисептика заживают в 1,5-2 раза быстрее, чем при применении других лекарственных средств - антисептиков. Мирамистин® незаменим при лечении простуды, бронхита, ангины, тонзиллита, фарингита, пародантита и прочих неприятностей.

Сравнительные характеристики антисептиков для наружного применения, используемых в медицинской практике

Области применения

Мирамистин® - уникальный антисептик, который эффективно борется с различными инфекционными агентами (бактерии, грибы, вирусы и простейшие) независимо от места их локализации. Он эффективно действует на кожных покровах, слизистых оболочках, раневых поверхностях, а также при санации полостей. Поэтому Мирамистин® успешно используется во многих областях медицины для лечения и профилактики инфекционно - воспалительных заболеваний. Более подробную информацию об использовании / эффективности / опыте применения Мирамистина® в медицине по различным специальностям с разбивкой по нозологиям смотрите в соответствующих разделах.

Акушерство и гинекология

Вульвовагиниты у детей и подростков

VII РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ КОНГРЕСС

«ЧЕЛОВЕК И ЛЕКАРСТВО»
СИМПОЗИУМ
«Мирамистин®- НОВЫЙ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ АНТИСЕПТИК ШИРОКОГО СПЕКТРА ДЕЙСТВИЯ»

(Тезисы докладов)

Москва
10-14 апреля 2000 г.

РЫБАЛКА А.Н., ПЕРЕВОЗОВА В.Н.

Крымский  медицинский  университет,  Симферополь; Благотворительный фонд "Профилактика", Москва

Применение препарата Мирамистин® в комплексном лечении вульвовагинитов у детей и подростков

Цель работы: разработать один из наиболее оптимальных, патогенетически обоснованных  методов лечения вульвовагинитов у детей и подростков.

Методы: дана сравнительная характеристика эффективности растворов антисептика Мирамистина® (М) в зависимости от этиологических факторов воспалительного процесса половых органов у детей и подростков.

Результаты: показано, что у 83 % больных достигнут результат в виде полного клинического и лабораторного выздоровления. У 6,5% пациентов проводились повторные курсы лечения М большей концентрации; давность заболевания у них составила 3-5 лет и оно протекало на фоне выраженной иммунологической недостаточности организма.

Обсуждение: антимикробное действие М распространяется на различные виды патогенной микрофлоры влагалища, в том числе из группы ИППП. При катаральной форме вульвовагинитов получен лучший результат при использовании 0,01%-ного раствора, а при гнойной - 0,05%-ного раствора. Применяемые концентрации растворов М не вызывают токсических и аллергических реакций; необходимо отметить противогрибковый эффект препарата.

Выводы: выраженные антимикробные, противовоспа­лительные, иммуномодулирующие свойства М и отсутствие вредного влияния на организм позволяют рекомендовать его использование в детской и подростковой гинекологии с целью лечения вульвовагинитов.

 

 

Герпетическая инфекция и ее осложнения

Лечение и профилактика осложнений герпетической инфекции с помощью различных лекарственных форм Мирамистина®

Семенова Т. Е., Кривошеин Ю. С, Немтинова Э. Б., Винцерская Г. А.
(Московский городской противогерпетический центр, КГМУ, Симферополь, Благотворительной фонд "Профилактика", Москва).


Цель работы

Изучение эффективности растворов, мази и геля Мирамистина® (М) при лечении и профилактике осложнений кожного, аногенитального и опоясывающего герпеса (Г).

Методы

Препараты М применяли у 128 пациентов мужчин и женщин в возрасте от 9 до 67 лет с лабораторно подтвержденными формами Г и клинически манифестными проявлениями ГИ индивидуально и в комплексной терапии путем аппликации и инстилляции растворов, смазывания очагов мазью и гелем 4-6 раз в день.


Результаты

Положительный клинический эффект (КЭ) наблюдали у 90% пациентов, применявших препараты М. Отмечено значительное уменьшение бактериально-грибковых осложнений, подсушивающий эффект, ускорение процесса заживления эрозий, сокращение сроков лечения при герпетических кольпитах. При кожных формах ГИ лучший КЭ выявлен у пациентов молодого возраста (до 40 лет); I в комплексной терапии опоясывающего Г - более быстрая регрессия высыпаний и уменьшение боли.


Обсуждение

Клинический эффект М при Г обусловлен его антимикробными, фунгицидными, антивирусными и иммуноадъювантными свойствами, что позволяет препарату оказывать воздействие на различные звенья этиопатогенеза ГИ.


Выводы

Препараты М эффективны при лечении и профилактике осложнений Г и могут использоваться в комплексной терапии ГИ, а также как альтернативные средства.

Мирамистин® в акушерстве и гинекологии

ОТЧЕТ о клинической апробации антисептического препарата Мирамистин® на клинической базе кафедры акушерства и гинекологии Крымского Медицинского Университета им. С.И. Георгиевского.

С целью профилактики и лечения нагноений послеродовых травм промежности использовался 0,01% водный раствор  Мирамистина® посредством орошений и аппликаций (тампонирования) раневой поверхности марлевыми салфетками, смоченными вышеуказанным раствором. В группе контроля терапия проводилась общепринятым антисептиком 0,2% хлоргексидином. Лечебная процедура проводилась 3 раза в сутки. Клиническая апробация 0,01% раствора Мирамистина® проводилась у женщин с послеродовыми травмами промежности (перинео, эпизиотомии, разрывы промежности и влагалища).

Профилактическое использование Мирамистина® проводилось у родильниц с 1 суток послеродового периода по вышеуказанной методике в течение 5-6 дней. Применение Мирамистина® с целью лечения начиналось с 3-4 суток послеродового периода, с момента возникновения клинических симптомов инфицирования и несостоятельности швов влагалища и промежности, и проводилось, в течение 9-13 дней по предложенной нами методике.

В результате проведенных исследований достоверно доказано, что антимикробная активность 0,01% Мирамистина® превышает таковую у общепринятого антисептика 0,2% хлоргексидина почти в 3 раза (отмечается высокая антимикробная активность в отношении анаэробной флоры). Соответственно, при использовании Мирамистина® значительно быстрее происходило клиническое выздоровление (более быстрое очищение ране вой поверхности от гнойнонекротических масс, появление грануляций и эпителизация, нормализация рН раневого экссудата), что обуславливало выписку больных, в среднем, на 5 дней раньше, чем при общепринятом лечении.

Результаты проведенных исследований подтверждают наличие у Мирамистина® помимо высоких антисептических также выраженных иммуностимулирующих свойств. На что указывает нормализация показателей фагоцитарной активности и рецепторного аппарата нейтрофилов как периферической крови, так и раневого экссудата. При лечении нагноившихся ран промежности и влагалища 0,01% Мирамистином® происходит более быстрое снижение продуктов перекисного окисления липидов, что свидетельствует о выраженном потенцировании репаративных процессов под влиянием Мирамистина®.

Вышеизложенные данные свидетельствуют о том, что использование Мирамистина® позволяет снизить частоту нагноений травм промежности и влагалища у родильниц, а в случае их возникновения повышает эффективность проводимой терапии. Проведенная клиническая апробация 0,01% раствора Мирамистина® в акушерской практике показала, что данный препарат на данном этапе является одним из наиболее патогенетически обоснованных. Наличие высокой антибактериальной активности, иммуностимулирующий эффект, выраженная стимуляция репаративных процессов дает возможность рекомендовать Мирамистин® для лечения ран и широкого внедрения в практическое здравоохранение.

Зав. кафедрой акушерства и гинекологии, профессор А. Н. Рыбалка Исполнитель, ассистент кафедры Ю. А. Кучеренко

21ноября 1991 г.

 

Современный подход к комплексному лечению неспецифического вульвовагинита

Эффективность применения препарата Мирамистин® в лечении вульвовагинитов у детей

Использование препарата Мирамистин® в гинекологии

Использование препарата Мирамистин® в лечении вульвовагинитов у девочек

Современные тенденции в терапии вульвовагинитов

Неспецифические вульвовагиниты: возможности локальной терапии

Современная профилактика септических осложнений операции кесарева сечения

Комбустиология

Комплексное лечении ожоговой болезни

Антисептик Мирамистин® при комплексном лечении ожоговой болезни


Смирнов С. В., Логинов Л. П., Шахламов М. В.
(НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского)

В московском городском ожоговом центре отечественный антисептик Мирамистин® для лечения ожогов используют с 1989 года и к настоящему времени его применяли при лечении ран более чем у 300 больных.

Анализ полученных данных показал, что препарат обладает высокой антимикробной активностью в отношении как грамположительных, так и грамотрицательных микроорганизмов. Выявлено, что к различным формам Мирамистина® (раствор, мазь, гель) проявляют чувствительность: 8. аиrеиs - от 89 до 100% штаммов, выделенных из Ожоговых ран; Е. соli - от 81 до 100%; Р. аегиginоза - от 42 до 76% ; Р. ии1gаriз - от 36 до 72% .

В связи с достаточно высокой антимикробной активностью препарата были определены следующие области его применения у ожоговых больных.

1. Профилактика нагноения ожоговых ран любой степени и площади в ранние сроки после травмы. У 62 больных с ожогами II степени, прошедших лечение Мирамистином®, удалось предупредить инфицирование ран добиться их заживления первичным натяжением за 7-9 дней с момента травмы, при этом большинству больных требовалось лишь 2 перевязки. Применение Мирамистина® при ожогах III-IV степени позволило предупредить у большинства больных гнойное расплавление струпов, уменьшить степень интоксикации, особенно в сочетании с методом аппликационной сорбции углеродными салфетками, улучшить общее состояние обожженных. При этом ожоги ІІІА степени заживали на 19-25-е сутки с момента травмы, а возможность выполнения пластики гранулирующих ран после ожогов ШБ-1У степени возникала на 18-20-е сутки.

2. Борьба с местной инфекцией ожоговых ран в различные сроки после травмы. При наличии обильных гнойно-воспалительных процессов в ожоговых ранах уже после 2-3 перевязок с 0,01% раствором мирамистина отмечается исчезновение или значительное уменьшение гнойного отделяемого; на этом фоне имеет место усиление репаративных процессов в ранах. Об этом свидетельствует уменьшение количества нейтрофильных лейкоцитов, макрофагов, клеточных детритов, появление единичных фибробластов в отпечатках с раневой поверхности.

3. Подготовка к свободной пересадке кожи на гранулирующие раны после глубоких ожогов. Применение геля или раствора Мирамистина® за 2-3 дня до операции позволяет полностью ликвидировать нагноительный процесс, что положительно влияет на характер грануяционной ткани: она становилась плотной, ярко красный со сглаженной зернистостью. Нередким находками ляется отсутствие микробов при бактериологических следованиях отделяемого из ран в день операции. Пересадка кожи на такое ложе обычно заканчивается хорошим приживлением трансплантатов.

4. Использование геля Мирамистина® при срезании кожных аутотрансплантатов вместо стерильного вазелинового масла в связи с большой антимикробной активностью препарата является патогенетически более обоснованным, т.к. создает условия, исключающие нагноение донорских ран.

5. Предупреждение нагноения донорских ран наложением повязок с Мирамистином® сразу же после срезания кожных трансплантатов. Антимикробный эффект значительно усиливается, если после срезания кожных аутотрансплантатов на донорские раны накладывают повязку с раствором или гелем Мирамистина®. В этих условиях практически исключено нагноение донорских ран, эпителизация которых при толщине срезанного лоскута 0,3 мм завершается к 9-10 суткам, что на 1-2 дня быстрее, чем при лечении другими средствами. Кроме того, восстановленный кожный покров на донорских участках полноценен, что позволяет при дефиците донорских ресурсов у тяжелых ожоговых больных повторно срезать аутотрансплантаты в ближайшие сроки после заживления. Показанием для наложения повязок с Мирамистином® на пересаженные аутотрансплантаты после операции является неполная уверенность в хорошем приживлении последних из-за крайне тяжелого состояния пациента или плохого состояния раневого ложа.

6. Мирамистин® весьма полезен в борьбе за сохранение аутотрансплантатов при начавшемся частичном их гнойном расплавлении. Ежедневное применение раствора препарата в виде повязок или аппликаций, как правило, быстро приводит к ликвидации нагноительного процесса и сохранению оставшихся трансплантатов.

Таким образом, результаты проведенной работы убеждают нас в большой эффективности Мирамистина® при лечении обожженных и позволяют говорить о необходимости более широкого использования его в ожоговых стационарах.

 

Местное лечение ингаляционной травмы

Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н. В. СклифосовскогоГОРОДСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ СЕМИНАР

"Использование препарата Мирамистин® в лечебно-профилактических учреждениях г. Москвы

"Местное лечение ингаляционной травмы с применением Мирамистина®

Майоров Г.А., Дементьева И.В., Лазарева Е.Б., Меньшикова Е.Д.,
Логинов Л.П., Шахламов М.В. 

 НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского

Целью исследования являлась оценка эффективности использования антисептического препарата Мирамистин® в местном лечении ингаляционной травмы (ИТ). Под наблюдением находилось 29 больных с ИТ различной степени тяжести, 17 из  которых составили контрольную группу, а 12 основную (этим пациентам проводили санацию дыхательных путей 0,005% раствором Мирамистина®). Диагностика ингаляционной травмы осуществлялась с помощью фибробронхоскопии (ФБС), проводимой  в динамике, как правило, на 1, 3 и 5-7 сутки с момента травмы. ФБС выполняли по стандартной методике под местной анестезией 1 %-м раствором лидокаина.

При первичном исследовании, определении степени тяжести ИТ и при последующих исследованиях после заведения бронхоскопа вначале отбирали бронхиальное содержимое (смывы) для микробиологического исследования. Далее выполнялась тщательная санация трахеобронхиального дерева (ТБД) изотоническим раствором хлорида натрия. Следующим этапом местного лечения было введение в различные отделы ТБД 0,005% раствора Мирамистина® дозами по 5,0 мл. Общее количество введенного препарата составляло 20,0 мл. Лечебно-диагностические ФБС проводились до полного исчезновения  визуальных признаков ИТ. Бактериологические исследования бронхосмывов проводили общепринятыми методами. Для идентификации бактерий использовали тест-системы фирмы "Лахема" (Чехия). В ходе заболевания оценивали структуру и динамику микрофлоры дыхательных путей. Результаты обработаны с использованием t-критерия Стьюдента.

В процессе лечения отмечено, что при использова- нии Мирамистина® уже на 2-3-и сутки значительно уменьшается количество секрета в просвете трахеи и бронхов, он становится более жидким, приобретает светлую окраску, что позволяет более качественно проводить визуальную оценку динамики течения воспалительного процесса в ТБД и санацию.

Бактериологическим методом проведено исследование бронхосмывов от 29 больных (65 проб), всего выделено 89 штаммов микроорганизмов. Результаты микробиологической оценки применения препарата представлены в таблице.

Установлены достоверные различия динамики микрофлоры нижних дыхательных путей сравниваемых групп через 5-7 сут лечения пациентов. В контрольной группе отмечен значительный рост обсемененности бронхосмывов золотистым стафилококком, энтеробактериями и синегнойной палочкой. В основной группе  наблюдалось только незначительное нарастание частоты обнаружения золотистого стафилококка. Следует отметить, при обработке ТБД раствором Мирамистина® в 1/3  бронхоальвеолярных смывов микробной флоры не обнаружено, а при отсутствии такой обработки 100 % проб были контаминированы микроорганизмами. Кроме того, почти во всех случаях частота обнаружения микроорганизмов в контрольной группе была выше, чем в опытной.

Таким образом, результаты микробиологических исследований показывают, что санация дыхательных путей Мирамистином® препятствует вторичному, госпитальному инфицированию нижних дыхательных путей представителями семейства кишечных бактерий и псевдомонадами, способствуя более быстрому стиханию гнойно-воспалительных процессов в ТБД, а в ряде случаев - не допуская их развития.

Таблица
Микрофлора дыхательных путей больных с ингаляционной травмой в динамике комплексного лечения с применением Мирамистина® 

(I-IV степень ОДП)

 

 

Микроорганизмы

Частота обнаружения (в % ) по группам

в динамике заболевания

Основная

Контрольная

1-е сут

(n =13)

3-и сут

(n =12 )

5-7-е сут

(n =10)

1-е сут

 (n =17)

3-и сут

 (n =13)

Pseudomonas aeruginosa

7,7*

8,3**

40,0*

17,6*

61,5**

Enterobacteriaceae

46,2

33,3

50,0

35,3*

69,2(*)

Staphylococcus aureus

0

16,6

20,0

5,9*

46,2*

Enterococcus spp.

0

0

0

23,5

15,4

Streptococcus spp.

38,5

33,3

10,0

47

23

Neisseria spp.

0

0

0

23,5*

0*

He обнаружено

38,5**

33,3**

30,0

0**

0**

Примечания: * различия достоверны внутри группы; ** различия достоверны между группами

Мирамистин® для лечения грибково-бактериальных осложнений у ожоговых больных

Успехи медицинской микологии / Под ред. Ю. В. Сергеева. - М.,
Национальная академия микологии, 2005. - том VI.- с.254-256.

СМИРНОВ С. В., МАЙОРОВ Г. А., ЛОГИНОВ Л. П., ДЕМЕНТЬЕВА И. В., ШАХЛАМОВ М. В., МЕНЬШИКОВА Е. Д.
НИИ скорой помощи им. Н.В.Склифосовского

ОПЫТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АНТИСЕПТИКА МИРАМИСТИН® В ПРОФИЛАКТИКЕ И ЛЕЧЕНИИ ГРИБКОВО-БАКТЕРИАЛЬНЫХ ОСЛОЖНЕНИЙ У ОЖОГОВЫХ БОЛЬНЫХ

Отечественный антисептик Мирамистин® прочно вошел в практику лечения обожженных (используется в ожоговом центре института с 1993 года).

На большом клиническом материале нами показана высокая антимикробная активность препарата, которая позволяла предупреждать нагноение ожоговых ран в ранние сроки после трав- мы, эффективно бороться с местной раневой инфекцией в более поздние сроки и в процессе оперативного восстановления утраченного кожного покрова. Известно, что причиной гнойных инфекций у ожоговых больных чаще всего является ассоциации бактерий и грибов, устойчивых к современным лекарственным средствам. Так, грибы С.albicans выделяют из ран у обожженных больных в 5-10% случаев.

Целью настоящего исследования явился анализ результатов местного лечения мирамистином дыхательных путей при ингаляционной травме (ИТ) у обожженных.

Раствор Мирамистина® 0,01% для местного лечения дыхательных путей применили у 120 больных с ИТ II III IV степени. Контрольную группу составили 90 больных с ИТ II III IV степени, которым местное лечение дыхательных путей осуществлялось раствором хлоргексидина 1:1000.

У больных основной и контрольной групп растворы Мирамистина® и хлоргексидина применялись с первых суток после травмы во время фибробронхоскопии, которая выполнялась ежедневно. Количество санационных бронхоскопий на 1го больного колебалось от 2х до 12ти в зависимости от тяжести поражения дыхательных путей.

Эффективность лечения в основной и контрольной группах оценивалась по частоте возникновения гнойного трахеобронхита и пневмонии, по длительности течения этих осложнений, по результатам микробиологических исследований.

Исследования показали, что гнойный бронхит выявлялся на 56 сут после получения ИТ у 80 больных основной группы и на 34 сутки у 60 больных контрольной группы. Течение гнойного бронхита у больных контрольной группы было на 45 дней длительнее, чем в основной группе.

ИТ осложнилась присоединением пневмонии у 40 больных (33,3%) основной группы и у 50 пострадавших (55,5%) контрольной группы.

Как в основной, так и в контрольной группе у подавляющего числа больных воспалительный процесс в легких (пневмония) был односторонним. Однако у 5 (10%) больных контрольной группы выявлено двухстороннее поражение легких, в то время как в основной группе подобных больных не было.

Микробиологические исследования бронхоальвеолярных смывов (БАС) у больных основной и контрольной групп выявили: Enterobacteriaceae spp., Enterococcus spp., Neisseria spp.,

Pseudomonas aeruginosa, Staphylococcus aureus, Streptococcus spp., C. аlbicans.

В процессе лечения синегнойная палочка у больных основной группы обнаруживалась в 7 раз реже, чем в контрольной, золотистый стафилококк в 3 раза реже, группа энтеробактерий  в 2 раза. Исследования БАС у больных основной группы нередко вообще не выявляли роста микробов.

Таким образом, результаты применения Мирамистина® в местном лечении ИТ показывают достаточно высокую его активность в отношении возбудителей грибковобактериальных гнойных осложнений. Это несомненно сказалось на уменьшении числа воспалительных осложнений при ингаляционной травме, а при их возникновении способствовало более благоприятному течению.

Ожоги лечение

Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н. В. Склифосовского
ГОРОДСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ СЕМИНАР

"Использование препарата Мирамистин® в лечебно-профилактических учреждениях г. Москвы"

Антисептик Мирамистин® в комплексном лечении ожогов

Смирнов С.В., Логинов Л.П., Шахламов М.В.
НИИ  скорой помощи  им. Н.В.Склифосовского

В московском городском ожоговом центре отечественный антисептик Мирамистин® для лечения обожженных используется с 1989 года и к настоящему времени его применили при лечении ран более чем  у 300 больных.

Анализ полученных данных показал, что препарат обладает высокой антимикробной активностью в отношении как грамположительных, так и грамотрицательных микроорга­низмов. Выявлено, что к различным формам Мирамистина® (раствор, мазь, гель) проявляют чувствительность: S. aureus - от 89 до 100% штаммов микроорганизмов, выделенных из ожоговых ран;  E. сoli - от 81 до 100%;  P. aeruginosa - от 42 до 76 %;  P. vulgaris - от 36 до 72%.

В связи с достаточно высокой антимикробной активностью препарата были определены следующие области его применения в лечении ожогов.

1. Профилактика нагноения ожоговых ран любой степени и площади в ранние сроки после травмы. У всех лечившихся Мирамистином® 62 больных с ожогами II степени удалось предупредить инфицирование ран и добиться за­живления их за 7-9 дней с момента травмы первичным натяжением, при этом большинству больных требовалось лишь 2 перевязки. Применение Мирамистина® при ожогах III - IV степени позволило предупредить у большинства больных гнойное расплавление струпов, уменьшить степень интоксикации, особенно в сочетании с методом аппликационной сорбции углеродными салфетками, улучшить общее состояние обожженных. При этом ожоги IIIA степени зажива­ли на 19-25 сут с момента травмы, а возможность выполнения пластического закрытия гранулирующих ран после ожогов IIIБ -IV степени возникала на 18-20 сутки.

2. Борьба с местной инфекцией ожоговых ран в различные сроки после травмы. При наличии обильных гнойно-воспалительных процессов в ожоговых ранах уже после 2-3 перевязок с 0,01% раствором Мирамистина® отмечается исчезновение или значительное уменьшение гнойного отделяемого, на этом фоне имеет место усиление репаративных процессов в ранах. Об этом свиде­тельствует уменьшение количества нейтрофильных лейкоцитов, макрофагов, клеточных детритов, появление единичных фибробластов  в отпечатках с ране­вой поверхности.

3. Подготовка к свободной пересадке кожи гранулирующих ран после глубоких ожогов. Применение геля или раствора Мирамистина® за 2-3 дня до операции позволяет полностью ликвидировать нагноительный процесс, что положительно влияет на характер грануляционной ткани: она становилась плотной, ярко-красной со сглаженной зернистостью. Нередким находками является отсутствие микробов при бактериологических исследованиях отделяемого ран в день операции. Пересадка кожи на такое ложе обычно заканчивается  хоро­шим приживлением трансплантатов.

4. Использование геля Мирамистина® при срезании кожных аутотрансплантатов вместо стерильного вазелинового масла в связи с большой антимик­робной активностью препарата является патогенетически более обоснованным, т.к. создает условия, исключающие нагноение донорских ран.

5. Предупреждение нагноения донорских ран наложением повязок с Мирамистином® сразу же после срезания кожных трансплантатов. Антимикробный эффект значительно усиливается, если после срезания кожных аутотрансплантатов на донорские раны накладывается повязка с раствором или гелем Мирамистина®. В этих условиях практически исключается нагноение донорских ран, эпителизация которых при толщине срезанного лоскута 0,3 мм завершается к 9-10 суткам, что на 1-2 дня быстрее, чем при лечении другими средствами. Кроме того, восстановленный кожный покров на донорских участках   пол­ноценен, что позволяет при дефиците донорских ресурсов у тяжелообож­женных повторно срезать аутотрансплантаты в ближайшие сроки после зажив­ления.

6. Показанием для наложения повязок с Мирамистином® на пересаженные аутотрансплантаты непосредственно после операции является неполная уве­ренность в хорошем приживлении последних из-за крайне тяжелого состояния пациента или плохого состояния раневого ложа.

7. Мирамистин® весьма полезен в борьбе за сохранение аутотрансплантатов при начавшемся частичном их гной­ном расплавлении. Ежедневное применение раствора препарата в виде по­вязок или аппликаций, как правило, быстро приводит к ликвидации нагноительного процесса и сохранению оставшихся трансплантатов.

Таким образом, результаты проведенной работы убеждают нас в боль­шой эффективности Мирамистина® при лечении ожогов и позволяют гово­рить о необходимости более широкого использования его в ожоговых стацио­нарах.

 

 

Профилактика инфекционных осложнений

Из материалов XIII РОССИЙСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО КОНГРЕССА "ЧЕЛОВЕК И ЛЕКАРСТВО"
(Москва, 27 апреля 2006 г)

МАЙОРОВ Г.А., СМИРНОВ С.В., ЛОГИНОВ Л.П.
НИИ СП им. Н.В. Склифосовского, Москва, Россия

ЭФФЕКТИВНОСТЬ МИРАМИСТИНА® В ПРОФИЛАКТИКЕ
ИНФЕКЦИОННЫХ ОСЛОЖНЕНИЙ ИНГАЛЯЦИОННОЙ ТРАВМЫ

Цель: сравнительное изучение эффективности Мирамистина® (М) и хлоргексидина биглюконата в профилактике инфекционных осложнений ингаляционной травмы (ИТ).

Методы: в основной группе (ОГ) проведено лечение 67 больных с ИТ, которым для санации трахеобронхиального древа (ТБД) использовали 0,01% раствор М. В группе сравнения (ГС), составившей 42 больных, для санации ТБД применяли 0,1% раствор хлоргексидина. Санация выполнялась при фибробронхоскопии не реже чем через 1 сут.

Результаты: в ходе динамического эндоскопического наблюдения установлено, что признаки постингаляционного гнойного бронхита (ПГБ) развивались в ОГ и ГС практически одновременно, в среднем на 56е сут после ИТ. В ГС эти признаки сохранялись дольше в среднем на 4 сут. У 25 больных ОГ (37,3%) отмечена меньшая продолжительность течения ПГБ (в среднем на 5 сут). Развитие пневмонии наблюдалась в ОГ у 11 больных, в ГС - у 17, что на 24,1% больше. В ОГ определялась, в основном, очаговая пневмония с односторонней локализацией очагов. В ГС были отмечены случаи двустороннего поражения. В бронхоальвеолярных смывах от больных ОГ и ГС выделяли: энтеробактерии, Enterococcus spp., Neisseria spp., P. aeruginosa, S.aureus, Streptococcus spp. P. aeruginosa обнаруживается у больных ОГ в 7 раз реже, чем в ГС, S. aureus - в 3, а группа энтеробактерий - в 2 раза реже. Энтерококки в ОГ не обнаружены, в ГС частота их обнаружения составила 15 %. В 29,2% больных ОГ отмечено полное отсутствие роста микроорганизмов.

Выводы: клинические и микробиологические результаты применения Мирамистина® свидетельствуют о большей его эффективности в профилактике инфекционных осложнений ИТ, по сравнению с традиционно применяемым хлоргексидином.

 

Оториноларингология

Эффективность применения Мирамистина® у детей с гипертрофией миндалин и рецидивирующими острыми респираторными инфекциями

Применение препарата Мирамистин® при лечении детей с острым назофарингитом

Эффективность препаратов для местного применения у детей, страдающих обострением хронического тонзиллита и острым фарингитом

Особенности воспалительного процесса и местная терапия риносинуситов на фоне сахарного диабета 2 типа

Электрофорез Мирамистина® в комплексном лечении, медицинской реабилитации и вторичной профилактике хронических бронхитов и сопутствующей или осложняющей их течение патологии

Использования препарата Мирамистин® в терапии воспалительных заболеваний респираторной системы

Современная низкочастотная ультразвуковая терапия в лечении острых синуситов у детей

Комплексная терапия хронического ларингита в условиях амбулаторно-поликлинического приёма

Местная терапия воспалительных заболеваний респираторной системы

Физиофармакотерапия острого назофарингита у детей

Хан М.А., Лян Н.А., Вахова Е.Л., Микитченко Н.А.

ФГБУ «Российский научный центр медицинской реабилитации и курортологии» МЗ РФ

Резюме. В статье  представлены  клинические наблюдения и специальные исследования, проведенные у детей с острым назофарингитом, получавших лечение препаратом Мирамистин® технологиями физиотерапии. Отмечена эффективность предложенного метода лечения, характеризующаяся противовоспалительным, трофическим действием, нормализацией мукоцилиарного клиренса. На основании полученных результатов исследования разработаны оптимальные методики использования Мирамистина® при лечении  детей с острым назофарингитом.

Введение.

Острые респираторные заболевания (ОРЗ) являются серьезной проблемой для здравоохранения в России вследствие высокой распространенности у детей [1].  ОРЗ представляют собой полиэтиологичную группу инфекций. Среди этиологических факторов у детей удельный вес вирусов составляет 65-90% [2-4]. Наиболее частыми бактериальными возбудителями, выявляемыми при ОРЗ у детей, являются Str. pneumoniae, H. influenzae, Str. pyogenes, Staph, aureus, M. catarrhalis [5]. Особенно высока роль бактериальной флоры в развитии осложнений и повторных респираторных заболеваний у часто болеющих детей [6]. У детей значительно чаще регистрируются осложненное течение острых респираторных заболеваний в виде воспалительных заболеваний полости носа, околоносовых пазух, глотки, имеющих  рецидивирующее течение. 

В настоящее время лечение этих заболеваний эффективно при  применении, прежде всего, антисептических средств в комплексе с симптоматическими препаратами [7, 8].

В последние годы широкое применение находит антисептик нового поколения  - Мирамистин®, обладающий выраженной активностью в отношении целого ряда микробов - вирусов, бактерий, грибов.

В настоящее время обычными способами введения раствора Мирамистина® являются полоскания, промывания, орошения

В комплексном лечении наряду с медикаментозной терапией уcпешно используются физические факторы [9-11]. 

Одной из актуальных проблем современной физиотерапии является развитие физиофармакотрапевтических технологий, позволяющих  вводить лекарственные средства с помощью методов аппаратной физиотерапии [12]. 

Эффективным методом лечения заболеваний верхних дыхательных путей является аэрозольтерапия в виде ингаляций лекарственных веществ, имеющих  более высокую химическую и физическую активность, чем обычные жидкие лекарства, вследствие увеличения суммарной поверхности дисперсной фазы.

Преимуществом лекарственного электрофореза является введение малых, но достаточно эффективных доз действующего вещества в наиболее химически активной форме - в виде ионов; пролонгированность действия; возможность введения вещества непосредственно в очаги воспаления, блокированные в результате нарушения локальной микроциркуляции.

Целью исследования являлось научное обоснование возможности применения раствора Мирамистина® при остром назофарингите у детей с помощью технологий физиотерапии и повышение эффективности комплексного лечения.

Материалы и методы исследования.

Клинические наблюдения и сравнительные исследования проведены у 60 детей с острым назофарингитом. Часть пациентов получали  Мирамистин® путем эндоназального электрофореза (20 детей),  вторая группа - ингаляции аэрозоля Мирамистина® с помощью маски через небулайзер (20 детей), также была выделена группа пациентов не получавших физиотерапевтического лечения с использованием препарата (20 детей - контрольная группа). Возраст детей составлял от 2 до 17 лет. 

Эндоназальный электрофорез проводили по следующей методике. В обе ноздри вводятся марлевые турунды, обильно смоченные Мирамистином®. Их свободные концы укладываются поверх клеенки на верхней губе, а затем на них же располагают токопроводящую пластину, соединенную с анодом. Нижний край клеенки затягивают на токопроводящую пластину, с последующей фиксацией бинтом. Второй электрод площадью 50-60 см² размещают на задней поверхности шеи (нижние шейные позвонки) и присоединяют к катоду. Силу тока в процессе курсового лечения постепенно повышают от 0,3 мА до 1 мА. Продолжительность процедуры составляет 8-10 минут, на курс назначается 8-10 ежедневных процедур.

Ингаляции крупно- или среднедисперсного аэрозоля Мирамистина® проводили с помощью загубника или маски, используя компрессорный или  ультразвуковой небулайзер. Дыхание через рот и нос. Для проведения процедуры необходимо 3-4 мл препарата Мирамистин®. Ингаляции проводят ежедневно в течение 10 минут. Курс лечения составляет 8-10 ингаляций.

Оценка эффективности применения Мирамистина® проводилась на основании данных динамического наблюдения, в соответствии с результатами различных методов исследования (общий анализ крови, риноскопия, фарингоскопия. Оценка динамики субъективных жалоб проводилась с использованием сенсорно-аналоговой шкалы (САШ), по 10 бальной системе, мониторирование артериального давления и ЧСС, уровень физического развития и физической подготовленности.

Исследования проводились в соответствии с требованиями Хельсинской декларации. Статистическая обработка результатов исследования проводилась с использованием стандартных компьютерных программ STATISTIKA 7.0 И SPSS 15.0.

Результаты и их обсуждение.

До начала исследования 45  детей (75,0%) жаловались на плохое самочувствие, недомогание.  У 24 детей (40,0%) явления ринита были осложнены симптомами катарального синусита: затрудненное носовое дыхание, тяжесть и боль в голове, в проекциях пазух. При риноскопии у 17 детей (28%) отмечалось слизисто-гнойное отделяемое из носа в среднем и нижнем носовых ходах, у 43 (72,0%) – слизистое, у 29 больных (48,0%)  определялись гиперемия и отечность слизистой носовых ходов. При фарингоскопии наблюдалось покраснение слизистой оболочки глотки,  стекание слизи по задней стенке глотки в 48,1% случаев. У детей наряду с насморком отмечались признаки острого фарингита, что сопровождалось першением в горле и сухим кашлем, в 55% случаев кашель имел  приступообразный характер.

О наличии активности острого воспалительного процесса у большинства детей (75,0%) с острым назофарингитом, особенно осложненным катаральным синуситом,  свидетельствовали лейкоцитоз до 11,08±1,4•109/л  у 19 (31,7%) детей, повышение СОЭ в среднем до 16,2±1,45 мм/час в 45,0% случаев.

Сравнительный анализ динамики клинических симптомов заболевания у детей, получавших эндоназальный электрофорез Мирамистина® показал, что  у большинства больных (60%) регресс клинических симптомов отмечался уже после 4-й процедуры - кашель стал мягче, реже, уменьшилась заложенность носа, улучшился отток и изменился характер носового секрета, улучшилось носовое дыхание. Отечность слизистой  полости носа при риноскопии к середине курса эндоназального электрофореза Мирамистина® сохранялась лишь у 4 детей (14%), к концу курса отечность полностью исчезла у всех больных. Под влиянием ингаляций Мирамистина® у половины детей уменьшение выраженности клинической симптоматики наблюдалась после 5-й процедуры, отечность слизистой носовых ходов сохранилась к концу лечения у двух детей. В контрольной группе положительная динамика клинических симптомов  была менее выраженной и наступила в более поздние сроки (рис. 1).

Рисунок 1. Динамика отека слизистой носовых ходов у детей с острым назофарингитом (по данным риноскопии).

Оценка динамики субъективных жалоб с использованием сенсорно-аналоговой шкалы (САШ) показала, что к концу курса лечения у детей всех групп улучшились самочувствие, двигательная активность. 

У 90% детей, получавших эндоназальный электрофорез, исчез кашель, заложенность носа снизилась по данным САШ с 8,50±0,157 до 1,00±0,00 балла, выделения из носовых ходов - с 9,50±0,135 до 1,00±0,01.

При применении ингаляций Мирамистина® кашель исчез у 75% больных, заложенность носа по данным САШ уменьшилась с 8,49±0,137 до 2,00±0, выделения из носовых ходов - с  9,25±0,155 до 2,00±0,10. 

В группе контроля по данным САШ динамика выраженности заложенности носа и отделяемого из носа уменьшились с 7,99±0,207 до 4,00±0,100 и с 8,89±0,266 до 4,92±0,140, соответственно (рис. 2, 3).

Рисунок 2. Динамика выраженности заложенности носа у детей с острым назофарингитом

Рисунок 3. Динамика выраженности отделяемого из носовых ходов у детей с острым назофарингитом

В ответ на курсовое воздействие эндоназального электрофореза  и ингаляций Мирамистина® выявлена нормализация показателей периферической крови, характеризующих наличие воспалительного процесса.

Мониторирование артериального давления и частоты сердечных сокращений выявило отклонения указанных параметров у детей всех групп в пределах физиологических колебаний.

Данные повторного изучения функционального состояния мышечной системы у всех детей с назофарингитом после выздоровления свидетельствовали о положительной динамике скоростно-силовых показателей физической подготовленности (прыжок в длину с места, динамометрия).

Комплексная оценка эффективности физио-фармакотерапевтических методов показала высокую терапевтическую эффективность технологий физиотерапии - эндоназального электрофореза Мирамистина® (90,0%) и ингаляций Мирамистина® (85,0%), что достоверно выше, чем в контрольной группе (71,0%, р<0,05).

 

Заключение

Таким образом, на основании проведенных исследований научно обоснована возможность применения раствора Мирамистина® методами эндоназального электрофореза и ингаляции.

Установлена более высокая терапевтическая эффективность введения раствора Мирамистина® с помощью технологий физиотерапии.

Выявлено выраженное противовоспалительное действие эндоназального электрофореза и ингаляций Мирамистина®, благоприятное влияние на клиническую симптоматику острого назофарингита, показатели периферической крови, сроки выздоровления.

Установлена целесообразность включения эндоназального электрофореза и ингаляций Мирамистина® в комплексное лечение детей с острым назофарингитом, в том числе осложненном катаральным синуситом.

Высокая эффективность, отсутствие побочных реакций, наличие отечественного препарата Мирамистин® расширяет спектр физиофармакотерапевтических методов в педиатрии и позволяет рекомендовать для применения в различных детских учреждениях системы здравоохранения (поликлиника, больница, санаторий, центр медицинской реабилитации) и образования (школы здоровья, оздоровительные лагеря, детские сады).

 

Список литературы

 

  1. Самсыгина  Г.А. Противовоспалительная  терапия  острых  респираторных инфекций  у  детей // Педиатрия. - 2011. - Т90 - №1. - с. 102-106. 
  2. Таточенко В.К. Острые респираторные заболевания у детей - антибиотики или иммуностимуляция? // Вопросы современной педиатрии. 2004., том 3, №2. - c.35-42. 
  3. Cohen R., Just J., Koskas M., et al. / Gaudelus Infections respiratoires recidivantes: quel bilan, quels traitements? / Archives de pediatrie, 12 (2005) 183-190.
  4. Ключников С. О., Зайцева О. В., Османов И. М., Крапивкин, Е.С. Кешишян, О.В.Блинова, О.В. Быстрова Острые респираторные заболевания у детей (Пособие для врачей) //Российский вестник перинатологии и педиатрии». -  2008, приложение. - №3. - С. 1-36.
  5. Савенкова М.С. Многоликая острая респираторная инфекция: от основных возбудителей к выбору препаратов. //Леч. врач.- 2011.-№3. - С.58-64.
  6. Булгакова В.А., Балаболкин И.И., Ушакова В.В. Современное состояние проблемы часто болеющих детей. //Пед. фармакология. - 2007. - №4 (2). - С.48-52.
  7. Спичак Т.В. Место противовоспалительной терапии при острых респираторных заболеваниях у детей.// Педиатрия.- 2012. - 91 (5): 67-73.
  8. Пискунов Г.З., Пискунов С.З. Клиническая ринология. М.: «Миклош» - 2002. - 390 с.
  9. Хан М.А., Вахова Е.Л.Оздоровительные технологии в педиатрии // Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физкультуры. --№4- 2012 - стр. 53 -56.
  10. Хан М.А., Хоруженко О.В., Вахова Е.Л.. Физические факторы в терапии острого риносинусита у детей. // Вестник востановительной медицины. - 2012. - № 6. - С. 59-62.
  11. Хан М.А., Лян Н.А., Микитченко Н.А.  Применение элиминационной терапии в комплексном лечении риносинуситов у детей. // Педиатрия. - 2012. - № 2. - С.62-66.
  12. Улащик В.С. Физиофармакотерапия как направление в лечении, профилактике и реабилитации.// Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. - №3. - 2013. - С. 3-10.

 

Внутрипазушный лекарственный электрофорез при остром гнойном синусите

Вестник физиотерапии и курортологии, 2006
УДК:615.844.6+615.3+616.216+616.216.1-002+616-002.2.3+616-08

М.А. Завалий

ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ВНУТРИПАЗУШНОГО ЛЕКАРСТВЕННОГО ЭЛЕКТРОФОРЕЗА ПРИ ЛЕЧЕНИИ ОСТРОГО ГНОЙНОГО ВЕРХНЕЧЕЛЮСТНОГО СИНУСИТА

Крымский государственный медицинский университет им. С.И.Георгиевского, г. Симферополь

Одним из активных лечебных физических факторов, стимулирующих защитные силы организма, является постоянный ток, который широко используется для лекарственного электрофореза (ЛЭ), применяемого и при синуситах [5, 9]. Лекарственный электрофорез - электрофармакологический метод, в основе которого лежит комплексное действие на организм постоянного тока и вводимых с его помощью лекарственных веществ [16].

К преимуществам ЛЭ относится усиление фармакологического действия лекарственного вещества при меньшей его концентрации, обусловленное электрической активностью ионов под действием постоянного тока. При этом в коже и слизистых оболочках создается депо ионов лекарственного вещества, способствуя длительному действию и исключает многие побочные влияния. Поступающие в организм препараты накапливаются локально, что позволяет создавать их значительные концентрации в зоне поражения или патологического очага [3].

В литературе описаны некоторые закономерности и разнообразие результатов воздействия постоянного тока с лекарственными веществами, так выявлено, что ЛЭ новокаина и гепарина, проводимый при малых плотностях тока (0,03-0,1 мА/см2), сопровождается снижением содержания в сыворотке общих липидов и холестерина на фоне увеличения количества фосфолипидов. При использовании тока большей плотности (0,3 мА/см2) наблюдался противоположный эффект [16].

Экспериментальными работами показана высокая проницаемость слизистых оболочек для лекарственных веществ, вводимых постоянным током. Установлено, что наиболее активно влияние тока проявляется при малой интенсивности и продолжительности воздействия, а также показано преимущество использования небольших концентраций лекарственных веществ [11].

Таким образом, действие лекарств, вводимых в организм с помощью постоянного тока, отличается рядом особенностей и преимуществ. Они касаются как длительности и кинетики фармакологического действия лекарств, так и его глубины. Особенности ЛЭ обусловлены возможностью воздействовать непосредственно на очаг воспаления и депонировать лекарственное вещество в нем.

Механизм действия постоянного тока и результаты наблюдений ряда исследователей Л.Б. Дайняк (1983), В.И. Ватрасова (1979), В.П. Николаевской (1989) дают основания считать внутрипазушный электрофорез высокоэффективным и перспективным методом лечения при воспалительных заболеваниях околоносовых пазух [4, 5, 11].

Существующие методики внутрипазушного ЛЭ имеют ряд недостатков, не позволяющих в полной мере реализовать положительные стороны электрофореза как метода лечения.

Так, традиционная методика проведения ЛЭ - наложение электродов на кожу лица в области проекции пазух является мало эффективной, поскольку при этом лекарственные вещества не проникают в секрет и слизистую оболочку пазух вследствие высокого кожного сопротивления [16].

Э.А. Червинская и А.М.Лифинцов (1992) описывают предложенную ими методику как внутрисинусный электрофорез антибиотиков: активный электрод располагали на коже лица в проекции, пораженной верхнечелюстной пазухи. Пазуха дренировалась тефлоновым катетером, после промывания, за 10 мин до электрофореза вводили 500 000ЕД пенициллина в 5 мл 0,5% раствора новокаина [17]. К недостаткам данной методики можно отнести то, что действие ЛЭ не достигает слизистой оболочки пазухи [4, 11]. Применение антибактериальных препаратов на слизистую околоносовых пазух в предложенной концентрации недопустимо в связи с угнетением функции мерцательного эпителия [13]. В 1985 году в экспериментальном исследовании Е.Н. Единака и соавт. было показано, что местное применение антибиотиков на слизистую оболочку, в частности пенициллина, в концентрации выше, чем 200 ЕД в 1мл раствора, вызывает глубокие изменения ультраструктуры железистых клеток и стенок кровеносных капилляров с грубым нарушением межклеточных связей [12].

В.И. Ватрасов (1979) в качестве активного электрода предложил применять иглу Куликовского с надетой фторопластовой трубкой, указанная конструкция устанавливается в пазуху при пункции [1, 4]. Использовалось постоянное капельное орошение пазухи при проведении внутрипазушного ЛЭ. Циркуляция лекарственного раствора затрудняет проведение процедуры, потому что излишки лекарственного раствора должны вытекать через носоглотку или полость носа, что должно вынуждать пациента во время процедуры располагаться в положении сидя. Кроме того, при проточной системе сложно дозировать количество лекарственного препарата на одну процедуру. Необходимость постоянного капельного орошения пазухи во время ЛЭ можно избежать при использовании гибкого тефлонового катетера и гибкого упругого электрода. При выборе концентрации раствора следует учитывать количество вещества, проникающего в слизистую оболочку под действием постоянного тока, т.е. рационально использовать концентрацию лекарственного вещества ниже, чем при пероральном и парентеральном способе введения.

Использование иглы в качестве активного электрода при отеке слизистой оболочки нецелесообразно, т.к. может быть причиной травмы слизистой. Поэтому преимущество имеют те электроды, которые проводятся внутрь пазухи через тефлоновый катетер, имеют округленный завальцованный край и исключают возможность травмирования слизистой оболочки.

В методике внутрипазушного ЛЭ, предложенной Л.Б. Дайняк и соавт, (1983) в качестве активного электрода использовали аттиковую канюлю, введенную через дренажную трубку в просвет пазухи. Полый активный электрод требует постоянного введения лекарственного вещества. В указанном исследовании нет данных о материале, из которого выполнен активный электрод.

При оценке эффективности проводимой терапии исследователи иногда полагаются на субъективные данные или объективные показатели, которые только косвенно могут характеризовать полученные результаты [4, 5].

Таким образом, можно сделать вывод, что необходимы совершенствование методик ЛЭ и поиск новых объективных критериев оценки их эффективности.

Цель работы - оценить эффективность методики внутрипазушного лекарственного электрофореза с раствором Мирамистина® при остром гнойном синусите в экспериментальных условиях.

Учитывая, что нарушение функций мукоцилиарной системы верхних дыхательных путей является одним из звеньев патогенеза воспалительных заболеваний околоносовых пазух [15], для достижения цели было проведено экспериментальное изучение физико-химических показателей поверхностной активности мукоцилиарной системы слизистой оболочки околоносовых пазух и количественного содержания липидных фракций в смывах из околоносовых пазух у кролей в условиях острого гнойного верхнечелюстного синусита.

Для определения антимикробного действия предлагаемого метода лечения в динамике проводили микробиологический контроль.

Секрет слизистой оболочки, являясь надэпителиальной структурой, представляет собой поверхность раздела жидкость-воздух и обладает свободной энергией, характеризуемой поверхностным натяжением (ПН), которая стремится сократить поверхность раздела до минимально возможной площади. Большинство липидов, входящих в надэпителиальную структуру, способны понижать ПН, что характеризует их как поверхностно-активные вещества [6].

Таким образом, изменение липидного состава может играть роль в патогенезе воспалительных заболеваний околоносовых пазух, так как при воспалительных процессах изменяется активность клеточных мембран, химический состав и вязкость секрета, выполняющего барьерно-защитную функцию мерцательного эпителия.

Материалы методы. Исследование проведено на 20 кроликах самцах породы «Бабочка» весом 3 кг в возрасте 10 месяцев.

Для создания одностороннего острого гнойного экспериментального синусита проводили обтурацию естественного выводного отверстия верхнечелюстной пазухи у кроликов, устанавливали и фиксировали две дренажных трубки в просвет верхнечелюстной пазухи. Обсеменение пазухи проводили S.aureus (209) 106 КОЕ/1мл [8].

Материалом для исследования являлись смывы из верхнечелюстных пазух экспериментальных животных в условиях острого гнойного синусита. Для определения показателей нормы брали смывы из околоносовых пазух у животных после установления дренажных трубок до введения в просвет пазухи микробной взвеси.

Животные были разделены на две группы по 10 в каждой. В одной группе проводили промывание пазухи через дренажные трубки установленные в просвет пазухи 0,01% раствором миристамидопропил диметилбензил аммония хлорида (Мирамистина®), относящегося к поверхностно-активным антисептикам.

В другой группе животным выполняли внутрипазушный электрофорез с 0,001% раствором Мирамистина®. Пазуху промывали стерильной дистиллированной водой, для удаления воспалительного секрета, затем заполняли объем пазухи и дренажную трубку (длиной 115 мм) водным 0,001% раствором Мирамистина®. Электрод вводили через дренажную трубку в просвет пазухи. Электрод - медный изолированный стержень длиной 120 мм, диаметром 0,3 мм, его дистальный край длиной 5 мм имеет свинцовое покрытие. Участок стержня со свинцовым покрытием выходил за пределы катетера, таким образом, рабочая часть электрода находилась в просвете пазухи заполненной лекарственным раствором. Мирамистин® имеет положительную полярность, следовательно, рабочий электрод в предложенной нами конструкции подключался к аноду. Рабочая часть зонда и лекарственный раствор, которым была заполнена пазуха при замыкании цепи, представляли собой фактический работающий электрод, площадь которого соответствовала площади внутренней поверхности полости пазухи и была равна в среднем 790мм2.

Второй электрод (свинцовая пластина площадью 930 мм2) укладывали на шейно-затылочную область. Шерсть предварительно на этом участке выстригали, смачивали кожу водой и укладывали фланелевую прокладку, пропитанную водой под свинцовую пластинку.

Сила тока при проведении ЛЭ составила I=0,3 мА. Плотность тока i=3,78·10-4мА/мм2. Процедуры проводились ежедневно по 10 мин, длительность курса лечения - 10 дней.

Концентрация мирамистина (0,001%) была выбрана на основании расчетных данных ионофоретической проницаемости слизистой оболочки и общего количества введенного в эпителиальный слой лекарственного вещества, также основывались на клиническом опыте других исследователей [10].

Эффективность лечения оценивали по результатам микробиологического исследования, а также по изменению показателей поверхностной активности. ПНмин, ПНмакс и индекс стабильности (ИС) определяли методом поверхностного натяжения мономолекулярной пленки на горизонтальных весах Вильгельми-Ленгмюра (тип ВТ-500) в модификации Нестерова Е.Н. и соавт. [2]. Математическую интерпретацию результата проводили по индексу стабильности (ИС).

Кроме того, определяли количественное содержание липидных фракций в мукоцилиарной системе методом тонкослойной хроматографии с применением пластинок «Силуфол» UV-254 в модификации Л.Г.Сафроновой [14]. Количественную оценку результатов проводили планиметрическим методом, оценивали количественное содержание основных липидных фракций, обнаруженных в мукоцилиарной системе околоносовых пазух: нейтральные липиды (НЛ), фосфатидилэтаноламин (ФЭА), жирные кислоты (ЖК), фосфатидилхолин (ФХ) [7].

Микробиологический контроль проводили на 5% кровяном агаре по стандартной методике.

При статистической обработке материала применяли критерий Стьюдента.

Результаты и их обсуждение

К пятому дню лечению в группе с ЛЭ наблюдали клиническое выздоровление, в группе сравнения у трех животных сохранялось скудное слизистое отделяемое из пазухи при промывании, был снижен аппетит.

О высокой антимикробной активности растворов Мирамистина® в группах наблюдения свидетельствовали полученные нами результаты бактериологического исследования содержимого пазух в динамике лечения. На 5-й день лечения в группе животных, в которой проводили ЛЭ: только у трех животных были выделены единичные колонии S.aureus (79 КОЕ), в группе которой проводили промывание пазух - у двух животных выделены S.aureus количестве 102 КОЕ. Количество выделенных культур не является этиологически значимым фактором. На 10-й день лечения все посевы были стерильными.

Результаты исследования поверхностной активности и количественного содержания липидных фракций мукоцилиарной системы представлены в таблицах 1-3 и рис.1-2. В лабораторных данных отмечена положительная динамика в обеих группах в процессе лечения.

Таблица 1
Показатели поверхностной активности при проведении внутрипазушного лекарственного электрофореза с 0,001% раствором Мирамистина®

 

 

ПН макс

ПН мин

ИС

с.к.о.(d)*

N

p

t-st**

t-ф***

 

Норма

Среднее

22,00

0,60

1,90

0,07

20

 

 

 

 

 

откл+

2,00

0,40

0,10

 

 

 

 

 

 

 

откл-

-2,00

-0,60

-0,07

 

 

 

 

 

 

Воспаление

Среднее

58,60

47,00

0,22

0,02

20

 

 

 

 

 

откл+

2,40

2,00

0,08

 

 

 

 

 

 

 

откл-

-1,60

-2,00

-0,07

 

 

 

 

 

 

5-й день лечения

Среднее

34,20

8,80

1,20

0,58

10

0,99

3,36

8,31

различны

 

откл+

4,80

4,20

0,48

 

 

 

 

 

 

 

откл-

-4,20

-5,80

-0,26

 

 

 

 

 

 

10-й день лечения

Среднее

19,70

1,30

1,76

0,12

10

0,99

3,36

3,06

нет

 

откл+

2,30

0,70

0,24

 

 

 

 

 

 

 

откл-

-1,70

-1,30

-0,14

 

 

 

 

 

 

Для ИС *С.к.о. (d) - среднеквадратичное отклонение, **tst- критерий Стьюдента;   ***tф - нормированное отклонение, фактическое. При tф>t st показатели выборки существенно статистически различаются, при tф< t st выборки статистически различить невозможно

Таблица 2
Показатели поверхностной активности при проведении промывания верхнечелюстных пазух 0,01% раствором Мирамистина®

 

 

ПН макс

ПН мин

ИС

с.к.о. (d)*

N

p

t-st**

t-ф***

 

Норма

Среднее

22,00

0,60

1,90

0,07

20

 

 

 

 

 

откл+

2,00

0,40

0,10

 

 

 

 

 

 

 

откл-

-2,00

-0,60

-0,07

 

 

 

 

 

 

Воспаление

Среднее

58,60

47,00

0,22

0,02

20

 

 

 

 

 

откл+

2,40

2,00

0,08

 

 

 

 

 

 

 

откл-

-1,60

-2,00

-0,07

 

 

 

 

 

 

5-й день лечения

Среднее

35,20

12,80

0,94

0,38

10

0,99

3,36

13,65

различны

 

откл+

3,80

4,20

0,28

 

 

 

 

 

 

 

откл-

-3,20

-3,80

-0,27

 

 

 

 

 

 

10-й день лечения

Среднее

19,80

1,60

1,70

0,06

10

0,99

3,36

5,24

различны

 

откл+

2,20

0,40

0,11

 

 

 

 

 

 

 

откл-

-4,80

-0,60

-0,10

 

 

 

 

 

 

Для ИС *С.к.о. (d) - среднеквадратичное отклонение, **tst- критерий Стьюдента;   ***tф - нормированное отклонение, фактическое. При tф>t st показатели выборки существенно статистически различаются, при tф< t st выборки статистически различить невозможно

Таблица 3
Динамика количества липидных фракций в группах наблюдения

 

Электрофорез

Промывание

Нейтральные липиды (НЛ)

 

норма

воспаление

5-й день

10-й день

5-й день

10-й день

среднеее

26,52

30,58

29,12

27,02

30,26

29,48

откл+

0,38

2,32

1,78

0,68

0,54

0,62

откл-

-0,32

-2,18

-0,82

-0,72

-0,56

-0,58

С.к.о. *

0,31

10,75

4,41

1,76

0,65

2,00

t_ф. **

 

5,46

5,35

1,56

17,07

8,72

р

 

0,99

0,99

0,99

0,99

0,99

t_st***

 

3,36

3,36

3,36

3,36

3,36

 

 

различны

различны

нет

различны

различны

Фосфатидилэтаноламин (ФЭА)

 

норма

воспаление

5-й день

10-й день

5-й день

10-й день

среднеее

10,64

7,76

9,40

10,19

8,24

9,12

откл+

0,76

0,74

0,30

0,51

0,26

0,18

откл-

-1,24

-0,86

-0,50

-0,79

-0,34

-0,42

С.к.о.

2,61

2,15

0,36

2,19

0,23

0,42

t_ф.

 

5,90

3,22

0,92

6,36

3,91

p

 

0,99

0,99

0,99

0,99

0,99

t_st

 

3,36

3,36

3,36

3,36

3,36

 

 

различны

нет

нет

различны

различны

Жирные кислоты (ЖК)

 

норма

воспаление

5-й день

10-й день

5-й день

10-й день

среднеее

32,66

26,52

30,86

32,68

29,12

30,22

откл+

3,04

0,98

1,64

1,32

0,38

0,58

откл-

-5,86

-1,02

-2,46

-0,78

-0,42

-1,32

С.к.о.

51,11

2,81

11,65

5,54

0,45

3,88

t_ф

 

3,74

1,02

0,01

2,20

1,47

Р

 

0,99

0,99

0,99

0,99

0,99

t_St

 

3,36

3,36

3,36

3,36

3,36

 

 

различны

нет

нет

нет

нет

Фосфатидилхолин (ФХ)

 

норма

воспаление

5-й день

10-й день

5-й день

10-й день

среднеее

11,88

6,74

11,02

11,51

10,20

10,51

откл+

3,02

0,96

0,48

0,09

0,20

0,29

откл-

-1,68

-0,64

-0,32

-0,21

-0,30

-0,31

С.к.о.

16,89

2,05

0,43

0,29

0,18

0,53

t_ф

 

5,28

0,92

0,40

1,82

1,47

р

 

0,99

0,99

0,99

0,99

0,99

t_St

 

3,36

3,36

3,36

3,36

3,36

 

 

различны

нет

нет

нет

нет

*С.к.о. (d) - среднеквадратичное отклонение, **tф - нормированное отклонение, фактическое; ***tst- критерий Стьюдента. При tф>t st показатели выборки существенно статистически различаются, при tф< t st выборки статистически различить невозможно.

Рис.1 Динамика показателей поверхностной активности при проведении внутрипазушного лекарственного электрофореза и промывании верхнечелюстных пазух раствором Мирамистина®

Рис.2 Динамика количества липидных фракций в мукоцилиарной системе при проведении внутрипазушного лекарственного электрофореза и промывании верхнечелюстных пазух растворами Мирамистина®

На 5-й день лечения ИС в группе с ЛЭ возрос по сравнению с показателем на момент начала лечения на 54,9%, в другой группе - на 37,89%, но статистически достоверное различие показателей от нормы сохранялось. На 10-й день лечения рост ИС составил 81,05% и 77,89% в группе сравнения, при этом статистического различия в группе, где проводили внутрипазушный ЛЭ - не было, в группе сравнения, несмотря на положительную динамику, сохранялось статистически достоверное различие (при p>0,99) с нормой.

Исследование липидных фракций показало, что при p>0,99 содержание основных фосфолипидных фракций (ЖК и ФХ), обеспечивающих наличие поверхностно-активных сил секрета слизистой оболочки околоносовых пазух с 5-го дня лечения не имели статистически достоверного различия с показателями нормы в обеих группах наблюдения. Следует отметить, что в группе с использованием ЛЭ уже к 5-му дню лечения нормы достигало и содержание ФЭА, а к 10-му дню нормализовалось также содержание НЛ. В то время как во второй группе, сохранялось статистическое различие показателей уровня НЛ и ФЭА, не только на 5-й день лечения, но и в конце лечения.

Таким образом, результаты исследования подтвердили высокую антимикробную активность 0,01% раствора Мирамистина®. Полученный уровень исследуемых показателей в середине и в конце лечения указывает на синергидное действие постоянного тока и раствора Мирамистина®. Несмотря на то, что для внутрипазушного ЛЭ использовался лекарственный раствор в концентрации на один порядок ниже (0,001%), чем для механического промывания верхнечелюстных пазух у экспериментальных животных, уровень некоторых показателей по результатам лечения превосходит данные в группе сравнения.

В условиях острого гнойного воспаления в околоносовых пазухах возникают выраженные функциональные нарушения в слизистой оболочке. Выбранные методики физико-химических измерений позволили объективно определить степень этих нарушений при воспалении и выявить их положительную динамику в процессе лечения с применением описанных методов.

При наступлении клинического выздоровления в слизистой оболочке сохраняются функциональные нарушения на биохимическом уровне. Такие нарушения могут быть одним из предрасполагающих факторов рецидивирующего течения воспалительного процесса или перехода острого воспаления в хроническую форму.

Выводы

1. Внутрипазушный лекарственный электрофорез является эффективным методом лечения острого гнойного воспаления в околоносовых пазухах.

2. Постоянный ток оказывает синергидное действие на водный раствор поверхностно-активного антисептика Мирамистин®.

3. Показатели поверхностной активности и количественного содержания липидных фракций в мукоцилиарной системе объективно отражают функциональное состояние эпителия слизистой оболочки околоносовых пазух.

Список литературы

  1. Безшапочный С.Б., Белый В.Ф. Методика дренирования верхнечелюстной пазухи при лечении гайморитов //Вестник оториноларингологии. - 1976.-№2. - С.102-103.
  2. Биркун А.А, Нестеров Е.Н., Кобозев Г.В. Сурфактант легких. - Киев: Здоровья, 1981. - 160с.
  3. Боголюбов В.М., Пономаренко Г.Н. Общая физиотерапия: Учебник.- 3-е изд., перераб. - М., СПб.:СЛП, 1998.- 480с.
  4. Ватрасов В.И. Внутрисинусный электрофорез лекарственных веществ при заболеваниях верхнечелюстных пазух //Журнал ушных, носовых и горловых болезней.-1979.-№1. - С.41-47.
  5. Внутрисинусовый электрофорез диоксидина при гайморитах. Л.Б. Дайняк, В.П. Николаевская, Г.А. Романова, И.К. Шарпанова //Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. - 1983. - №6. С.16-19.
  6. Ганиткевич Я.В. Роль некоторых эндогенных поверхностно-активных веществ в организме человека и животных /Сурфактанты легкого в норме и патологии: Сб. научн. тр. - Киев: Наук. думка, 1983. - С.20-29.
  7. Завалий М.А., Балабанцев А.Г., Загорулько А.К. Результаты исследования фосфолипидного состава мембран клеток слизистой оболочки околоносовых пазух у больных острым гнойным гайморитом // Матерiали IX з'їзду оториноларингологiв України. - Київ, 2000. - С.60.
  8. Завалий М.А., Балабанцев А.Г., Крылова Т.А., Никифоров К.Е. Оригинальная модель верхнечелюстного синусита //Журнал вушних, носових і горлових хвороб. 2003. - №3-с. - С. 184 - 185.
  9. Зенгер В.Г., Наседкин А.Н, Ашуров А.Н. и др. Двадцатилетний опыт применения физических методов лечения в оториноларингологии //Российская оториноларингология. 2003. - №4. - С.55-58.
  10. Мешков В.В., Богданов Н.Н., Кривошеин Ю.С., Чирков А.В. Электрофорез мирамистина в комплексном лечении, медицинской реабилитации и вторичной профилактике хронических бронхитов и сопутствующей или осложняющей их течение патологии: Методические рекомендации. Симферополь-Ялта: Таврида. - 1997.- 20с.
  11. Николаевская В.П. Физические методы лечения в оториноларингологии. - М. Медицина, 1989. -256 с.
  12. О влиянии пенициллина в различных концентрациях на ультраструктуру слизистой оболочки верхнечелюстной пазухи при экспериментальном гайморите /Е.Н. Единак, И.А. Яшан, С.А. Сморщок, И.А. Сытник //Журнал ушных, носовых и горловых болезней - 1985. - №3 - С. 20-24.
  13. Пальчун В.Т., Устьянов Ю.А., Дмитриев Н.С. Параназальные синуиты. - М.: Медицина, 1982. - 152с.
  14. Сафронова Л.Г., Кобозев Г.В. Метод определения липидов крови и сурфактанта легких тонкослойной хроматографией //Труды Крымского мед института. Физиология и патология органов дыхания и кровообращения. - 1987. - Т.114. С.84-86.
  15. Тiмен Г.Е. Дiагностика i лiкування гострого верхнещелепного синуситу у дiтей // Мистецтво лiкування. - 2004. - №1. - С24-27.
  16. Улащик В.С. Теория и практика лекарственного электрофореза. Минск: Белорусь. - 1976. - 208с.
  17. Червинская Э.А., Лифинцов А.М. Применение внутрисинусного электрофореза антибиотиков в комплексном лечении острого гнойного гайморита в условиях поликлиники //Военно-медицинский журнал. - 1992. - №8. - С.60-61.

Гайморит лечение (применение Мирамистина® при синуситах)

Научно-исследовательский институт скорой помощи
им. Н. В. Склифосовского
ГОРОДСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ СЕМИНАР

"Использование препарата мирамистин в лечебно-профилактических учреждениях г. Москвы"

Применение Мирамистина® у больных синуситами

Пискунов С.З., Завалий М.А.

Компания «ИНФАМЕД» (Москва),  Курский государственный медицинский университет,  Крымский государственный медицинский университет

Воспалительные заболевания околоносовых пазух составляют от 16% до 36% всех заболевании ЛОР-органов (Д.И.Тарасов, Г.3.Пискунов, 1981; И.Л.Кручинина, А.Г.Лихачев, 1989; М.С.Плужников, Г.В.Лавренова, 1990; С.3.Пискунов и соавт., 1995). Они сопровождаются нарушением механизмов неспецифической и иммунной защиты (В.П.Быкова, 1993; О.И.Коноплев, А.А.Блоцкий, 1994; С.З.Пискунов и соавт., 1994; С.В.Рязанцев, В.В.Волкова, 1994; М.А.Завалий, 1997, 1998; Carenfelt et al., 1976; Bachert, 1996). Качество консервативного лечения определяется, в первую очередь, выбором препарата и схемой его применения. Поиск новых антисептических и антимикробных препаратов, обладающих бактерицидным действием на патогенную микрофлору, а также обладающих иммуноадъювантным действием, является одним из актуальных и перспективных направлений медикаментозной терапии синуситов.

К таким препаратам относится Мирамистин® - антисептик из группы катионных поверхностно-активных веществ (Ю.С.Кривошеин, 1984). Результаты изучения действия 0,01% и 0,05% водных растворов Мирамистина® на патогенную микрофлору и факторы защиты организма у 430 больных показали, что они практически полностью удовлетворяют требованиям, предъявляемым к препаратам для местного применения при воспалительных заболеваниях околоносовых пазух, а их клиническое использование может существенно улучшить эффективность лечения благодаря антимикробному и иммуномодулирующему действию (М.А.Завалий и др., 1996-2000). Нами проведен сравнительный анализ результатов лечения с применение Мирамистина® и общепринятого в практике 0,02% раствора хлоргексидина биглюконата.

Гайморит лечение — методики применения Мирамистина®.  При гнойной форме раствор Мирамистина® применялся следующим образом. После местной аппликационной анестезии 3% раствором дикаина с раствором адреналина производилась типичная пункция верхнечелюстной пазухи иглой Куликовского. Затем она промывалась 0,9% раствором хлорида натрия с помощью шприца Жане (объемом 100,0 мл), к которому присоединена резиновая или полихлорвиниловая трубка. На дистальный конец последней надевался переходник, позволяющий герметично присоединить шприц Жане. После промывания в верх­нечелюстную пазуху вводилось 10 мл 0,05% стерильного раствора Мирамистина®. Описанная манипуляция при остром гнойном гайморите выполнялась ежедневно 2-4 раза на курс, при обострении хронического синусита - 5-6 раз. В промежутках между пункциями больные получали обычное общее медикаментозное лечение и физиотерапевтические процедуры, местно применялись сосудосуживающие капли в нос.

Использование Мирамистина® при других формах синуитов в зависимости от характера их течения (катаральная острая и хроническая, аллергическая, гнойно-полипозная) отличалось концентрацией раствора, дозой введенного препарата, количеством пункций на курс лечения.

При катаральном синуите ежедневно вводился 0,01% раствор Мирамистина® по 7-10 мл. При остром катаральном гайморите пункция осуществлялась 1-2 раза на курс лечения, при обострении хронического катарального синуита - 2-3 раза, хронического аллергического процесса в пазухах - 4-5 раз. У больных хроническим гнойно-полипозным синуитом мирамистин также назначался ежедневно, но в виде 0,05% раствора по 5-7 мл, 4-5 раз на курс лечения.

В верхнечелюстную пазуху раствор Мирамистина® мы вводили при ее пункции иглой Куликовского или через послеоперационное соустье в области нижнего носового хода с помощью катетера; в ячейки пазухи решетчатой кости - по методу перемещения по Proetz; в лобные пазухи - через металлическую канюлю, установленную в трепанационном отверстии ее передней стенки, через полихлорвиниловый катетер вводили 0,05% раствор Мирамистина® на полимерной основе в виде депо-препарата, а также эндоназально через послеоперационное носо-лобное соустье с помощью катетера; в клиновидную пазуху - через трепанированную переднюю ее стенку у пациентов, перенесших сфеноидотомию.

Введение препарата при экссудативных формах синуита прекращалось после достижения ремиссии, а при смешанной и аллергической формах - при объективном улучшении.

Результаты лечения больных с различными формами синуита. При катаральной форме синуита консервативная терапия проведена у 127 человек. Из них у 47 с острым катаральным синуитом после применения 0,01% раствора Мирамистина® на 3-4-й день улучшилось носовое дыхание, исчезло отделяемое из носа, при осмотре отечность слизистой оболочки была незначительно выражена в области переднего конца средней носовой раковины. При этом у 39 лиц уже при третьей процедуре в промывной жидкости отделяемого не было. На 4-5-й день от начала лечения все пациенты с острым катаральным синуитом были выписаны с выздоровлением. Носовое дыхание у них восстановилось, слизистая оболочка полости носа была розового цвета, носовые ходы свободны от отделяемого.

При использовании 0,05% раствора Мирамистина® и 0,02% раствора хлоргексидина при катаральном синуите ремиссия наступила на 5-6-й день. У 3 человек отмечено раздражение слизистой оболочки носа и пазухи как реакция на 0,02% раствор хлоргексидина, которая выражалась ее отеком, появлением водянистого отделяемого из полости носа, при­ступами чиханья. После отмены препарата все эти явления исчезли.

Таким образом, при введении 0,01% раствора Мирамистина® у больных катаральным синуитом выздоровление наступало на 1-2 дня раньше, чем при введении 0,05% раствора Мирамистина® и 0,02% раствора хлоргексидина, причем Мирамистин®, в отличие от хлоргексидина, не вызывал раздражения слизистой оболочки носа и пазухи.

С гнойной формой синуита было 144 человека, из них у 72 отмечен острый и у 72 - хронический в стадии обострения. Наряду с комплексной консервативной терапией и местным применением растворов Мирамистина® или хлоргексидина, у некоторых пациентов выполнены различные хирургические вмешательства.

У 9 лиц с обострением хронического гнойного синуита при поступлении в клинику имелись показания к проведению радикальной операции на околоносовых пазухах. Во время предоперационного обследования начато консервативное лечение, которое включало дренирование пазух и введение растворов Мирамистина®. Учитывая положительную динамику течения заболевания, у 7 из них к 4-5-му дню терапии были сняты показания к радикальному хирургическому вмешательству: у 4 операция отменена, у 3 с гнойным гемисинуитом после санации выполнена подслизистая резекция перегородки носа, У 2 больных из 9 показания к радикальной операции не были сняты: у одного осуществлена гемисинусотомия по поводу обострения хронического гнойного гемисинуита, а у одного с обострением хронического гнойного гайморита и этмоидита сделана гайморотомия с медиальной люксацией средней носовой раковины. В послеоперационном периоде пазухи промывались 0,05% раствором мирамистина, длительность пребывания этих больных в стационаре составила 14-16 дней, что, по материалам клиники за последние 5 лет, на 7-9 дней меньше, чем при обычной терапии.

У 59 лиц при гнойном синуите применялся 0,01% раствор Мирамистина®, у 60 - 0,05% раствор этого препарата, у 25 - 0,02% раствор хлоргексидина по описанной ранее методике. У 49 из 59 пациентов, леченных 0,01% раствором Мирамистина®, на 5-7-й день носовое дыхание улучшилось, исчезло отделяемое их полости носа, уменьшилась отечность носовых раковин, в промывной жидкости отделяемого не обнаруживалось. У остальных 10 санация околоносовых пазух была достигнута на 7-9-й день, и их выписали с выздоровлением.

У 46 из 60 человек, у которых применялся 0,05% раствор Мирамистина®, санация наступила после 4-6 введений препарата в пазуху, у остальных 14 - после 6-7 его введений. 

При использовании 0,02% раствора хлоргексидина у 20 из 25 пациентов санация пазух отмечена через 9-10 дней, у остальных 5 (у 3 - с этмоидитом и у 2 - с фронтитом) на 9-й день еще сохранялось отделяе­мое в околоносовых пазухах. Учитывая неэффективность хлоргексидина, последний был заменен 0,05% раствором Мирамистина®. После 2 введе­ний этого препарата достигнута санация пазух.

Таким образом, назначение 0,05% раствора Мирамистина® для лечения лиц с гнойным синуитом позволяет достичь санации пазух на 2-3 дня раньше, чем при применении 0,01% раствора Мирамистина® и 0,02% раствора хлоргексидина, что объясняется его более сильным антимикробным действием.

Эффективным также оказалось введение в пазуху 0,05% раствора Мирамистина® на полимерной основе. Эта процедура может быть использована у больных до получения результатов бактериологического исследования (Грисько В.Ю., 1999).

С хроническим аллергическим синуситом лечилось 84 человека. У 32 из них при применении 0,01% раствора Мирамистина® через 5 дней исчезало отделяемое из полости носа, но затруднение носового дыхания сохранилось, они продолжали пользоваться сосудосуживающими каплями, так как наблюдалась отечность слизистой оболочки полости носа. В эти сроки в промывной жидкости отделяемого уже не было. С 6-го дня препарат вводился через день еще 3 раза и ежедневно эндоназально проводился электрофорез с 0,01% раствором Мирамистина®. К 9-му дню лечения отечность слизистой оболочки значительно уменьшилась, больные переставали пользоваться сосудосуживающими каплями.

У 33 пациентов с аллергическим синуитом применялся 0,05% раствор Мирамистина®, и улучшение у них отмечено лишь на 7-й день. При этом сохранялась заложенность носа и приступы чиханья в утренние часы. На 9-й день при промывании околоносовых пазух отделяемого не было, улучшилось носовое дыхание; сосудосуживающими каплями 17 обследованных пользовались лишь 1-2 раза в сутки, а 16 прекратили их прием. К 10-му дню терапии слизистая оболочка полости носа имела розовую окраску, отечность ее была незначительной.

При использовании 0,02% раствора хлоргексидина у 14 из 15 лиц ремиссия наступила через 10 дней. Но к этому сроку у 5 больных отделяемое в околоносовых пазухах еще было. В связи с этим хлоргексидин заменен на 0,01% раствор Мирамистина®. После 2 введений данного препарата отделяемое из пазух исчезло. Следует отметить также, что после введения в пазуху 0,02% раствора хлоргексидина у 5 человек сразу же появилось обильное отделяемое из полости носа и усилилась заложенность носа. При этом отечность слизистой оболочки полости носа увеличилась. Через час эти явления значительно уменьшились без дополнительной терапии.

Таким образом, при применении 0,01% раствора Мирамистина® у лиц с аллергическим синуитом через 9 дней наступает ремиссия аллергического процесса, что на 2 дня (16,7%) меньше, чем при использовании 0,05% ра­створа этого  препарата. Растворы Мирамистина® не оказывали раздражаю­щего действия на слизистую оболочку полости носа и околоносовых пазух.

С обострением полипозно-гнойного синуита лечилось 75 человек. Продолжительность их заболевания составляла от 6 мес до 5 лет.

У 30 больных был назначен 0,01% раствор Мирамистина®. Через 6 дней у 12 человек отделяемое из полости носа исчезло, отечность слизистой оболочки полости носа у них значительно уменьшилась, однако полипы сохраняли прежний вид. У 15 остальных лиц аналогичные изменения в полости носа наступили на 9-й день лечения, и они выписаны с улучшением: носовое дыхание у них улучшилось, слизистая оболочка стала более бледной.

У 20 из 30 пациентов, леченных 0,05% раствором Мирамистина®, улучшение наступило после 5 процедур, у остальных 10 - после 7. Носовое дыхание у них улучшилось, слизистая оболочка приобрела розовый цвет.

В группе из 15 больных с гнойно-полипозным синуитом, у которых для промывания пазух применен хлоргексидин, улучшение в течении па­тологического процесса через 9-10 суток было незначительным.

Таким образом, более эффективным для уменьшения отечности сли­зистой оболочки полости носа и околоносовых пазух при их промывании оказался 0,05% раствор Мирамистина®.

Выводы

1. Использование 0,01% и 0,05% растворов Мирамистина® при различ­ных формах синуитов (лечении гайморита, фронтита, этмоидита и т. п.) подтвердило их высокую эффективность и преиму­щества по сравнению с 0,02% раствором хлоргексидина биглюконата.

2. Растворы Мирамистина®, в отличие от хлоргекисидина, не вызыва­ют раздражения слизистой оболочки полости носа.

3. Применение растворов Мирамистина® при промывании пазухи при гнойном синуите в ряде наблюдений позволяет избежать радикального хирургического вмешательства.

 

 

Клинико-иммунологическая оценка эффективности консервативного лечения хронического тонзиллита препаратом Мирамистин®

 

А.Н. Пащинин, В.М. Петренко, И.А. Дмитриева, А.А. Карпов

ГОУВПО Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И.Мечникова.

(Зав. каф.оториноларингологии — д.м.н., проф. А.Н. Пащинин)

Несмотря на многочисленные исследования и многообразие методов лечения, заболеваемость хроническим тонзиллитом (ХТ) в настоящее время не снижается и по данным различных авторов составляет от 4 до 15%. Среди очагов хронической инфекции в организме хронический тонзиллит занимает одно из первых мест по частоте и по разнообразию патогенных воздействий и осложнений на другие органы и системы [2, 3]. Исследования последних летпоказали, что первичным звеном в патогенезе хронического тонзиллита является иммунодефицитное состояние организма, обусловленное генетической регуляцией иммунного ответа [1, 4, 6].

В развитии хронического тонзиллита преимущественное этиологическое значение имеет стрептококковая микрофлора, но нередко встречаются и вирусно-бактериально-грибковые ассоциации [5, 10]. Так, у 38,9% больных хроническим тонзиллитом, наряду с бактериальной микрофлорой, отмечается присутствие дрожжеподобных грибов рода Candida. При этом устойчивость бактерий к антибиотикам и другим химиопрепаратам в присутствии грибов рода Candida повышается в несколько раз [7].

Препаратом, способным оказывать антибактериальное, противогрибковое, противовирусное и иммуномодулирующее действие является Мирамистин®[8], что и побудило нас исследовать различные концентрации этого препарата для лечения хронического тонзиллита.

Цель исследования: Оценить эффективность и безопасность лечения хронического неспецифического компенсированного тонзиллита промыванием лакун небных миндалин Мирамистином®.

Материалы и методы. Проводили сравнительный анализ результатов лечения с применением Мирамистина® и стандартного раствора фурацилина.

Эффективность лечения оценивали по субъективным ощущениям пациентов, данным фарингоскопической картины и функциональной активности небных миндалин (ФАНМ).

Метод определения функциональной активности небных миндалин, разработанный в СПбНИИ уха, горла, носа и речи Е. Л. Поповым и И. П. Пущиной в 1987 г., основан на количественной оценке лимфоцитов, эпителиальных клеток и микроорганизмов в суспензии, полученной при проведении смыва из глубины лакун небных миндалин фиксированным объемом стерильного физиологического раствора[10,11]. При использовании данного метода стандартизованную каплю материала высевали на кровяной агар и через 24 часа подсчитывали число и тип выросших бактериальных колоний. Второй каплей заполняли камеру Горяева, где производили подсчет лимфоцитов и эпителиальных клеток. Таким образом, применение этого метода позволяет количественно и объективно оценить иммуномодулирующее и антибактериальное действия исследуемых растворов.

Нами было обследовано и пролечено 60 пациентов в возрасте от 18 до 40 лет, которым по данным анамнеза, клинического течения, объективного исследования и определения функциональной активности небных миндалин был поставлен диагноз хронический неспецифический компенсированный тонзиллит по классификации И.Б.Солдатова и в дальнейшем проводилось консервативное лечение. Эти пациенты были разделены случайным образом на 2 приблизительно равные по клинической картине группы по 30 человек в каждой. В 1-й группе для лечения использовали Мирамистин®, 0,01% раствор, во 2-й — раствор фурацилина (1:5000). Промывания лакун небных миндалин проводились в период ремиссии: количество процедур — пять, режим проведения — через день. Оценку субъективных ощущений, фарингоскопической картины и функциональной активности небных миндалин проводили до начала лечения и через 2 недели после его окончания.

Результаты.

В 1-й группе больных хроническим неспецифическим компенсированным подавляющее большинство пациентов (93,3%) в результате лечения отметило субъективное улучшение самочувствия. Также наблюдалось уменьшение гиперемии небных дужек, уменьшение размеров небных миндалин, исчезновение гнойно-казеозного секрета в лакунах. Уменьшение размеров небных миндалин имело место в 80% случаев, уменьшение гиперемии в 26,6%. Гнойно-казеозные пробки после лечения сохранились лишь у 3,3% пролеченных больных. Наблюдалось значительное уменьшение бактериального обсеменения лакун небных миндалин. При микробиологическом исследовании содержимого лакун после лечения β-гемолитический стрептококк (БГС) выявлен только у 14,2% ранее инфицированных им больных, золотистый стафилококк в 31,2% случаев, пневмококк в 33,3%. Гемофильная палочка при повторном исследовании не выявлена ни в одном случае. Дрожжеподобные грибы рода Candida при повторном исследовании сохранились у 14,2% пациентов. Уменьшение бактериального обсеменения на фоне прироста количества лимфоцитов привело к повышению ФАНМ. После промываний лакун небных миндалин Мирамистином® повышение ФАНМ имело место в 93,3% случаев.

У больных 2-й группы хроническим неспецифическим компенсированным тонзиллитом после проведенного лечения 67,6% пациентов отметили субъективное улучшение самочувствия. Уменьшение размеров небных миндалин наблюдалось в 66,0% случаев. Неприятный запах после леченияотмечали 13,3%пациентов. При оценке объективных признаков хронического тонзиллита уменьшение размеров небных миндалин наблюдалось в 66,0% случаев, уменьшение гиперемии у 32% больных. При этом гнойно-казеозные пробки после лечения сохранились у 16,6% пролеченных больных.

Степень бактериального обсеменения уменьшилась незначительно по сравнению с 1-й группой. При микробиологическом исследовании содержимого лакун небных миндалин после лечения БГС повторно высевался у 55,5% ранее инфицированных больных, а золотистый стафилококк у 69,2% пациентов. Пневмококк при повторном исследовании обнаружен у 50% пациентов, гемофильная палочка у 33,3% . Противогрибковое действие фурацилина оказалось недостаточным — дрожжеподобные грибы рода Candida при повторном исследовании были выделены у 87,5% пациентов. После промываний лакун небных миндалин раствором фурацилина повышение ФАНМ наблюдалось у 30,0% пациентов.

Выводы.

Применение Мирамистина® при лечении хронического тонзиллита позволяет достичь субъективного и объективного улучшения состояния пациента в среднем на 3-4 дня раньше, чем при лечении фурацилином. Полученные данные свидетельствуют о том, что применение Мирамистина®увеличивает эффективность лечения хронического тонзиллита, о чем свидетельствуют показатели функциональной активности небных миндалин и данные клинической картины. При этом препарат Мирамистин® выгодно сочетает в себе иммуномодулирующие и санирующие свойства.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Гофман В.Р. Клиническая иммунология хронического тонзиллита / В.Р.Гофман, А.В.Черныш, Ю.Л.Шевченко – СПб.: Наука, 1998. – 133 с.

  2. Гришаева М.В. О лечебной тактике при хроническом тонзиллите с нейроциркуляторной дистонией по кардиальному типу / М.В.Гришаева, И.Б.Солдатов, Н.С.Храппо / 32-я науч.-практ. конф. врачей Ульяновской области.: Тез. докл. – Ульяновск, 1997. – С. 91–92.

  3. Гюллинг Э.В. Миндалины– источник инфекции или иммунитета? / Э.В.Гюллинг, О.Ф.Мельников – К., Здоровья, 1976. – 62 с.

  4. Дисбаланс в иммунной системе у лиц, часто болеющих ангинами и острыми респираторными заболеваниями / И.Б.Солдатов, Ю.В.Митин, В.П.Пияков и др.// Журн. ушн., нос. и горл. бол. – 1984. – №6. – С. 1-5.

  5. Дрейзин Р.С. Аденовирусные инфекции / Р.С.Дрейзин, В.М.Жданов – М., 1962. – 212 с.

  6. Иммунологические аспекты хронического тонзиллита / Е.Л.Попов, Г.С.Мальцева, В.В Власова и др.// Рос. оторинолар. – 2002. – №2. – С. 37-44.

  7. Касимов К.К., Особенности клиники и лечения хронического тонзиллита при грибковом и бактериальном инфицировании небных миндалин / К.К.Касимов // Вестн. оторинолар. – 1980. – №6. – С. 48-51.

  8. Кривошеин Ю.С. Иммуноадьювантное действие синтетических поверхностно-активных веществ / Ю.С.Кривошеин, В.А.Шатров // Иммунология – 1990. – №2. – С. 38–40.

  9. Лобзин Ю.В. Клиническое значение морфофункционального состояния нейтрофильных гранулоцитов небных миндалин / Ю.В.Лобзин, А.Л.Позняк // Врачебное дело. – 1991. – №5.– С. 77-80.

  10. Попов Е.Л. К характеристике состояния внешней иммунологической функции миндалин по данным исследования материала из крипт / Е.Л.Попов, П.Н.Пущина // Актуальные вопросы физиологии и патологии верхних дыхательных путей: Сб. тр. СПб НИИ уха, горла и речи. – М., 1982. – С.12-19.

  11. Попов Е.Л. Способ получения содержимого лакун небных миндалин / Е.Л.Попов, П.Н.Пущина // Журн. ушн., нос. и горл. бол. – 1987.–№4. – С. 84-85.

 

Лечение хронических гнойных мезотимпанитов сеансами МО-Терапии в сочетании с ультразвуковым орошением Мирамистином®

Проблема реабилитации в оториноларингологии

ТРУДЫ

ВСЕРОССИЙСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ И СЕМИНАРА "АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ФОНИАТРИИ",
посвященных 80-летию со дня рождения Героя Социалистического Труда почетного гражданина города Самары, академика Российской академии медицинских наук Игоря Борисовича Солдатова

Под редакцией
профессора Ю.К. Я НО В А, профессора В.Ф. АНТОН ИВА, профессора Н.В. ЕРЁМИНОЙ

Самара 2003

ЛЕЧЕНИЕ БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМ ГНОЙНЫМ МЕЗОТИМПАНИТОМ СЕАНСАМИ МО-ТЕРАПИИ В СОЧЕТАНИИ С УЛЬТРАЗВУКОВЫМ ОРОШЕНИЕМ МИРАМИСТИНОМ®

М.П. Николаев, В.М. Зайцев, Ю.М. Никитина

Научно - клинический центр оториноларингологии, МЗ РФ, Городская клиническая больница им. С.П. Боткина, г. Москва

Проблема лечения хронических гнойных мезотимпапитов до настоящего времени остается актуальной, так как сохраняется тенденция их роста и отмечается недостаточ­ная эффективность имеющихся способов лечения. Наиболее предпочтительной счита­ется местная консервативная терапия, так как она позволяет достичь более высокой концентрации препарата в ограниченной анатомической зоне, какой является барабан­ная полость.

Нами были использованы аппараты ПЛАЗОН и АУЗОТ. Мы работали с аппаратом ПЛАЗОН в режиме N0 - терапии, где температура N0 - в газовом потоке составляет 20 - 30°С, при содержании в нем 0,1 ... 0,3% монооксида азота. Генерируемый плазмохими-ческим способом из атмосферного воздуха N0 нормализует микроциркуляцию, оказы­вает антибактериальное действие, купирует инфекцию и воспаление, активирует функ­цию макрофагов и фибробластов, стимулирует регенерацию тканей.

Вторым этапом производили ультразвуковое лекарственное орошение при помощи аппарата АУЗОТ.

Этот метод основан на воздействии низкочастотных ультразвуковых колебаний (до 50 кГц) на лекарственный раствор, проходящий через отведение диаметром 2 мм в ра­бочей части волновода.

В качестве лекарственного средства использован 0,01% раствор Мирамистина®. Этот препарат относится к классу поверхностных активных веществ и обладает выражен­ным антимикробным действием.

Под нашим наблюдением находилось 40 больных в возрасте от 1 года до 69 лет (21-мужчина и 19 женщин) с обострением хронического гнойного мезотимпанита и дли­тельностью заболевания от 1 года до 5 и более лет. Частота обострения заболевания составляла от 1 до 2 раз в год.

Методика лечения: вначале проводили туалет наружного слухового прохода, затем про­водили сеанс МО-терапии в режиме стимуляции с экспозицией от 30-60 с, сразу после этого производили эндауральное ультразвуковое орошение барабанной полости мирамистином через волновод, вводимый через ушную воронку в слуховой проход. Продолжительность сеанса - по 5 мин ежедневно. Курс лечения состоял из 8-10 сеансов.

Эффективность сеансов МО-терапии и эндаурального ультразвукового орошения Мирамистином® оценивали на основании данных отоскопической картины и бактерио­логических исследований в динамике.

У 35 (87,5%) больных гноетечение прекратилось уже на 5-6 день, у 4 (10%) к концу лечения гноетечение прекратилось, но оставалась заложенность уха. У 1 больной эф­фект носил кратковременный характер. У 32 отмечено улучшение слуха по всей тоно­вой шкале на 10-15 дБ. Высокий бактерицидный эффект предложенного нами метода лечения подтверждают данные бактериологических исследований. Микрофлора не оп­ределялась после лечения у 39 из 40 больных (до лечения у 34 высевался §1. заргорЬуисих и у 6 - Рзеиаотопаз аеги§тоза е1 зерасеа). Данный метод лечения хорошо переносится пациентами. Таким образом, лечение хронических гнойных мезотимпаиитов оксидом азота в сочетании с эпдауральным ультразвуковым орошением Мирамистином® являет­ся достаточно эффективным и может быть рекомендован в клиническую практику.

 

Лечении хронических гнойных средних отитов

УДК 616.284-002.2-08: 849.19
А.В.Завадский, Н.В.Завадский, Ю.С.Кривошеин

МЕСТНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ МИРАМИСТИНА® В СОЧЕТАНИИ С КИСЛОРОДОМ И ЛАЗЕРНЫМ ОБЛУЧЕНИЕМ ПРИ КОНСЕРВАТИВНОМ ЛЕЧЕНИИ БОЛЬНЫХ С ХРОНИЧЕСКИМ ГНОЙНЫМ СРЕДНИМ ОТИТОМ

Крымский государственный медицинский университет  (Cимферополь)
Компания «ИНФАМЕД» (Москва)

Хроническое воспаление в среднем ухе имеет свои особенности. Оно протекает в слабо дренируемых полостях, при отсутствии освещения и вентиляции, в условиях постоянного обсеменения и раздражении микробной и грибковой флорой со стороны наружного слухового прохода и слуховой трубы. Костная ткань, в которой проходят питающие сосуды, при хроническом гнойном воспалении уплотняется, что суживает гаверсовы каналы и приводит к нарушению кровообращения в слизистой оболочке [11]. Обострение воспалительного процесса в среднем ухе сопровождается нарушением общего и местного иммунитета, угнетением Т - системы иммунитета [1, 11, 6]. Проведенные исследования содержания поверхностно-активных веществ в экссудате из среднего уха, влияющих на снижение поверхностного натяжения на границе раздела сред, при одновременном исследовании активной функции слуховой трубы показало, что при обострении воспалительного процесса в среднем ухе уменьшалось содержание фосфатидилхолина, обладающего наиболее высокой эпителий - поверхностной активностью, что приводило к ухудшению ее активной функции [3]. Проведенные цитохимические исследования активности лизосомальных ферментов в экссудате из среднего уха у больных с различными формами хронического гнойного среднего отита (ХГСО) показали, что при менее развитой пневматическая система височной кости активность их понижена, что ведет к угнетению тканевого дыхания в слизистой оболочке, кислородному голоданию и вынужденному переходу на анаэробный тип дыхания. Это приводит к торпидности хронического воспаления и резистентности к проводимому лечению [4].

Разносторонность процесса заживления в среднем ухе указывают на необходимость разработки комплексного патогенетического метода местного консервативного лечения больных с ХГСО, с включением в него агентов, способных улучшить трофику, регенеративные способности, увеличить снабжение тканей в воспалительной полости кислородом, улучшить функцию слуховой трубы. Наиболее целесообразно с этой целью может явиться местное применение поверхностно - активного вещества Мирамистина® для компенсации нарушений поверхностного натяжения в слуховой трубе, аэрации кислородом и низкоэнергетического гелий - неонового лазерного облучения для воздействия на хроническое воспаление в среднем ухе.

Отмечен положительный эффект применения при заболеваниях ЛОР-органов водных растворов Мирамистина® [5, 7] - разрешение фармкомитета МОЗ СССР №146 от 31.05.91 г. Он воздействуя на клеточные мембраны, ведет к изменению их проницаемости, изменяет энзимную активность мембранных ферментов, снижает поверхностное натяжение. Мирамистин® обладает также выраженным антимикробным действием в отношении грамположительных, грамотрицательных, аэробных, анаэробных, спорообразующих бактерий, грибов. Бактерицидное действие  Мирамистина®сочетается с выраженным иммуномодулирующим действием.

Локальная оксигенация усиливает действие антибиотикотерапии, оказывает бактериостатическое влиянием на аэробную и анаэробную микрофлору, восстанавливает угнетенные ферментные системы на тканевом уровне, усиливает иммунологические свойства организма [2, 8].

Гелий-неоновое лазерное излучение также обладает разносторонним влиянием на процессы заживления [12, 9]. Поэтому дальнейшее проведение исследований по разработке комплексного метода местного лечения ХГСО с одновременным местным применением мирамистина, кислорода и лазерного облучения, по нашему мнению, является актуальным и перспективным.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

С этой целью нами в ЛОР-клинике КГМУ проведено лечение у 308 больных с обострением ХГСО, у 63 больных был двусторонний отит, т.е. наблюдения проведены на 371 ухе. По характеру процесса в 287 ушах был хронический гнойный мезотимпанит, в 84 - хронический гнойный эпимезотимпанит. Мужчин было 185, женщин 123, средний возраст больных составлял 40,5 лет. Были проанализированы жалобы больных, возраст, в котором впервые развился отит, частота и причины возникновения рецидивов. У всех больных оценивалась отоскопическая картина под микроскопом, проводилось общеклиническое обследование, рентгенография височных костей в проекции Шюллера модификации В.Г. Гинзбурга, исследование функции слуховой трубы аспирационно-дефляционным методом, исследование слуха восприятием шепотной и разговорной речи, камертональными опытами, тональной пороговой аудиометрией. В процессе лечения проводилось бактериологическое, цитологическое и цитохимическое исследование экссудата из среднего уха, определение чувствительности выделенных микробных возбудителей к антибиотикам. И на основании данных этих исследований строилась концепция комплексного консервативного лечения.

Внутриушное лазерное облучение выполнялось с помощью лазерной установки АФЛ-2 на базе гелий-неонового лазера ЛГ-75 через световод, вводимый через ушную воронку. Мощность лазерного облучения равнялась 20 мВт, разовая доза облучения составляла 30 Дж/см2. Лазерная терапия проводилась ежедневно, в течении 2 минут. Курс лечения состоял из 6-7 процедур.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Все больные по характеру проводимого лечения были разделены на 4 группы. Первая группа включала в себя 168 больных, получавших общепринятый курс консервативного лечения в виде транстимпанального нагнетания смеси растворов антибиотиков, сульфаниламидов, антисептиков в сочетании со стероидными гормонами и она использовалась в качестве контроля. Вторая группа включала в себя 30 больных, которым дополнительно проводилась аэрация кислородом барабанной полости. Третья группа включала в себя 30 больных, лечение которых дополнялось местным низкоэнергетическим гелий-неоновым лазерным облучением. В четвертой группе, состоящей из 80 больных, лечение проводилось по схеме третьей группы, но оно было дополнено местным применением 0,01 % раствора Мирамистина®. Лечение проводилось по следующей схеме: после туалета барабанной полости проводилась аэрация кислородом барабанной полости. Для аэрации применяли стационарную кислородную установку с редуктором. Кислород пропускали через аппарат Боброва, наполненного теплой водой (+ 37 0 С), где он увлажнялся и согревался. Конец отводящей трубки заканчивался полиэтиленовой трубкой, вводимой в наружный слуховой проход. Аэрация проводилась со скоростью 2-3 литра в 1 минуту, не вызывающей неприятных ощущений у больного, в течение 2 минут. Затем проводилось нагнетание в среднее ухо раствора антибиотика, к которому была чувствительна микрофлора и раствора Мирамистина® и затем гелий-неоновое лазерное облучение. Нагнетание в среднее ухо водных растворов лекарственных средств проводилось через 5 минут после закапывания в ухо 0,1 % раствора нафтизина. Величина давления при нагнетании контролировалось модифицированным нами баллоном Политцера с определением уровня создаваемого давления в мм рт ст. Курс лечения состоял из 5 - 7 процедур. Продолжительность лечения до достижения ремиссии в различных группах показано в таблице 1.

Таблица 1

Средняя продолжительность эффективного консервативного
лечения в различных группах (средний койко/день, M±m)

Группа

 больных

Количество

больных (n - 308)

Средний

койко/день

I

168

13,1 ± 0,46

II

30

11,0 ± 0,40 *

III

30

10,5 ± 0,53 *

IV

80

9,4 ± 0,49 *

Примечание: * p < 0,01 по сравнению с I группой

Данные сравнения показывают, что по мере включения дополнительных лечебных методов шло прогрессирующее укорочение сроков консервативного лечения до прекращения гноетечения из уха. В четвертой группе по сравнению с больными первой группы средний койко/день сократился на 3,7 дня. Гноетечение из уха в большинстве случаев прекращались у них на 4 -5 сутки после начала лечения, при отоскопии отмечалось исчезновение гиперемии, уменьшение отечности слизистой оболочки медиальной стенки барабанной полости. Цитологическое и цитохимическое исследование экссудата из среднего уха у больных II, III и IV групп, проводимое в динамике, показало, что у них происходит более быстрое усиление макрофагального фагоцитоза, увеличение содержания лимфоцитов и моноцитов, отчетливое увеличение содержания пероксидазы, совпадаемые по времени с отоскопически регистрируемым исчезновением воспалительных явлений. Проведенное у 20 больных II группы, у которых до начала лечения обнаруживалась микрофлора, на 5 день после начала лечения  повторное бактериологическое исследование показало стерильность посева у 18 больных. У 2 больных повторно высевалась Pseudomonas aeruginosa. У 4 больных II группы лечение оказалось неэффективным, им было проведено лечение по схеме IV группы и все они были выписаны с прекращением гноетечения, средний койко/день составил у них 14 дней. Только у 12 больных четвертой группы не удалось добиться прекращения гноетечения, им было произведено оперативное лечение, во всех этих случаях процесс носил характер эпимезотимпанита. При наличии сенсоневральной тугоухости консервативное лечение ХГСО дополнялось антиневритной терапией.

От включения в комплекс консервативного лечения Мирамистина®, кислорода и лазеротерапии каких либо осложнений не наблюдалось. При контрольном осмотре 47 больных через 6 месяцев рецидив гноетечения отмечен у 1 больного, при осмотре через 1,5 года 72 больных обострение возникло у 4 больных, при осмотре через 2,5 года 44 больных у - 3 больных.

ВЫВОДЫ

Результаты проведенных наблюдений позволяют сделать вывод о том, что включение в комплекс консервативного лечения ХГСО сочетания местного применения Мирамистина®, кислорода и низкоэнергетического гелий-неонового лазерного облучения повышает эффективность лечения,  сокращает его сроки. Наши наблюдения свидетельствуют о том, что при использовании этого метода лечения не возникает усиления обострения процесса в среднем ухе и осложнений. Изучение отдаленных результатов лечения показывает сохранение стойкой ремиссии у подавляющего числа больных, лишь у небольшого числа больных возник рецидив ХГСО.

ЛИТЕРАТУРА

1. Евдощенко Е.А., Иськив Б.Г.Cодержание  иммуноглобулинов G, A, M в сыворотке крови больных хроническим гнойным средним отитом до и после хирургического лечения // Журн. ушных, носовых и горловых болезней. - 1984. - №2. - С. 17 - 22.

2. Жиронкин А.Г. Кислород. Физиологическое и токсическое действие. - М., 1972. - 76 с.

3. Завадский А.В., Завадский Н.В., Загорулько А.К., Софронова Л.Г., Завадская Е.А. Поверхностно-активные вещества среднего уха у больных хроническим гнойным средним отитом // Таврический медико-биологический вестник. - 2002. - Т.5, №2. - С. 67 - 69.

4. Завадский А.В. О механизме влияния степени пневматизации височной кости на развитие различных форм хронических гнойных средних отитов. - Журн. ушних, носових и горлових болезней. - 2002. - №4. - С. 34-39.

5. Завалий М.А., Балабанцев А.Г., Кривошеин Ю.С. Метод консервативного лечения больных синуситами с использованием нового иммуномодулирующего антисептика мирамистина: Информ. листок,№89-97. - Симферополь: ЦНТЭН, 1997. - 4 с.

6. Иськив Б.Г. Консервативное лечение больных хроническим гнойным средним отитом // Журн. ушных, носовых и горловых болезней. - 1990. - №1. - С. 14 - 19.

7. Мишенькин Н.В. Современные тенденции и возможности при хирургическом лечении хронического гнойного среднего отита // Вестн оториноларингологии. - 1999. - №5. - С. 30 - 31.

8. Молочек Ю.А. Исследование влияния местного применения мирамистина и кверцетина после тонззиллэктомии на состояние микрофлоры в тонзиллярной нише // Журн. ушных, носовых и горловых болезней. - 2001. - №6. - С. 9 - 14.

9. Пискунов Г.З., Кострова И.Н. Применение кислорода в лечении больных хроническими гнойными синуситами // Журн. ушных, носовых и горловых болезней. - 1980. - №4. - С. 21 - 23.

10. Стефани Д.В., Вельтищев Ю.Е. Иммунология и иммунопатология детского возраста. - М., 1996. - 384 с.

11. Тарасов Д.И., Федорова О.К., Быкова В.П. Заболевания среднего уха. - М., 1988. - 288 с.

12.Тимен Г.Е. Лазерное излучение и его использование в отоларингологии // Журн. ушных, носовых и горловых болезней. - 1980. - №6. - С. 65 - 71.

РЕЗЮМЕ

Авторами проведено изучение результатов применения при местном консервативном лечении у 308 больных с обострением ХГСО сочетанного применения Мирамистина®, кислорода и гелий - неонового лазерного облучения.

Использование Мирамистина® повышает эффективность лечения, сокращает его сроки. Изучение отдаленных результатов показало сохранение стойкой ремиссии у 91,4 % больных.

Адрес автора для переписки:

г. Симферополь - 44, 
ул. Аральская 67, кв. 80 
Завадский Александр Васильевич
д.т. 49-66-80

 

 

Метод лечения синуситов с использованием Мирамистина®

Метод консервативного лечения больных синуситами с использованием нового иммуномодулирующего антисептика Мирамистина®.

М.А.ЗАВАЛИЙ А.Г.БАЛАБАНЦЕВ Ю.С.КРИВОШЕИН

Предлагается для внедрения в практику специализированных оториноларингологических стационаров и кабинетов поликлиник новый иммуномодулирующий антисептик мирамистин для лечения гнойно-воспалительных и аллергических заболеваний околоносовых пазух. Для местного применения на слизистую оболочку полости носа и околоносовых пазух, препарат разработан и апробирован в Крымском медицинском институте.

Воспалительные заболевания носа и околоносовых пазух по данным официальной статистики составляют от 16 до 36% всех заболеваний ЛОР-органов. Они приводят к временной потере трудоспособности, а несвоевременное лечение - к осложнениям и необходимости неотложных хирургических вмешательств. В большом количестве случаев заболеваний воспалительные процессы рецидивируют и переходят в хроническую форму. Иногда достичь полного выздоровления больного не удается.
По окончании лечения у больного остаётся, например, затрудненное дыхание, нарушение обоняния. Лечение воспалительных заболеваний зачастую осложняется медикаментозными аллергиями к традиционным препаратам, особенно к антибиотикам пенициллиновой группы. Наблюдается учащение случаев аллергических воспалений, что вызвано изменением рациона питания и качеством вдыхаемого современным человеком воздуха.

Для консервативного лечения синуситов местно применяют растворы различных антисептиков: фурацилина, перманганата калия, риванола, хинозола, борной кислоты, хлоргексидина биглюконата, этония, эктерицида. Но при их использовании часто наблюдается индивидуальная непереносимость, они не обладают иммуноадъювантным действием. Некоторые из них оказывают общетоксическое действие.
При воспалительных заболеваниях околоносовых пазух нарушаются механизмы неспецифической и иммунной защиты, у больных развивается вторичный иммунодефицит.
Эти нарушения являются одной из главных причин затяжного характера и частых повторений воспалительных процессов.

Комплекс специфических и неспецифических факторов защиты вместе с деятельностью мукоцилиарной транспортной системы определяют степень невосприимчивости субъекта к воздействию микроорганизмов и других физических и химических факторов внешней среды, оказывающих неблагоприятное воздействие на слизистую оболочку носа.

Таким образом, качество консервативного лечения воспалительных заболеваний околоносовых пазух определяется, в первую очередь, выбором препарата и схемой его применения. Все вышеназванное обусловливает актуальность поисков новых препаратов (лекарственных средств) и методов их применения для лечения воспалительных заболеваний околоносовых пазух.
Поиск новых антисептических и антимикробных препаратов, обладающих бактерицидным действием, воздействующих на микрофлору, вегетирующую на поверхности слизистой оболочки, а также обладающих нормализующим действием на факторы неспецифической защиты и иммунной реактивности, является одним из актуальных и перспективных направлений медикаментозной терапии синуситов.

В связи с этим, нами была обоснована целесообразность использования антисептического препарата Мирамистин®, обладающего иммуномодулирующим действием, в комплексном лечении больных синуситами.

Результаты исследований воздействия 0,01 и 0,05% водных растворов Мирамистина® на патогенную микрофлору и иммунные факторы защиты организма человека показали, что растворы Мирамистина® практически полностью удовлетворяют требованиям к препаратам для местного применения при воспалительных заболеваниях придаточных пазух носа, а их клиническое применение может существенно улучшить результаты лечения, благодаря комбинированному действию: антимикробному и иммуномодулирующему.

Методика применения Мирамистина® при лечении синуситов

При гнойных формах гайморита раствор Мирамистина® следует применять следующим образом. После местной аппликационной анестезии 3%-ным раствором дикаина и анестезии носовых ходов производится пункция медиальной стенки гайморовой пазухи через нижний носовой ход иглой Куликовского. Затем удаляется отделяемое из пазухи путем промывания 0,9%-ным раствором хлорида натрия. Для этого используется шприц Жане (объемом 100 мл), к которому присоединена резиновая или ПХВ трубка на дистальном конце которой надет переходник, позволяющий герметично присоединить шприц Жане к игле Куликовского. После проведенного таким образом промывания в верхнечелюстную пазуху вводится 10 мл 0,05%-ного раствора Мирамистина®, который через некоторое время естественным путем освобождает пазуху.

Описанная манипуляция проводится при гнойных формах ежедневно на курс лечения при острых гнойных процессах 2-4 раза, а при обострениях хронических - 5-6 раз. В промежутках времени между пункциями больные получают обычное общее медикаментозное и физиотерапевтическое лечение. Местно при экссудативных формах следует применять только сосудосуживающие капли в нос по 3 капли три раза в день.

Применение Мирамистина® при других формах синуситов в зависимости от характера течения и форм заболевания (катаральные острая и хроническая, аллергическая, гнойно-полипозная), отличается дозой вводимого препарата, частотой введения, количеством манипуляций на курс лечения, концентрацией раствора.

При катаральном синусите следует использовать 0,01% раствор Мирамистина®. Доза введения - 7-10 мл. Препарат вводится ежедневно. При остром катаральном синусите препарат вводится 1-2 раза на курс лечения. При обострении хронического катарального синусита - 2-3 раза на курс лечения. При лечении хронического аллергического синусита следует использовать 0,01% раствор Мирамистина®. Доза введения - 7-10 мл. Препарат водится ежедневно 4-5 раз на курс лечения. При лечении хронического гнойноолипозного синусита используется 0,05% раствор. Доза введения - 5-7 мл. Препарат вводится ежедневно 4-5 раз на курс лечения.

 

 

Применение препарата Мирамистин® у детей, страдающих обострением хронического тонзиллита и/или острым фарингитом

Клиническая эффективность и безопасность применения препарата Мирамистин® раствор для местного применения (0,01%) у детей, страдающих обострением хронического тонзиллита и/или острым фарингитом

В структуре детской заболеваемости ведущее место принадлежит заболеваниям гортани и глотки. У детей гораздо чаще, чем у взрослых, наблюдаются острые респираторные вирусные инфекции, ангины, а также аденоидиты, синуситыи отиты. Несомненно, это напрямую связано с особенностями детского возраста: лимфоидная ткань гортаноглотки (прежде всего аденоиды и небные миндалины) достигает максимального развития в возрасте ребенка от 2 до 7 лет, а затемс 910 лет она подвергается постепенному обратному развитию (инволюции).Хронический тонзиллит является одной из проблем здравоохранения, на его долю приходится от 4 до 9% всех заболеваний у детей. В группе часто болеющих детей, которыми является каждый четвертый ребенок, хронический тонзиллит составляет около 43%. В группе детей, страдающих хроническими заболеваниями ЛОР-органов, хронический тонзиллит составляет от 54 до 79%. Среди осложнений рецидивирующего тонзиллита встречаются такие грозные, как боковой и заглоточные абсцессы, а из системных осложнений угрозу представляют ревматизм, гломерулонефрит, васкулиты. Наибольшее неблагоприятное влияние на растущий организм оказывает хроническое воспаление небных миндалин (или хронический тонзиллит), так как оно способствует формированию около 80 видов различных осложнений на внутренние органы. Миндалины служат входными воротами для инфекции, которая проникает в организм по кровеносными лимфатическим сосудам. Ученые доказали, что очаг хронической стрептококковой инфекции в области небных миндалин линия спектра его чувствительности к антибактериальным препаратам. В большинстве случаев для лечения инфекционно–воспалительных заболеваниях гортаноглотки в качестве этиотропной терапии предпочтительнее использовать местныеантисептики. Мирамистин® — это современный российский антисептический препарат. Он обладает широким спектром действия и эффективно используется для предупреждения и лечения инфекций — бактериальных (включая госпитальные штаммы с полирезистентностью к антибиотикам), грибковых и вирусных. В отличие от других антисептиков, применяемых в лечебной практике, Мирамистин® обладает местным иммуномодулирующим действием, то есть усиливает местныезащитные реакции. Под действием Мирамистина® снижается устойчивость бактерий и грибов к антибиотикам. Мирамистин®не оказывает местнораздражающего действия и не обладает аллергизирующими свойствами. Мирамистин® подтвердил свою высокую эффективностьи безопасность в многочисленных доклинических и клинических исследованиях. Целью настоящего исследования явилось изучение эффективности и безопасности терапии препаратом Мирамистин® раствор для местного применения 0,01% («Инфамед») в качестве основного средства в терапии детей, страдающих обострением хронического тонзиллита и/или острым фарингитом. Эффективность оценивалась на основании клинических данных и данных лабораторных исследований. Всем пациентам проводилось орошение гортаноглотки Мирамистином® с помощью насадкираспылителя. Детямв возрасте до 6 лет: однодвукратным нажатием на головку насадкираспылителя (35 мл на одно полоскание), 34 разав сутки; детям в возрасте 714 лет двукратным нажатием (57мл на одно полоскание), 34 раза в сутки; детям старше 14 лет3–4кратным нажатием (1015 мл на одно полоскание), 34раза в сутки. Длительность терапии составляла от 4 до 10 днейв зависимости от сроков наступления ремиссии. Заключительная оценка эффективности терапии проводилась на 7й или 10й день в зависимости от сроков наступления ремиссии на основании клинических параметрови лабораторных данных.В исследовании приняли участие 80 детей (29 девочек —36% и 51 мальчик — 64%). В исследовании участвовало 32ребенка в возрасте до 6 лет включительно (40%); до 12 включительно — 64 (80%).В связи с различиями в клинической картине двух исследуемых нозологий: острого фарингита и обострения хронического тонзиллита при статистической обработке данныхрешено было подразделить детей на подгруппы в зависимости от основного заболевания. Таким образом, подгруппа детейс острым фарингитом составила 50 пациентов (7,5±3,9 лет),подгруппа с обострением хронического тонзиллита — 30 пациентов (9,6±4,8 лет).У 42 пациентов наблюдались сопутствующие заболевания. Из них 20 пациентов страдали различными аллергическимии атопическими заболеваниями (атопический бронхит, атопический дерматит, аллергический ринит, хроническая крапивница, бронхиальная астма), а также вегетососудистой дистонией. При необходимости в ходе исследования пациентам обеих групп по поводу сопутствующих заболеваний назначались антигистаминные препараты. Аллергических реакций на препарат Мирамистин® ни у одного пациента отмечено не было. Проведенное клиническое исследование показало, что применение препарата Мирамистин® раствор для местного применения 0,01% («ИНФАМЕД») в качестве основного средства в терапии детей, страдающих обострением хронического тонзиллита и/или острым фарингитом, приводит к клиническому выздоровлению, уменьшая выраженность признаков воспаления до клинически незначимого уровня, устраняя жалобы пациентов на слабость и боли в горле, нормализуя температуру тела. Отмечено уменьшение выраженности признаков воспаления, нормализация температуры тела, уменьшение количества предъявляемых пациентами жалоб уже ко второму визиту (четвертый день терапии).Отсутствие нежелательных явлений, аллергических реакций и статистически достоверных изменений в анализа хкрови и мочи у пациентов обеих групп за время наблюдения свидетельствует о хорошей переносимости и безопасности препаратов.Таким образом, препарат Мирамистин® раствор для местного применения 0,01% по степени и динамике влияния на субъективные симптомы и объективные признаки воспаления у пациентов, страдающих обострением хроническо готонзиллита и/или острым фарингитом, оказался высокоэффективным препаратов. Всё вышеизложенное позволяет рекомендовать к применению препарат Мирамистин® у детей в качестве основного средства терапии при остром фарингите и обострениях хронического тонзиллита.

ЛИТЕРАТУРА
1. Гарашенко Т.И., Богомильский М.Р., Шишмарева Е.В. Новые подходы к лечению обострений хронического тонзиллитау детей. — Детские инфекции. — 2004 г. — № 1.
2. Гуров А.В., Поливода А.М., Полякова Т.С. Современный взгляд на проблему терапии тонзиллофарингитов. — РМЖ. —2007 г. — Т. 15. — № 2. — С. 146.
3. Колобухина Л.В. Вирусные инфекции дыхательных путей. —РМЖ. — 2000 г. — Т. 8. — № 13-14 (114–115). — С. 559-564.
4. Константинова Н.П., Морозова С.В. Хронический тонзиллит: проблемы и перспективы лечения. — Ежемесячный научно–практический публицистический журнал «Врач». — 1999. —№ 12. — С. 4-6.
5. Лопатин А.С. Лечение острого и хронического фарингита. —2001. — Т. 9. — № 16-17. — С. 765-769.
6. Лучихин Л.А., Белякова Л.В. Острый фарингит. Материалы интерактивного семинара «Фарингит как самое частое проявление боли в горле в практике врача терапевта». — Москва,2003. — С. 6-9.
7. Морозова С.В. Клинические аспекты иммунокорригирующей терапии при заболеваниях глотки. — Материалы XII съезда оториноларингологов России. — Нижний Новгород, 2006. —С. 201-202.
8. Плужников М.С., Лавренова Г.В., Никитин К.А. Ангина и хронический тонзиллит. — Санкт-Петербург, 2002. — С. 87-112.
9. Полякова Е.П., Полякова Т.С. Хронический тонзиллит: диагностика, лечение, профилактика. — РМЖ. — 2004 г. — Т. 12. —№ 2. — С. 65-69.

Сравнительная эффективность лечения хронических гнойных мезотимпанитов

Российская оториноларингология  №1/2003.
УДК 616.282-002.253-085

Сравнительная оценка эффективности лечения хронических гнойных мезотимпанитов сеансами NO-терапии в сочетании с ультразвуковым орошением мирамистином и монотерапией ультразвуком с Мирамистином®

В. М. Зайцев

НКЦ оториноларингологии МЗ РФ, Москва (директор - проф. В.Ф. Антонив)

Проблема лечения хронического среднего отита до настоящего времени остаётся актуальной, так как сохраняется тенденция роста патологии [З]. Недо­статочная эффективность имеющихся способов ле­чения [1,2] свидетельствует о необходимости раз­работки новых методов консервативного лечения с использованием современных лекарственных пре­паратов и факторов физического воздействия.

Наиболее оптимальным является местное консервативное лечение, так как оно позволяет достичь более высокой концентрации лекарственного пре­парата в барабанной полости.

Для решения данной проблемы оптимально использование фармакологических и физических средств. В качестве физического фактора целесо­образно использование отечественного аппарата «Плазон», с помощью которого возможно получе­ние экзогенного оксида азота, который позволяет купировать воспалительный процесс за счет акти­вации функции макрофагов и фибробластов, обла­дающего свойством антибактериального действия и стимулирующего регенерацию тканей [4].

Другим физическим фактором для достиже­ния максимально эффективной концентрации лекар­ственного препарата в очаге воспаления может быть аппарат ультразвукового лекарственного орошения (АУЗОТ), позволяющий бесконтактным способом воздействия производить низкочастотное ультразвуковое орошение «разогнанным» лекарственным веществом.

Этот метод основан на воздействии низкочас­тотных ультразвуковых колебаний (до 50 кГц) на ле­карственный раствор, проходящий через отведение диаметром 2 мм в рабочей части волновода.

Изменения, наблюдаемые в озвучиваемой среде, обусловлены как прямым действием ультразвука (кавитацией, акустическими потоками, переменным движением частиц), так и непрямым действием, то есть, вторичными эффектами (биохимические, теп­ловые, биологические и другие процессы).

В качестве лекарственного средства целесооб­разно использование 0,01% раствора Мирамистина®. Этот препарат относится к классу поверхностных активных веществ, обладает выраженным антимикробным действием в отношении грамположительных, грамотрицательных, аэробных и анаэробных спорообразующих и аспорогенных бактерий, обла­дает иммунным адъювантным действием, усиливает местные защитные реакции, регенеративные процес­сы вследствие модулирования клеточного и иммун­ного ответа.

С учетом изложенного целью нашего иссле­дования явилась сравнительная оценка эффективно­сти лечения хронических гнойных мезотимпанитов эндауральным экзогенным оксидом азота и газовом потоке и ультразвуковым орошением Мирамистином® в сочетании и отдельно.

Под нашим наблюдением находилось 40 больных в возрасте 15 до 69 лет (мужчин было 21, женщин 19). В первую группу вошли 20 пациентов в возрасте от 17 до 60 лет (10 мужчин и 10 женщин) с обострением хроническою гнойного мезотимпанита и длительностью заболевания от 1 года до 5 и более лет. Частота обострения заболевания составляла от 1 до 2 раз в год. Эти пациенты были проле­чены только ультразвуковым орошением с 0,01% раствором Мирамистина®.

После промывания 0,9% раствором хлорида натрия полости среднего уха производили эндауральное ультразвуковое орошение барабанной полости мирамистином через волновод, вводимый через уш­ную воронку в слуховой проход. Продолжительность сеанса по 5 минут ежедневно. Курс лечения со­стоял из 8--10 сеансов.

При воздействии низкочастотного ультразву­ка от торцевого конца волновода возникает вихре­вой поток лекарственного вещества (Мирамистина®), который через отверстие в волноводе направляется в сторону перфорации барабанной перепонки и сте­нок наружного слухового прохода. Помимо меха­нической очистки всех отделов барабанной полос­ти от патологического отделяемого и импрегнации происходит гидродинамический массаж прилежа­щих тканей.

Эффективность эндаурального ультразвукового орошения Мирамистином® оценивали на основании данных отоскопической картины и бактериологичес­ких исследований в динамике.

Во вторую группу вошли 20 пациентов и воз­расте от 15 до 65 лет (9 женщин и 11 мужчин) с тем же заболеванием. Особенностью этой группы была неэффективность ранее применяемых схем консервативного лечения, а также высеваемость в отделя­емом из уха в 75% случаев Ps. aeruginosa et cepacia, что побудило нас к поиску новых комплексных методов воздействия. Мы включили и разработанную нами ранее схему использование первым этапом NO-терапии в режиме стимуляции с экспозицией от 30 с до 1 мин., в зависимости от степени выражен­ности процесса и индивидуальной переносимости процедуры пациентом. Данная процедура оказывает антибактериальное действие, активирует функцию макрофагов и пролиферацию фибробластов. При этом проникновение молекул NO осуществляется не только через перфорацию в барабанной перепон­ке, но и через неповрежденную кожу, слизистые оболочки, оказывая мощное биостимулирующее воздействие на ткани организма, и является опти­мальным способом подготовки для проведения се­анса ультразвукового лекарственною орошения.

Вторым этапом выполнялось ультразвуковое орошение Мирамистином® по описанной ранее мето­дике в течение 10 дней.

Результаты и их обсуждение

У больных 1 группы гноетечение прекратилось на 6-7 день, у 3 (15%) к концу лечения, но остава­лась заложенность уха. У 1 эффект носил кратков­ременный характер.

У 10 больных отмечено улучшение слуха по всей тоншкале на 10-15 дБ. Высокий бактерицидный эффект предложенного нами метода лечения подтверждают данные бактериологических исследо­вании. Микрофлора не определялась после лечения у 19 (95%) из 20 больных (до лечения у 14 высевался St. saprophyticus и у 6 - Ps. aeruginosa et cepacia. В результате сочетанного использования экзо­генного оксида азота и ультразвукового орошения Мирамистином® у больных 2 группы отмечено пре­кращение гноетечения на 4-5 сутки (85%), к концу лечения у всех больных гноетечение прекратилось, сохранялась заложенность уха лишь у 1 пациентки. Боль в ухе, дискомфорт купировались на 4-5 сутки от начала лечения у всех пациентов. На контрольной аудиограмме отмечено сокращение костно-воздушного разрыва до 15 дБ. Все больные хорошо пере­несли лечение, побочных эффектов не отмечено, однако в связи с возникновением головокружения у 3 пациентов сокращена экспозиция NO-терапии с 1 мин. до 30 с.

Таким образом, сравнивая эффективность сочетанного и раздельного использования двух фармакофизических факторов в лечении хронического гнойного мезотимпанита можно отметить, что они могут применяться в клинической практике как в отдельности, так и в сочетании. Однако более выра­женный клинический эффект получен при их соче­танном применении.

Литература

  1. Ефименко Г. П., Ковалев Н. И., Курилов А. М. и др. Устройство для ультразвукового орошения жидкими растворами «ультрагидросан». // Патент RU №02066208 от 09.02.93.
  2. Козлов А. Ю., Лысков М. Н. Устройство для ультразвукового орошения лекарственными веществами. // Патент RU №02119804 от 27. 08. 97.
  3. Пальчун В. Т., Крюков А. И. Оториноларингология. Руководство для врачей. - М.: Медицина, 2001. - 428 с.
  4. NO-терапия: теоретические аспекты, клинический опыт и проблемы применения экзогенного оксида азота в медицине. // Материалы научно-практической конференции 4-5 декабря 2001 года. - М.: Издательский дом «Русский врач», 2001. -192 с.

Ультразвуковое лекарственное орошение при хроническом фарингите

Проблема реабилитации в оториноларингологии

ТРУДЫ

ВСЕРОССИЙСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ И СЕМИНАРА "АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ФОНИАТРИИ",
посвященных 80-летию со дня рождения Героя Социалистического Труда почетного гражданина города Самары, академика Российской академии медицинских наук Игоря Борисовича Солдатова

Под редакцией
профессора Ю.К. ЯНОВА, профессора В.Ф. АНТОНИВА, профессора Н.В. ЕРЁМИНОЙ

Самара 2003

ВЛИЯНИЕ УЛЬТРАЗВУКОВОГО ЛЕКАРСТВЕННОГО ОРОШЕНИЯ СЛИЗИСТОЙ ОБОЛОЧКИ ГЛОТКИ НА ТЕЧЕНИЕ ХРОНИЧЕСКОГО ФАРИНГИТА

Л.А. Шикина

Городская клиническая больница им. С.П. Боткина, г.Москва

Ультразвуковая терапия в оториноларингологии нашла применение и для лечения хронического фарингита. Высказано мнение, что слабое раздражение рефлексогенной зоны ротоглотки ультразвуком должно оказывать благоприятное воздействие на со­стояние слизистой оболочки при хронических фарингитах.

Слизистую оболочку задней стенки глотки озвучивали специально сконструирован­ным ультразвуковым аппликатором, предварительно нанося на слизистую оболочку глотки биологически активные вещества (пропасол, интерферон, пелоидин).

Цель нашего исследования - изучение влияния ультразвукового лекарственного орошения слизистой оболочки глотки на течение различных форм хронического фа­рингита.

В качестве источника ультразвукового озвучивания использовали аппарат "АУЗОТ", разработанный предприятием ЗАО АК "ЛЭНДИНГ", г. Екатеринбург.

Процедура лекарственного ультразвукового орошения и кавитации слизистой обо­лочки глотки осуществлялась в сидячем положении пациента. Пациент производит глу­бокий вдох и, задержав дыхание, широко открывает рот, показывая глотку. Правой рукой врач вводит волновод в открытую полость рта до корня языка и орошает глотку лекарством из капельницы через трубку, подсоединенную к волноводу. Под его воздей­ствием пациент находится столько времени, сколько не может не дышать. Когда ему необходимо сменить воздух, он отворачивается от струи в сторону и вдыхает воздух. В этот момент врач отводит наконечник в сторону, закрывает капельную систему, чтобы не производилась подача раствора. Это нужно для экономного использования раство­ра. При последующих процедурах больной производит два-три неглубоких вдоха и вы­доха, затем глубокий вдох, поворот головы к врачу, который направляет струю аэрозо­ля в открытый рот, как в первый раз. Такое орошение аэрозолем длится в течение4-5 минут с учетом времени на смену воздуха и легких передышек. Чем дольше непрерывно орошается слизистая оболочка глотки и чем короче передышки, тем эффективней лече­ние. Общий курс лечения состоит из 8-10 процедур.

При кавитации, после местной анестезии 1%-ным раствором новокаина, произво­дится воздействие торцом волновода участков слизистой оболочки задней стенки глот­ки на расстоянии 2-3 мм. Время воздействия по 3-5 секунд. После этого возникает коа­гуляция.

Из лекарственных средств использовали Мирамистин® и лидазу. Мирамистин® 0,01% обладает выраженным антимикробным действием, обладает иммуноадьювантным дей­ствием, усиливает местные защитные реакции и регенераторные процессы. В качестве проводника лекарственных веществ применяли димексид. Он обладает анальгетичес-ким, противовоспалительным, антисептическим и фибринолитическим действием. Ли-даза - препарат, содержащий фермент гиалуронидазу, специфическим субстратом ко­торого служит гиалуроновая кислота, являющаяся цементообразующим веществом со­единительной ткани. Гиалуронидаза вызывает увеличение проницаемости тканей, об­легчает движение жидкостей в межтканевых пространствах. Раствор Мирамистина® при­меняли при катаральной и гипертрофической формах, лидазу - при атрофической .

Под наблюдением находилось 80 больных в возрасте от 25 до 70 лет с различными формами хронического фарингита: по 25 больных хроническим катаральным и суб- и атрофическим и 30 пациентов гиперпластическим фарингитом. Клиническая эффектив­ность изучена как в ближайшие (до б месяцев), так и в отдаленные (1-2 года) сроки после лечения.

Результаты лечения оценивали по трехбалльной шкале: хорошие, удовлетворитель­ные и без эффекта. Хорошими считали результаты, когда отсутствовали субъективные симптомы заболевания и отмечалась нормализация слизистой оболочки задней стенки глотки; удовлетворительными - когда имелось уменьшение выраженности некоторых субъективных симптомов или их отсутствие, редкие обострения и тенденция к норма­лизации слизистой оболочки задней стенки глотки; без эффекта - когда сохранялись субъективные и объективные признаки хронического фарингита.

В ближайшие сроки (до б мес) хороший клинический эффект достигнут у 62 (77%) из 80 больных, в отдаленные сроки (1-2 года) - у 44 (67,7%) из 64 больных, удовлетвори­тельный, соответственно, у 12 (15%) и 11 (13,7%). Всего таким образом положительный эффект достигнут в ближайшие сроки у 74 (92%), в отдаленные - у 55 (81,4%) больных. Клинического эффекта не достигнуто или он был незначительным в ближайшие сроки у 6 (8%), в отдаленные - у 9 (18,6%).

В эти сроки наблюдения нами изучено функциональное состояние слизистой оболочки глотки. При всех формах хронического фарингита до лечения повышена интенсивность эмиграции лейкоцитов на поверхность слизистой оболочки, причем более выражено она отмечена при катаральной и гипертрофической формах. Через 6 месяцев после лечения от­мечено достоверное снижение интенсивности эмиграции лейкоцитов (Р<0,05).

При цитологическом исследовании мазков-отпечатков со слизистой оболочки зад­ней стенки глотки по методу М.А. Ясиновского обращало на себя внимание достовер­ное понижение миграции на слизистую оболочку при всех формах фарингита полимор­фно-ядерных лейкоцитов, которые через 6 месяцев после лечения имели тенденцию к снижению. Изучено содержание катионных белков и активности кислой фосфатазы (СЦШ) в полиморфно-ядерных лейкоцитах, мигрировавших на поверхность слизистой оболочки глотки до и после лечения.

До лечения насыщенность ПЯЛ катионными белками достоверно снижена по срав­нению со здоровыми лицами (Р<0,01). И наоборот, активность кислой фосфатазы в них достоверно повышена. Все это свидетельствует о снижении защитной функции слизис­той оболочки задней стенки глотки и нарушении ее функционального состояния при всех формах хронического фарингита.

Проведенное лечение ультразвуковым лекарственным орошением через 3 месяца при­вело к повышению насыщенности ПЯЛ катионными белками и снижению активности кислой фосфатазы, свидетельствуя о восстановлении функциональных показателей ПЯЛ (Р<0,05).

Сопоставление клинических результатов лечения с лабораторными показателями функционального состояния слизистой оболочки глотки показало высокую степень корреляции.

Таким образом, результаты лечения хронического фарингита спомощью ультразвуко­вого лекарственного орошения с кавитацией свидетельствуют о положительном влиянии данного физико-фармакологического метода на течение хронического фарингита и позво­ляет рекомендовать его в широкую клиническую практику.

Электрофорез Мирамистина® в комплексном лечении заболеваний респираторной системы

Структурные особенности молекулы Мирамистина® в комбинации с гальваническим током позволяют значительно потенцировать лечебно-биологическое воздействие при местном его применении, тем самым возможно использование препарата в виде лекарственного электро-, аэроионо-, «магнито»-, и фонофореза. Установлено, что сочетанное применение гальванизации и Мирамистина® в виде лекарственного электрофореза способствует более отчетливому проявлению присущих гальваническому току эффекту, включая противовоспалительный, трофический, гемодинамический, защитный. В свою очередь и Мирамистин® при электрофоретическом способе введения полностью сохраняет свои поверхностно-активные, антимикробные и антивирусные способности, усиливая иммуномодулирующее влияние физиотерапевтических факторов, стимулируя регенераторные процессы и механизмы неспецифической защиты. С учетом вышеизложенного разработаны соответствующие методы лекарственного электрофореза Мирамистина® (ЛЭМ). При их назначении остаются обязательными общепринятые в физиотерапии ус­тановки, которые касаются применения физических факторов в лечении заболеваний бронхо-легочной системы. При этом учитывается стадия и фаза заболевания, общее состояние, его тяжесть, наличие осложняющих или сопутствующих заболеваний.

Электрофорез показан при остром и хроническом рините, синуситах, хронических бронхитах, в том числе и гнойных, в фазе вялотекущего и незаконченного обострения, и так­же неполной ремиссии, при снижении общей неспецифиче­ской резистентности.

Противопоказаниями являются: кровохарканье, спонтанный пневмоторакс, легочно-сердечная недостаточность выше II стадии, бронхиальная астма в периоде обострения, индивидуальная непереносимость тока или препарата, злокачественные новообразования, системные заболевания крови, инфаркт миокар­да, тиреотоксикоз, сахарный диабет (некомпенсированный), гипертоническая болезнь III ст., недостаточность кровооб­ращения, ИБС с НКК II ст., мерцательная аритмия и другие виды тяжелых нарушений ритма сердца, выраженный церебральный, абдоминальный и кардиальный атеросклероз.

Методики лекарственного электрофореза Мирамистина®

Интраназальный лекарственный элек­трофорез Мирамистина®

(ЛЭМ-интр):

В обе ноздри пинцетом рыхло вводятся марлевые тампоны, обиль­но смоченные водным раствором Мирамистина®. Их свободные концы укладываются сверху на небольшую клеенку на верхней губе, а затем на них накладывают токопроводящую пластину размером 1,5х2-3 см, соединенную с по­ложительной клеммой (анодом) аппарата. Второй электрод площадью 80 - 100 кв. см размещают на задней поверхности шеи в области нижних шейных позвонков и присоединяют к отрицательной клемме аппарата. При первой процедуре сила то­ка составляет 0,5 мА, при второй - 0,8 мА, при третьей – пятой - 1,0 мА, при шестой – двенадцатой - 2,0 мА. Продолжительность первой - шестой процедур – 20 – 25 минут, продолжительность седьмой – двенадцатой процедур - 30 минут. Курс лечения составляет 10 - 12 процедур ежедневно.

Мирамистинэлектрофорез (ЛЭМ-1) на грудную клетку по сегментарно-рефлекторной методике.

Применяется при дву­сторонней или преимущественно левосторонней локализации легочного процесса в положении больного лежа на спине.

Два элек­трода размерами 30-25х10 см каждый располагают по среднемышечным линиям справа и слева с последующим подключением к разным полюсам гальвани­ческого аппарата.

Электрофорез осуществляют с положительного полюса, для чего в зоне активного элек­трода (анода) размещают двойной слой фильтровальной бумаги или марлевой салфетки размером 8х12 см, смо­ченной водным раствором Мирамистина®.

ЛЭМ дозируют по плотности тока и продолжительности процедуры. Плотность тока в 1-ю и 2-ю процедуры состав­ляет 0,01 мА/см2 (сила тока 2,5—3,0 мА), и в последую­щем через каждые 2 - 3 процедуры увеличивается на 0,01- 0,02 мА/см2 (в зависимости от переносимости), достигая к концу курса лечения 0,04 - 0,06 мА/см2 (при общей силе тока 12 - 18 мА).

Продолжительность процедуры - 20 мин, с последующим каждодневным возраста­нием ее на одну минуту и, следовательно, длитель­ностью заключительной процедуры - 30 мин. На курс ле­чения назначают 10 - 12 процедур, ежедневно в утренние часы.

Мирамистинэлектрофорез (ЛЭМ-2) на грудную клетку по поперечной методике.

Назначается при правосторонней локализации патологического процесса в по­ложении больного лежа на спине.

Два одинаковых электро­да размером 15х15 см располагают на правой половине грудной клетки в зоне очага поражения - спереди и сзади с последующим подключением к разным полюсам аппарата. ЛЭМ-2 проводят так же, как и в методике ЛЭМ-1, т. е. фильтро­вальную бумагу или марлевую салфетку смоченную водным раствором Мирамистина® размещают под анодом.

Плотность тока составляет 0,03 - 0,05 мА/см2. Длительность про­цедуры - 20 - 30 мин. Курс лечения составляет 12 - 14 процедур еже­дневно.

Сочетанное воздействие синусоидаль­но-модулированным током (СМТ) и накожными апплика­циями Мирамистина® в месте наложения парных электродов.

Используются различные типы аппарата «Ампли-пульс», два электрода от которого размером 6х10 см каждый размещаются в межлопаточной области, симметрично, по паравертебральным линиям. Под каждым из электродов предварительно распо­лагают двухслойные марлевые прокладки, смоченные 0,01%-ным водным раствором Мирамистина®.

СМТ используется в пере­менном режиме.

Род работы — III (ПН) и IV (ПЧ) по 5 (пять) минут каждый.

Глубина модуляции 50%,.

Часто­та импульсов 70 - 80 Гц.

Продолжительность полупериодов 3 : 3 сек.

Курс лечения – 12 - 15 процедур ежедневно.

При право- или левостороннем пора­жении бронхиального дерева может быть использована методика СМТ-воздействия, но в выпрямленном режиме. Электрод, смочен­ный раствором Мирамистина®, соединяют с анодом и располагают по паравертебральной линии.

Режим выпрямленный.

Род работы - III и IV, по 5 мин каж­дый.

Глубина модуляции - 75-100%.

Частоты импульсов 70 - 80 Гц.

Продолжительность полупериодов 3 : 3 сек.

Ингаляции крупно- или среднедисперсного аэрозо­ля Мирамистина® с последующим его электрофорезом (ИАМЭФ)

Для ингаляционного введения Мирамистина® используют принятую в физиотерапии аппаратуру и оборудование. При этом исходный раствор 0,01% Мирамистина® в количестве 5 мл разводят в два раза гипертоническим раствором натрия хлорида и полученные таким образом 10 мл 0,005% раствора препарата используют для однократного ингалирования в виде средне- и крупнодисперсного аэрозоля в течение 10 минут. По завершении ингаляции больного укладывают на кушетку и проводят двадцатими­нутный электрофорез Мирамистина® по методикам ЛЭМ-1 или ЛЭМ-2, в зависимости от локализации легочного процесса. Курс лечения составляет 10 - 12 ежедневных процедур.

Гастроэнторология

Лечение грибково-бактериального перитонита

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ВТОРОГО ВСЕРОССИЙСКОГО КОНГРЕССА ПО МЕДИЦИНСКОЙ МИКОЛОГИИ

Успехи медицинской микологии // Под общей научной редакцией академика РАЕН Ю. В. Сергеева. М.: Национальная Академия Микологии, 2004. - Том IV. - Глава 9. - С. 227-228.

КРУТИКОВ С. Н., КРИВОРУТЧЕНКО Ю. Л., КРИВО ШЕИН Ю. С., ХОЛОДОВ Д. А., КРУТИКОВА М. С., ПОСТНИКОВА О. Н., КРУТИКОВ Е. С.

Крымский государственный медицинский университет имени С. И. Георгиевского, Симферополь, Украина

Применение Мирамистина® в лечении грибково-бактериального перитонита у больной, находящейся на перитонеальном диализе

Перитонеальный диализ по степени детоксикации организма и по многим другим показателям не уступает гемодиализу, а по некоторым и превосходит его. Брюшина является естественной живой полупроницаемой мембраной. При наличии в брюшной полости диализирующей жидкости определенного состава и осмотического давления более 410 мосм/л брюшина способна пропускать из сосудистого русла токсические вещества, промежуточные кислые продукты метаболизма, электролиты и т. д.

Перитонеальный диализ у больных с хронической почечной недостаточностью (ХПН) осуществляют через катетеры на передней брюшной стенке. Однако длительная катетеризация может осложняться развитием воспаления в брюшной полости, перитонитом. Этому также способствует резкое нарушение иммунологического статуса у больных с ХПН. Частота развития перитонита у больных с такой патологией по данным разных авторов варьирует в пределах 4-5%.

Развитие перитонита возможно за счет не только бактериальной, но и грибковой микрофлоры. Лечение микозных перитонитов достаточно сложный процесс. Кроме того, сами анти фунгальные препараты дороги и многие из них обладают выраженным токсическим действием.

Нами впервые для санации брюшной полости при перитоните смешанной этиологии у больной с ХПН, находящейся на перитонеальном диализе, был использован антисептический препарат Мирамистин®. Известно, что Мирамистин® обладает выраженными микробицидными и иммуномодулирующими свойствами.

Больная Т. 29 лет с диагнозом Сахарный диабет I типа, тяжелое течение, диабетическая нефропатия, ХПН II Б, находилась на перитонеальном диализе с 10.07.03 амбулаторно. Больная по ступила 05.09.03 в отделение хронического гемодиализа Крымской Республиканской клинической больницы с жалобами на повышение температуры до 37,3°С, преимущественно в вечер нее время. Через неделю появились жалобы на постоянные тупые боли в животе без определенной локализации. При пальпации - живот слегка напряжен, болезненный во всех отделах. Симптомы раздражения брюшины сомнительны. При поступлении в крови определялся выраженный нейтрофильный сдвиг влево до появления метамиелоцитов (5%) без лейкоцитоза (лeйкoциты3,4+/109/л) и ускоренная СОЭ - до 42 мм/ч. Перитонеальный диализат был мутным с розовым оттенком. При его микроскопическом исследовании были найдены эритроциты - 12-15 в поле зрения, лейкоциты - 25-30 в поле зрения, лейкоцитарная формула: нейтрофилы - 82% , лимфоциты -18%.

При трехкратном посеве диализата и крови больной один раз из крови был выделен Staphylococcus epidermidis, u мицелиальные грибы, образующие макроконидии, похожие на элементы дерматофитов. Из перитонеального диализата был получен множественный рост указанных бактерий и мицелиальных грибов.

Больной был поставлен диагноз - грибковобактериальный перитонит, сепсис. К проводимому лечению были добавлены антибактериальный препарат цифран и антифунгальный - дифлюкан. Проводимая терапия не дала положительного результата.

Для лечения перитонитов, возникающих при различных хирургических заболеваниях брюшной полости, ранее в ряде случаев успешно был применен 0,01% водный раствор Мирамистина®. Было показано, что данный препарат не обладает местным раздражающим и общетоксическим действием при внутрибрюшинном введении (Шпилевой А. И., 1993). Нами было продемонстрировано антифунгальное действие Мирамистина® in vitro.

Исходя из этого, для лечения грибковобактериального перитонита у больной Т. был использован водный раствор Мирамистина®. Препарат в виде 0,01% раствора вводился в брюшную полость через диализную систему в течение недели по 3-4 раза в день, по 50-100 миллилитров на введение.

В результате лечения у больной уменьшились, а затем и полностью исчезли боли, нормализовалась температура тела. При лабораторном исследовании в крови исчез нейтрофильный сдвиг влево, СОЭ снизилась до 30 мм/ч. Диализат стал прозрачным. При микроскопическом исследовании диализата обнаруживались эритроциты - 4-5 в поле зрения, лейкоциты 10-15 в поле зрения. Среди последних нейтрофилы составляли 52%, лимфоциты - 48%. Посев перитонеального диализата проводили в процессе лечения троекратно. С каждым разом количество колоний грибов и бактериальной флоры заметно уменьшалось. При последнем исследовании асцитической жидкости на агаре Сабуро получен рост 1 колонии гриба, предположительно принадлежащего к роду Bipolaris. Из крови микроорганизмы не высевались. После завершения лечения у больной из брюшной полости удалили катетеры и она была переведена на программный гемодиализ. Состояние больной было удовлетворительным.

Таким образом, интраперитонеальное введение 0,01% раствора Мирамистина® привело к санации брюшной полости и стиханию явлений грибковобактериального перитонита, развившегося на фоне перитонеального диализа у больной с хронической почечной недостаточностью.

 

Санация при гнойном перитоните

Усовершенствование техники санации брюшной полости при разлитом гнойном перитоните.

Логачев В.К.,.Иванова Ю.В, Логачев Д.В.
Институт общей и неотложной хирургии АМН Украины, Харьков

Реферат

В работе представлены сравнительные экспериментальные данные определения эффективности субоперационной санации брюшной полости при разлитом гнойном перитоните (25 крыс) и сравнительные данные изучения результатов санации брюшной полости при РГП (74 пациента) с использованием универсального отечественного антисептика "Дезмистина", действующим веществом которого является мирамистин. Препарат разводился до получения 0,01-0,05% раствора и применялся для двукратной санации брюшной полости. Применения данного антисептика на заключительном этапе субоперационного лаважа, назначение антибиотиков 3-го поколения с первых послеоперационных суток в достаточных дозах, определение показаний к запрограммированной релапаротомии позволило снизить послеоперационную летальность с 30,9% до 21,8%, и число осложнений с 33,3% до 18,8%.

Ведущей причиной неудовлетворительных результатов лечения больных с разлитым гнойным перитонитом (РГП) является недостаточная санация брюшной полости. Это является поводом для выполнения повторных оперативных вмешательств, в том числе запрограммированных релапаротомий (лапароперции). В то же время многократные повторные оперативные вмешательства, ставящие своей целью санацию брюшной полости в свою очередь сопровождаются осложнениями, в том числе эвентрацией, образованием кишечных свищей и т.п. Поэтому представляется целесообразным усовершенствование техники санации брюшной полости с целью сокращения количества возможных релапаротомий.

Материал и методы

Для определения эфективности субоперационной санации брюшной полости при РГП был проведен эксперимент на 25 крысах-самцах линии Вистар. У всех животных в условиях воздушно-эфирного наркоза моделировался перитонит по методике Ф.Ф. Усикова и соавт., (1984). Че-рез сутки выполнялась релапаротомия, во время которой у всех животных обнаруживался разлитой гнойный перитонит. При этом проводились одно- (1-я группа - 6 животных), дву- (2-я группа - 6 животных) и многократные - до "чистой воды" (3-я группа - 6 крыс) промывания брюшной полости раствором фурациллина 0,02%. У животных 4-й группы промывание брюшной полости проводилось двукратно раствором "Дезмистина" (100мл разводили в соотношении 1:10 раствором натрия хлорида 0,9%). Наблюдение за животными производилось каждые 12 часов. Погибшие животные вскрывались, а выжившие выводились из опыта на 5-е сутки передозировкой эфирного наркоза. 

Было проведено изучение результатов санации брюшной полости при РГП у 74 пациентов, 32 пациента вошли в основную группу, а 42 - контрольную (архивные материалы). У пациентов контрольной группы санация брюшной полости проводилась традиционны методом - промыванием растворами хлорида натрия 0,9% или фурациллина 0,02% с добавлением 3% раствора перекиси водорода (в соотношении 1:10). Пациентам основной группы проводилась санация брюшной полости раствором Мирамистина® 0,01-0,05% (к "Дезмистину" 100 мл добавляли раствор натрия хлорида 0,9% в количестве 900мл для получения раствора Мирамистина® 0,01%; 400 мл раствора натрия хлорида 0,9% для получения раствора Мирамистина® 0,02%; 200 мл раствора натрия хлорида 0,9% для получения раствора Мирамистина® 0,03% или 100 мл раствора натрия 0,9% для получения раствора Мирамистина® 0,05%) двукратно по 0,5 л. Причем последняя порция из брюшной полости активно не аспирировалась. В качестве контроля эффективности санации производилось количественное исследование микрофлоры в 1 мл перитонеального экссудата. Заборы проводились до санации брюшной полости, по окончании механического ее очищения и после окончания всей процедуры (включая орошение растворами антибиотиков или антисептиков). С целью выявления особенностей ультраструктурных перестроек мезотелиальных клеток брюшины в процессе проведения лаважа электронно-микроскопическому исследованию подвергались кусочки ткани брюшины, взятые до лаважа и по его окончании. Ультратонкие срезы изготавливали на ультрамикротоме УМПТ-6, контрастировали цитратом свинца и изучали под электронным микроскопом ЭМВ-100БР при ускоряющем напряжении 75 КВ.

Результаты и их обсуждение

Животные 1-й (5 из 6) и 2-й (4 из 6) групп погибали на 3-5 сутки , при этом у всех обнаруживались признаки продолжающегося перитонита - раздутые петли кишечника, отек и гиперемия брюшины, скопления гноя. В 3-й группе все животные (5 из 6) погибали в ближайшие часы после санационной релапаротомии, что было обусловлено не интоксикацией, а гипотермией либо сердечной слабостью. Из 7 крыс 4-й группы на 5-е сутки выведены из опыта 5, при этом явления перитонита у них отсутствовали. Таким образом проведение санации брюшной полости при экспериментальном перитоните раствором Мирамистина® показал достаточную эффективность этого метода, что дало основание перенесения его в клинику. У 12 пациентов контрольной группы показания к релапаротомии были определены в процессе первичного вмешательства и обусловлены либо недостаточной санацией брюшной полости в связи с общим состоянием пациента (неустойчивая гемодинамика), либо отсутствием полного эффекта от первичной санации брюшной полости. Из остальных 30 пациентов контрольной группы показания к релапаротомии определены у 12 "по требованию". И в том и в другом случае на 2-3 сутки производилась релапаротомия. Объем вмешательства сводился к повторной санации полости брюшины, выявлению и устранению формирующихся остаточных гнойников, ушиванию дефектов полых органов при их наличии. У 18 пациентов контрольной группы лечение было ограничено одномоментной санацией брюшной полости и проведением консервативной терапии в послеоперационном периоде. Результаты лечения пациентов с применением запрограммированной релапаротомии в сравнении с пациентами леченными традиционным способом показали, что одномоментная санация брюшной полости приводила к лучшим результатам: летальность составила соответственно 6 из 12 при лапароперции (50%) и 9 из 30 при традиционном лечении (30%), число осложнений было меньшим при традиционном лечении (8 из 21 выжившего пациента - 38%) против (4 из 6 выздоровевших при лапароперции - 67%). При этом качественно осложнения запрограммированных релапаротомий - кишечные свищи - были более тяжелыми и, в части случаев требовали повторных вмешательств в отдаленные сроки.

При изучении динамики содержания микрофлоры в перитонеальном экссудате было установлено, что до начала санации содержание микрофлоры в перитонеальном эксудате у пациентов контрольной и основной групп было примерно равным (6,35 0,15·106/мл и 6,45 0,05·106/мл соответственно). После механического промывания раствором хлорида натрия оно было также сопоставимо (0,58 0,35·106/мл и 0,67 0,15·106/мл), однако по окончании перитонеального лаважа в контрольной группе перитонеальный экссудат оставался инфицированным - 0,45 0,35· 105/мл, в то время как у пациентов основной группы во всех случаях рост микрофлоры не был получен.

В препаратах брюшины взятых в начале оперативного лечения, то есть на высоте развития перитонита, в мезотелиальных клетках присутствовали признаки как дистрофических, так и деструктивных нарушений субмикроскопической архитектоники этих клеток. Обнаруживались мезотелиоциты с практически полным отсутствием в цитоплазме органелл. К концу промывания брюшной полости в ультраструктурной организации мезотелиальных клеток пациентов основной группы наблюдается тенденция к повышению уровня репаративных внутриклеточных процессов. Существенным нарушением подвергались мито-хондрии, что свидетельствовало о нарушении внутриклеточной биоэнергетики. Как следствие этого снижался уровень активности репаративных процессов, что структурно проявлялось в расширении цистерн гранулярной эндоплазматической сети, в лизисе участков мембран. В некоторых мезотелиальных клетках наблюдалась и фрагментация эндоплазматического ретикулума.

К концу промывания брюшной полости раствором Мирамистина® в ультраструктуре мезотелиальных клеток начинали появляться признаки повышения активности компенсаторно-адаптационных процессов. Структурным подтверждением этого являлось увеличение количества рибосом и полисом в цитоплазме мезотелиальных клеток, уменьшение числа очагов деструкции наружных мембран и крист митохондрий, а также мембран гранулярного эгдоплазматического ретикулума. Вместе с тем сохранялись сильно выраженные дистрофические изменения органелл мезотелиальных клеток брюшины.

Выводы

Таким образом, тактика ведения пациентов основной группы заключалась в следующем: субоперационный лаваж с применением на заключительном этапе "Дезмистина" в разведении до 0,01% -0,05% раствора Мирамистина® двукратно, назначением с первых послеоперационных суток антибиотиков III поколения в достаточных дозах, определение показаний к запрограммированной релапаротомии на основании изучения динамики относительной вязкости промывной жидкости в процессе санации брюшной полости и клинико-лабораторного анализа динамики послеоперационного периода.

Внедрение такой тактики и техники оперативного лечения перитонита позволило снизить послеоперационную летальность с 13/42 (30,9%) до 7/32 (21,8%), и число осложнений с 14/42 (33,3%) до 6/32 (18,8%).

 

Микробиология, вирусология, иммунология

Комплексное лечение ветряной оспы с применением препарата Мирамистин®

Вирус простого герпеса 1 и 2 типов

БАРИНСКИЙ И. Ф.1, АЛИМБАРОВА Л. М.1, КИРИЧЕНКО Н. А.2, СВИСТОВ В. В.3, СМИРНОВ И. В.3, КРИВОШЕИН Ю. С.3

1. НИИ вирусологии им. Д. И. Ивановского РАМН; 2. ММА им. И. М.Сеченова; 3. ЗАО «Инфамед», Москва

ИЗУЧЕНИЕ IN VITRO ПРОТИВОВИРУСНЫХ СВОЙСТВ МИРАМИСТИНА® В ОТНОШЕНИИ ВИРУСА ПРОСТОГО ГЕРПЕСА ТИПОВ 1 И 2

Среди вирусных заболеваний герпетическая инфекция, обусловленная вирусами простого герпеса (ВПГ) 1го и 2го типов, занимает одно из ведущих мест. У большинства здоровых людей ВПГ1 и ВПГ2 вызывают широкий спектр заболеваний, при чем как острую первичную инфекцию, так и рецидивирующие заболевания кожи и слизистых оболочек. У новорожденных и лиц с иммунодефицитами инфекция может протекать особенно тяжело и заканчиваться летальным исходом. Для профилактики и терапии ВПГинфекции предложено много средств, однако препаратами выбора остаются нуклеозидные аналоги (напри мер, ацикловир), которые обладают селективной антигерпесвирусной активностью, обусловленной подавлением репликации вируса и инактивации вирусной ДНКполимеразы. С 1982 года стали регистрироваться штаммы ВПГ, устойчивые к действию ацикловира (АЦВ), а за последние 10 лет, когда АЦВ стал основным противогерпетическим средством, частота выделения таких штаммов резко возросла, особенно от иммунокомпроме тированных лиц [5]. По данным разных авторов, АЦВрезистентные штаммы ВПГ встречаются в 4-14% случаев у онкологических больных, ВИЧинфицированных и лиц, перенесших трансплантацию органов и тканей или получающих длительную иммуносупрессивную терапию. В этой связи актуальной задачей является поиск и изучение новых противогерпетических средств с альтернативным механизмом противовирусного действия.

Антисептик Мирамистин® из группы катионных детергентов широко используется для индивидуальной профилактики заболеваний, передающихся половым путем (ЗППП), в том числе герпесвирусной инфекции (ГИ), а также для лечения бактериальногрибковых осложнений у больных ЗППП. Имеются данные об успешном применении Мирамистина® при лечении воспалительных заболеваний верхних дыхательных путей и легких различной этиологии. Сообщалось, что Мирамистин® проявляет антимикробную активность по отношению к бактериям, грибам, простейшим, а также обладает иммуномодулирующим, иммуноадъювантным и регенерирующим действиями, способностью повышать неспецифическую резистентность организма. Имеются данные о противовирусном действии Мирамистина® в отношении ретровирусов (ВИЧ), парамиксовирусов (кори, паротита) и некоторых других вирусов [1, 2]. Обнаружено, что Мирамистин® проявляет активность на ранних этапах инфекционного процесса; в основе его действия лежит предотвращение адсорбции и пенетрации вируса в клетки хозяина. Учитывая, что механизм противовирусного действия Мирамистина® отличается от действия АЦВ, можно предположить, что использование Мирамистина® для профилактики и комплексной терапии ГИ позволило бы снизить не только частоту появления штаммов ВПГ, резистентных к действию ацикловира и его аналогов, но и снизить распространенность вируса среди лиц групп риска, а также повысить эффективность противогерпетического лечения.

Целью исследования было изучение in vitro противовирусной активности Мирамистина® на модели экспериментальной герпес вирусной инфекции, обусловленной ВПГ 1го и 2го антигенного типов, в культуре клеток VeroB.

Материалы и методы

Вирусы. Использовали ВПГ 2го антигенного типа, штамм "ВН", и ВПГ 1го типа, штамм "ЕС", полученные из лаборатории музейных штаммов ГУ НИИ вирусологии им. Д.И. Ивановского РАМН. Указанные вирусы после трех пассажей и титрования на культуре клеток VeroB хранили при минус 70°С. Титр вируса определяли по Риду и Менчу и выражали в ТЦД50/мл. Титр ВПГ2 составил 5,0 ТЦД50/мл, ВПГ1 - 5,25 ТЦД50/мл. Для заражения использовали вирус в дозе 10-100 ТЦД50/лунку.

Культура клеток. Испытание противовирусной активности препарата Мирамистин® проводили на монослойной перевиваемой культуре клеток почек зеленых мартышек VeroB, полученной из коллекции культур тканей НИИ вирусологии РАМН. Клетки культивировали в ростовой среде Игла (производства НИИ полиомиелита и вирусных энцефалитов РАМН) с добавлением 10% инактивированной нагреванием эмбриональной телячьей сыворотки (ЭТС, Gibco), 2 мМ Lглутамина (Sigma, США) и антибиотиков (100 ЕД/мл пенициллина и 100 мкг/мл стрептомицина). Поддерживающая среда отличалась тем, что в нее вносили 2% ЭТС. Клетки выращивали в 96луночных планшетах (Costar, GB) при 37°С во влажной атмосфере, со держащей 5% СO2; посевная доза - 500 тыс. клеток/мл или 50 тыс. клеток/лунку (в объеме 100 мкл).

Препараты. Препарат Мирамистин® предоставлен ЗАО "Инфамед" (Москва) в виде стерильного 1%го раствора (рН 6,8). В опытах использовали стерильные растворы препарата в диапазоне концентрации от 0,1 до 0,0005% (5-1000 мкг/мл). Препарат до нужной концентрации разводили питательной средой Игла, не содержащей сыворотки.

В качестве препарата сравнения использовали коммерческий препарат зовиракс (Zovirax, GlaxoWellcome, Smith Kline Beechem, Великобритания). Его разводили согласно инструкции в стерильной дистиллированной воде до концентрации 1 мг/мл и хранили при минус 20 °С. Перед проведением эксперимента маточный раствор выдерживали при комнатной температуре и асептически готовили рабочие концентрации (от 1000 мкг/мл до 0,02 мкг/мл).

Дизайн исследования. После полного формирования в лунках планшета монослоя клеток VeroB (в течение 24 ч) ростовую среду удаляли, клетки троекратно отмывали средой Игла и вносили в лунки в составе поддерживающей среды Мирамистин® (в максимально переносимых и меньших концентрациях) по одной из нижеприведенных схем. Противовирусную активность препаратов (ПАП) оценивали общепринятыми методами по их способности предотвращать развитие индуцируемого вирусами цитопатического действия (ЦПД) и ингибировать репродукцию вирусов в культуре клеток, а также по наличию вирулицидного действия [7, 8]. Для профилактики герпесвирусной инфекции широко применяются вирулицидные препараты, оказывающие непосредственное разрушающее действие на вирусные частицы (например, оксолиновая мазь). Оценку вирулицидного действия проводили для того, чтобы выяснить, посредством какого механизма Мирамистин® проявляет свою активность в отношении вируса простого герпеса: подавления репродукции вируса или в результате разрушения (повреждения) им вирусных частиц.

Схема 1 (оценка цитотоксического действия препарата на неинфицированные клетки): различные концентрации препарата вводили в состав поддерживающей среды, которой покрывали сформировавшийся монослой. Планшеты инкубировали в течение 96 ч как указано выше. Действие препарата оценивали ежедневно методом световой микроскопии по степени изменения морфологии клеточного монослоя.

Определяли ЦТД50 препарата, которая соответствовала концентрации, вызывающей видимые нарушения морфологии у 50% клеток монослоя и максимально переносимую концентрацию (МПК) - наиболее высокую дозу препарата, не вызывающую видимых изменений клеточного монослоя, по сравнению с контролем. Для дальнейшего исследования применяли концентрации препаратов, не превышающие МПК.

Схема 2 (определение прямого вирулицидного действия препарата на вирионы ВПГ): в течение 1 ч инкубировали суспензии штаммов ВПГ2 или ВПГ1 в присутствии различных концентраций препарата в среде Игла при 37°С в атмосфере с 5% СO2 с последующим титрованием суспензии в культуре клеток. Инокулюмы из серийных разведений (101-106), вносили в лунки планшета с монослоем, планшеты инкубировали 1 ч при 37°С в атмосфере с 5% СO2, затем суспензию вируса удаляли, клетки троекратно отмывали средой Игла и вносили в лунки свежую питательную среду, после чего планшеты инкубировали 96 ч в тех же условиях.

Схема 3. (оценка ранней профилактической активности): внесение препарата за 1 ч до инфицирования клеток. В лунки планшета с отмытым монослоем вносили питательную среду, содержащую Мирамистин® в указанных концентрациях и инкубировали, как описано выше. Через 1 ч в лунки планшета вносили суспензию вируса и инкубировали в течение 1 ч. Затем суспензию вируса удаляли, в лунки вносили питательную среду, не содержащую препарат, и планшеты инкубировали, как описано выше, в течение 96 ч.

Схема 4. (оценка экстреннопрофилактической активности): внесение препарата за 1 ч до/ и через 1 ч после инфицирования клеток. В лунки планшета с отмытым монослоем вноси ли питательную среду, содержащую Мирамистин® в указанных концентрациях, затем клетки инкубировали в указанных выше условиях. Через 1 ч в лунки планшета вносили суспензию вируса и инкубировали еще 1 ч. Затем среду с не связавшимися вирусами удаляли и вносили в лунки питательную среду, содержащую препарат в тех же концентрациях. Через 15 мин действие препарата останавливали внесением в каждую лунку по 100 мкл ЭТС, планшеты помещали в термостат и выдерживали в тех же условиях в течение 96 ч.

Схема 5. (оценка поздней профилактической активности): внесение препарата через 1 ч после инфицирования клеток. В лунки планшета с отмытым монослоем вносили суспензию вируса и инкубировали в течение 1 ч. Затем суспензию вируса удаляли и вносили в лунки питательную среду, содержащую препарат в указанных концентрациях. Через 15 мин действие препарата останавливали внесением в каждую лунку по 100 мкл ЭТС, планшеты помещали в термостат и выдерживали в течение 96 ч в указанных выше условиях.

Оценку вирусиндуцированного ЦПД и противовирусной активности препаратов в культуре клеток проводили ежедневно при световой микроскопии по степени изменения морфологии клеточного монослоя. [7]. Учет результатов проводили при наличии 100% ЦПД в лунках с контролем вируса - через 72-96 ч от момента инфицирования (в случае ВПГ1 или ВПГ2, соответственно).

С целью изучения влияния различных концентраций Ми- рамистина® на репродукцию вируса на 3-4е сутки после инфицирования отбирали соответствующие пробы вируса и определяли его остаточную инфекционность. Пробы отбирали в микропробирки с крышкой (Eppendorf) и сохраняли при минус 70 °С. Перед постановкой опыта пробы подвергали троекратному за мораживаниюоттаиванию. Затем клеточный дебрис удаляли центрифугированием, готовили серийные 10кратные разведения проб, которыми в дальнейшем инфицировали отмытый монослой клеток VeroB. Планшеты инкубировали 1 ч, затем суспензию вируса удаляли, трехкратно отмывали клетки от не связавшегося вируса и вносили в лунки свежую питательную среду. Планшеты выдерживали в течение 96 ч в указанных ранее условиях. Результаты титрования оценивали по общепринятой методике.

Противовирусную активность препарата оценивали по 50%й ингибиторной концентрации (ИК50), т. е. минимальной концентрации препарата, при которой ЦПД вируса уменьшалось наполовину по сравнению с контролем.

Статистическую обработку результатов исследования проводили методом вариационной статистики с использованием прикладных программ Excel5.0. Достоверность разности полученных результатов оценивали с помощью критерия t Стьюдента, различия признавали достоверными при p < 0,05 [3, 4].

Результаты и обсуждение

Вначале в серии экспериментов изучено цитотоксическое действие Мирамистина® (по схеме 1 в диапазоне концентраций 5-1000 мкг/мл) на перевиваемую линию клеток VeroB. Установлено, что степень выраженности цитотоксического эффекта зависит от использованной концентрации Мирамистина®. Так, в концентрации 1000 мкг/мл препарат вызывает практически полную гибель клеток через 24 ч после контакта с ними, а в концентрации 500 мкг/мл вызывает изменение у 50% клеток монослоя (ЦТД50). МПК Мирамистина® для клеток VeroB составила 100 мкг/мл. По данным теста с трипановым синим, процент жизнеспособных клеток через 96 ч инкубировання в присутствии 5-100 мкг/мл Мирамистина® практически не отличался от такового в контроле. Показатель ЦТД50 зовиракса составил 750 мкг/мл, МПК - 500 мкг/мл.

Изучение активности Мирамистина® по схеме 2 в концентрациях 5-5000 мкг/мл показало, что препарат проявляет прямое дозозависимое вирулицидное действие в отношении ВПГ2 и ВПГ1 (табл. 1).

Таблица 1
Определение прямого вирулицидного действия Мирамистина® на вирионы ВПГ1 и ВПГ2

Доза мирамистина, мкг/мл

Вирус простого герпеса 2го типа, шт. ВН

Вирус простого герпеса 1го типа, шт. ЕС

Титр вируса, lg ТЦД50/мл

Снижение титра относительно контроля, lg ТЦД50/мл

Титр вируса, lg ТЦД50/мл

Снижение титра относительно контроля, lg ТЦД50/мл

 

100-500

0*

5,00

0

5,25

 

50

0

5,00

1,00

4,25

 

25

4,00

1,00

3,00

2,25

 

12

4,25

0,75**

3,00

2,25

 

6

5,00

0

5,25

0

 

0 (контроль)

5,00

-

5,25

-

 

             

Примечание: * менее 0,25 lg ТЦД50/мл; ** различия с контролем статистически недостоверны (p>0,05)

Как видно из данных, представленных в таблице 1, вирулицидное действие Мирамистина® в отношении вирионов ВПГ2 было немного активнее. Так, в концентрации 50 мкг/мл препарат способствовал уменьшению количества жизнеспособных вирионов ВПГ1 более чем в 10 000 раз, но инактивировал все вирионы ВПГ2.

Изучение профилактического эффекта применения Мирамистина® на модели инфекции, вызванной ВПГ2 и ВПГ1 в культуре клеток VeroB, позволило установить следующее.

Таблица 2
Оценка профилактического действия Мирамистина® на вирионы

ВПГ1 и ВПГ2 in vitro при заражении культуры ткани VeroB

Доза мирамистина,

Титры герпесвируса (lg ТЦД50/мл) после профилактического применения мирамистина по разным схемам

 

Схема 3

Схема 4

Схема 5

 

мкг/мл

ВПГ2

ВПГ1

ВПГ2

ВПГ1

ВПГ2

ВПГ1

 

100-500

0*

0

0

0

0

0

 

50

0

5,00**

0

0

0

4,00

 

25

3,25

5,25

0

5,25

4,00

5,25

 

12

3,25

5,25

4,00

5,25

4,00

5,25

 

6

5,00

5,25

5,00

5,25

4,75**

5,25

 

0 (контроль)

5,00

5,25

5,00

5,25

5,00

5,25

 

                     

Примечание: * менее 0,25 lg ТЦД50/мл; ** различия с контролем статистически недостоверны (p>0,05)

Мирамистин® в концентрациях 100-500 мкг/мл проявлял высокую профилактическую активность, которая не зависела от типа вируса простого герпеса или схемы применения препарата. При концентрациях 12-50 мкг/мл противовирусный эффект зависел от дозы препарата и в целом был более выражен в отношении ВПГ2. Так, по схеме 4 (экстреннопрофилактической) полная инактивация ВПГ2 отмечалась при концентрации Мирамистина® 25 мкг/мл (по схемам 3 и 5 - при концентрации 50 мкг/мл). Полная инактивация ВПГ1 по схеме 4 отмечена при концентрации 50 мкг/мл, по двум другим схемам - 100 мкг/мл или выше. В присутствии 12-25 мкг/мл Мирамистина®, применяемого по схемам 3 или 5, инфекционность ВПГ2 снижалась в 10-56 раз (что соответствует снижению титра вируса на 1,00-1,75 lg). Вместе с тем эффективность Мирамистина® при внесении в культуру ткани была существенно ниже, чем та, которая выявлена при оценке прямого вирулицидного действия препарата на ВПГ1, но не на ВПГ2. По-видимому, это связано с различиями в динамике взаимодействия использованных штаммов вирусов с клетками данной линии. Так, при концентрации 50 мкг/мл Мирамистина®, применяемого по схеме 3, титр ВПГ1 составил 5 lg ТЦД50/мл (при оценке вирулицидного действия - 1 lg ТЦД50/мл). Из полученных данных следует, что по противогерпетической эффективности в отношении ВПГ2 использованные схемы применения Мирамистина® можно расположить так: схема 4 > схема 3 > схема 5, а в отношении ВПГ1 - схема 4 > схема 5 > схема 3.

Препарат сравнения (зовиракс) в широком диапазоне концентраций обеспечивал полное блокирование ЦПД вируса в течение 96часового периода наблюдения не только при низкой, но и при высокой множественности инфицирования. Следует отметить, что при внесении на ранних этапах после заражения (через 1 час после адсорбции вируса) этот препарат с высокой степенью достоверности снижал инфекционность испытанных вирусов (табл. 3). Эффективность его действия по мере снижения концентрации плавно снижалась. МИД50 препарата по отношению к ВПГ2 составляет 0,2 мкг/мл, по отношению к ВПГ1 - 0,7 мкг/мл.

Из представленных данных следует, что в экспериментах in vitro на модели герпесвирусной инфекции в культуре чувствительных клеток VeroB, обусловленной ВПГ1 (штамм «ЕС») и ВПГ2 (штамм «ВН»), Мирамистин® обладает выраженным

Таблица 3

Эффективность препарата зовиракс в отношении вируса
ВПГ1 и ВПГ2 при использовании по схеме 5
(через 1 час после инфицирования клеток VeroB).

Доза зовиракса, мкг/мл

Вирус простого герпеса 2го типа, шт. ВН

Вирус простого герпеса 1го типа, шт. ЕС

Титр вируса, lg ТЦД50/мл

Снижение титра относительно контроля, lg ТЦД50/мл

Титр вируса, lg ТЦД50/мл

Снижение титра относительно контроля, lg ТЦД50/мл

 

62,5

1,50

3,50

1,50

4,00

 

31,5

1,50

3,50

1,50

4,00

 

15,0

2,00

3,00

2,00

3,50

 

7,5

2,00

3,00

2,00

3,50

 

3,5

2,00

3,00

2,50

3,00

 

1,5

2,50

2,50

2,50

3,00

 

0,75

3,00

2,00

3,00

2,50

 

0,35

3,50

1,50

3,50

2,00

 

0,15

3,75

1,25

4,50

1,00

 

0,07

4,25

0,75

Н.и.

-

 

0 (контроль)

5,00

-

5,50

-

 

             

Примечание: Н.И. - не исследовали.

противовирусньм эффектом. Противогерпетическая активность в отношении ВПГ находится в прямой зависимости от концентрации препарата. Оптимальными для предотвращения репродукции этих вирусов в клетках VeroB следует считать концентрации Мирамистина® 50-500 мкг/мл (от 0,05% до 0,005%). Полученные результаты согласуются с ранее выявленной противовирусной активностью Мирамистина® в отношении других сложноустроенных вирусов [1] и подтверждают роль суперкапсида как главной мишени противовирусной активности этого препарата.

В наших исследованиях выявлена вирулицидная активность препарата в отношении как ВПГ1, так и ВПГ2.

При использовании разных профилактических схем обработки Мирамистин® обладал выраженной противовирусной активностью в отношении ВПГ2 и менее выраженной активностью - в отношении ВПГ1. Для выяснения отличий в действии Мирамистина® на ВПГ1, шт. ЕС, требуется проведение дополнительных исследований с использованием других штаммов ВПГ1.

В целом полученные результаты свидетельствуют о возможности использования Мирамистина® в комплексной терапии ГИ.

Выводы

  1. Мирамистин® обладает выраженной противовирусной ак тивностью в отношении вируса простого герпеса, проявляет вирулицидные свойства и обладает способностью тормозить репликацию вирусов в инфицированных культурах клеток, что приводит к существенному снижению титров инфекционной активности ВПГ.
  2. При использовании разных профилактических схем обработки препарат проявляет выраженную противовирусную активность в отношении ВПГ2 и менее выраженную - в отношении ВПГ1.
  3. Противогерпетическая активность Мирамистина® в отношении ВПГ находится в прямой зависимости от концентрации препарата.

Литература

  1. Изучение in vitro антивирусных свойств Мирамистина® в отноше нии вирусов кори и паротита // А. П. Агафонов, М. О. Скарнович, В. А. Петрищенко и соавт. Антибиотики и химиотерапия, 2005. - Вып. 50. - №№ 5-6. - С. 17-19.
  2. Криворутченко Ю. Л. Дозозависимая инактивация Мирамистином® внеклеточного вируса иммунодефицита человека. // Вопр. вирусол. - 1998. - № 3. - С. 122-124.
  3. Ларкин Г. Ф. В кн.: Биометрия. - М., 1980. - С. 106-107.
  4. Пшеничников В. А., Семенов Б. Ф., Зезеров Е. Г. Стандартизация методов вирусологических исследований. - М., 1974. - С. 123-126.
  5. Bacon Т. Н., Levin M. J., Leary J. J., Sarisky R. T. and Sutton D. Herpes simplex virus resistance to acyclovir and penciclovir after two decades of antiviral therapy. Clinical Microbiology Reviews, 2003. - V.16. - № l. - P. 114-128.
  6. Cotarelo M., Catalan P., SanchezCarrillo C., Menasalvas A., Cercenado
  7. E. et al. Cytopathic effect inhibition assay for determining the in vitro sus ceptibility of herpes simplex virus to antiviral agents. J. Antimicrob. Chemother., 1999. - V. 44. - P. 705-708.
  8. De Clerg E., Descamhs J., Verkelst G. et al.        J. Inf. Dis., 1980. - V.141. - N 5. - P. 563-574.
  9. Kruppenbacher J. P., Klass R. and Eggers H. J. A rapid and reliable assay for testing acyclovir sensitivity of clinical herpes simplex virus isolates independent of virus dose and reading time. Antiviral Res., 1994. - V. 23. - P. 11-22.

Кинетика роста условно-патогенных микроорганизмов

Мирамистин. Сборник трудов / Под ред. Ю. С. Кривошеина. - М., Медицинское информационное агентство, 2004. - с.6265.

БИТКОВА Е. Е., СКАЛА Л. З., МИХАЙЛОВА Н. Н., ХВАТОВ В. Б., КИРИЧЕНКО И. М.
НИИ СП им. Н.В.Склифосовского, 15 ГКБ, НИИВС им. И.И.Мечникова (Москва)


ИЗУЧЕНИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ МИРАМИСТИНА® НА КИНЕТИКУ РОСТА УСЛОВНОПАТОГЕННЫХ МИКРООРГАНИЗМОВ В ЖИДКОЙ ПИТАТЕЛЬНОЙ СРЕДЕ

В решении проблемы профилактики и лечения гнойносептических осложнений, вызываемых условнопатогенными микроорганизмами, большое значение имеет обнаружение и идентификация возбудителя, а также определение степени его чувствительности к антимикробным средствам. Определение их минимальной ингибирующей концентрации (МИК) в отношении конкретных возбудителей, выделенных от пациентов, позволяет проводить адекватную антибактериальную терапию, минимизировать возможные побочные эффекты, уменьшить материальные затраты. В клинической практике широко используется отечественный, утвержденный Фармакопейным Государственным комитетом Минздрава РФ 16.07.1999 г (регистрационное удостоверение 001926/012002) препарат Мирамистин® - антисептик широкого спектра действия из класса поверхностноактивных веществ, обладающий выраженным антимикробным действием в отношении грамположительных и грамотрицательных, аэробных и анаэробных, спорообразующих и аспорогенных бактерий [Разработка и внедрение в практику новых лекарственных форм отечественного антисептика Мирамистина®». Сателлитный симпозиум 1й международной конференции «Клинические исследования лекарственных средств»: Тезисы докладов. - М., 2001, 87 с.].

Влияние Мирамистина® на кинетику роста условнопатогенных бактерий изучали с помощью микробиологического анализатора, включающего планшетный фотометр «BIOSCREEN/iEMSreader MF» (фирма «LabMethod», Финляндия), компьютер, принтер, программу «BACT». Прибор имеет встроенные термостат, встряхиватель, 8 светофильтров с длинами волн 340, 405, 414, 450, 492, 540, 620, 690 нм. Приращение оптической плотности в ячейке с инокулированной жидкой питательной средой свидетельствует о размножении в ней микроорганизмов. Высокий уровень корреляции оптической плотности с количеством микробных тел позволяет следить за кинетикой размножения микроорганизмов, получать и оценивать так называемые кривые роста бактерий [Скала Л.З., Си доренко С.В., НехорошеваА. Г., Резван С. П., Карп В. П. Практические аспекты современной клинической микробиологии. - М.,: ТОО «ЛАБИНФОРМ», 1997. - 184 с.].

В качестве объекта исследования использованы штаммы наиболее часто встречающихся условнопатогенных микроорганизмов, возбудителей гнойновоспалительных заболеваний: Staphylococcus aureus, Pseudomonas aeruginosa, Escherichia coli, Klebsiella pneumoniae, Proteus vulgaris. В лунки стандартного 96лу ночного планшета вносили по 150 мкл инокулированной жидкой питательной среды, содержащей 104-106 КОЕ вышеуказанных бактерий, и добавляли 50 мкл водного раствора Мирамистина® в конечной концентрации от 0,75 до 50 мкг/мл в культуральной среде. В контрольные лунки вносили по 150 мкл инокулированного бульона и 50 мкл интактного бульона. После проведения 18 часовых кинетических измерений роста бактерий в присутствии Мирамистина® рассчитывали процент подавления роста микроорганизмов Мирамистином® по сравнению с ростом бактерий в контрольных лунках. Программное обеспечение данных исследований позволяло с точностью до 5 мин определять время вступления микроорганизмов в стадию экспоненциального роста (лаг период). Для исследуемых микроорганизмов данный параметр зависел от исходной концентрации микроорганизмов и составлял при 106 КОЕ/мл 100-200 мин, при 105 КОЕ/мл - 150-250 мин, а при 104 КОЕ/мл - 200-400 мин.

Установлено, что чувствительность стафилококков к  Мирамистину® существенно выше, чем синегнойной палочки и протеев (см. табл.). Мирамистин®в концентрации 5 мкг/ мл и выше обладал 100%-ной бактерицидной активностью в отношении S. aureus, тогда как для полного подавления роста P. aeruginosa и

P. vulgaris необходима концентрация 12,5-25,0 мкг/ мл. E. coli и K. pneumoniae по чувствительности к Мирамистину® занимают промежуточное положение между указанными бактериями. МИК Мирамистина® в отношении данных бактерий соответствует 7-12 мкг/ мл. Выявлена способность Мирамистина® задерживать вступление микроорганизмов в стадию экспоненциального роста, что обозначено как бактериостатический эффект. Для оценки (в %) величины бактериостатического эффекта (БСЭ) предложена формула: БСЭ = (t0 : tk1) х k, где t0 - длительность фазы отсутствия роста в исследуемом образце (лагпериод в мин), tk - длительность фазы отсутствия роста в контрольном образце (лагпериод, в мин), k- коэффициент пересчета (в %), определяемый отношением максимального периода исследования - 1080 мин (18 час) к продолжительности отсутствия регистрации роста бактерий в чистой культуре. Мирамистин® в концентрациях выше 6 мкг/мл обладает бактериостатическим эффектом в отношении всех исследуемых штаммов.

Таблица Антимикробная активность Мирамистина® в отношении условно патогенных микроорганизмов

Концентрация мирамиcтина, мкг

Подавление роста микроорганизмов (%)*

S. aureus (музейный штамм)

P. aerug inosa (музейный штамм)

P. vul garis (музейный штамм)

P. vul garis (госпит. изолят)

K. pneu moniae (музейный штамм)

E. coli (музейный штамм)

50

100

100

100

100

100

100

25

100

100

100

100

100

100

12,5

100

73

100

75

100

100

10

100

54

54

-

-

-

6

100

37

38

26

59

57

5

100

23

34

-

-

-

3

52

19

20

26

29

53

2,5

42

19

19

-

-

-

1,5

30

17

15

21

15

10

0,75

0

10

10

13

8

5

Примечание: * представлены результаты 10 серий экспериментов при исходной концентрации 106 КОЕ/мл, средние арифметические ошибки (± т) не превышают 7% от средних арифметических величин (М).

Лечение и профилактика воспалительных заболеваний

КРИВОШЕИН Ю. С., РУДЬКО А. П., СМИРНОВ И. В., СВИСТОВ В. В
Компания «ИНФАМЕД», Москва

ПРИМЕНЕНИЕ АНТИСЕПТИКА МИРАМИСТИНА® ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ ВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ У ЧЕЛОВЕКА

Антисептик Мирамистин® (М) относится к четвертичным аммониевым соединениям, а именно к катионным ПАВ. В исследованиях in vitro показана активность М в отношении бактерий, включая госпитальные лекарственноустойчивые штаммы и микробные ассоциации, а также его выраженное действие на грибы, вирусы и некоторые простейшие. Особенностью препарата является его иммуномодулирующий и ранозаживляющий эффекты. Такое выгодное сочетание свойств М позволяет применять его для профилактики и лечения воспалительных заболеваний различной этиологии и локализации.

Наиболее распространенные лекарственные формы М - 0,01%й водный раствор и 0,5% мазь. Также разработаны на основе М клей, гели, суппозитории, дезинфектанты.

Низкая токсичность М, отсутствие раздражающего действия на кожу и слизистые оболочки, а также угнетающего влияния на транспортную функцию мерцательного эпителия, позволили применять его накожно, вводить интратрахеально, в моче вой пузырь, брюшную и плевральную полости, на конъюнктиву и в полости носа.

Накоплены обширные клинические материалы об эффективности терапевтического и профилактического использования М в хирургии, комбустиологии, гинекологии, урологии, офтальмологии, оториноларингологии, дерматологии, стоматологии и других областях медицины.

М разработан проф. Кривошеиным Ю. С. и к.х.н. Рудько А. П. в качестве средства для гигиены космонавтов. В 1991 г. было по лучено разрешение МЗ СССР на использование препарата для индивидуальной профилактики ЗППП, а в 1993 г.- как антисептика широкого спектра действия. Компания «Инфамед» является эксклюзивным производителем Мирамистина® в России.

М поверхностноактивный антисептик, механизм его действия близок к другим ПАВ. В условиях in vitro и в различных клиниках были проведены сравнительные исследования М, хлоргексидина биглюконата и других антисептических средств. При этом оценивали эффективность профилактики и лечения воспалительных заболеваний, действия на иммунную систему и ранозаживляющий эффекты, а также токсичность и раздражающее действие на кожу и слизистые оболочки (уретры, влагалища, верхних дыхательных путей, брюшину и др.). Результаты этих исследований опубликованы более чем в 300х работах. Нижеприведенные данные получены в течение 19862002 гг. в различных областях медицины.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ

1. Экспериментальные данные М обладает выраженной антимикробной активностью (Криво шеин Ю. С., 1985), что обусловлено повышением проницаемости микробных мембран под действием его молекул. Спектр анти микробной активности М довольно широк (грамположительные и грамотрицательные бактерии, вирусы, грибы, простейшие). Уровень МИК для многих видов микроорганизмов составляет 10-100 мкг/мл. Наиболее чувствительны к антисептику грамположительные бактерии, грибы и сложные вирусы. Так, по активности М может превосходить некоторые современные противогрибковые средства (Арзуманян В. Г., 2002). Показано, что под влиянием М у микробов может снижаться уровень антибиотикоустойчивости (Гришин М. Н., Кривошеин Ю. С., Свистов В. В.,

2001). Это оправдывает применение М в комплексной терапии, а также для профилактики и лечения инфекций, вызванных поли резистентными штаммами.

В концентрации 50 мкг/мл М в 1000 раз уменьшает инфекционные свойства ВИЧ, а 100 мкг/мл полностью блокирует репликацию вируса в культуре ткани (Криворутченко Ю. Л., 1998). На кроличьей модели A. A. Скуратович и Ю. С. Кривошеин (1983) показали, что применение 0,01%го водного раствора М (ВРМ) и 0,5 %-й мази предупреждает развитие экспериментального сифилиса в 75-100 % случаев. Согласно В. П. Фесенко и соавт. (1996), ВР, в отличие от 0,02%го раствора хлоргексидина биглюконата, способствует быстрому очищению и заживлению экспериментальных гнойных ран у крыс.

2. Клинические данные (включая результаты плацебоконтролируемых исследований) Хирургия. М использовали путем орошения, дренирования, ингаляций и другими методами. ВРМ способствовал быстрому очищению гнойных полостей у 52 хирургических больных (в случае перитонита - на 3й день, в контроле - на 4-7й день) и проявлял 100%ю профилактическую эффективность (НИИ общей и неотложной хирургии, Харьков, 1991).

Согласно А. И. Шпилевому (1993), применение М при перитонитах в 2,3 раза снижает частоту нагноений, предупреждает формирование абсцессов и инфильтратов в брюшной полости, сокращает срок лечения на 7,7 дней.

По данным Л. А. Блатуна (2002), Мирамистин® намного эффективнее фурациллина и других антисептиков, используемых для лечения гнойновоспалительных процессов в хирургии. Дерматология и венерология. Профилактическое применение ВРМ у 112 мужчин из группы высокого риска заражения ЗППП показало 100%й защитный эффект (Скуратович A. A., 1986). Аналогичные результаты получены специалистами ЦКВИ (Москва, 1986). По данным А. И. Милявского и соавт. (1996), эффект лечения 34 случаев пиодермии и 68 случаев микоза достигнут в 98%, клиническое выздоровление - в 71% случаев. Эффективность лечения урогенитального хламидиоза у 73 женщин (включая 37 случаев эндоцервицита) и 31 мужчины с диагнозом простатит подтверждена специалис тами Одесского НИИ вирусологии и эпидемиологии (1997): клиническая эффективность составила 89% и 85%, соответственно, микробиологическая эффективность при эндоцервицитах - 92%. Оториноларингология. Наблюдая 430 случаев хронического синусита, М. А. Завалий (1997, 1998) показала, что ВРМ, в отличие от хлоргексидина, способствует быстрой нормализации показателей иммунитета (в частности, содержания эозинофилов в носовом секрете), а также сокращению длительности лечения; в 72% случаев отмечено выздоровление и отсутствие рецидивов в течение 1 года. Офтальмология. Н. В. Ивановой и соавт. (1999) представлены результаты лечения Мирамистином® (глазные капли) 194 больных хроническим конъюнктивитом. В отличие от других методов лечения, клиническое выздоровление до 2 лет отмечено в 34% случаев, сократился срок лечения и частота рецидивов (в 1,8 раза). При офтальмохламидиозе (33 больных) клиническое выздоровление наблюдали в 92 %, этиологическое - в 64% случаев (Одесский НИИВЭ им. Мечникова, 1999).

Согласно данным специалистов МНИИГБ им Гельмгольца и кафедры глазных болезней РГМУ (2000), инстилляции ВРМ предупреждают развитие послеоперационного воспаления в 24 из 25 случаев и способствуют быстрой регрессии возникшего воспаления (при конъюнктивите - на 23и сут, кератите - на 4-5й день).

БЕЗОПАСНОСТЬ

1. Экспериментальные данные. По данным Ю. С. Кривошеина (1985) и специалистов НИИ биофизики МЗ РФ (1993), М не проявляет мутагенность (в тес тах Эймса и на модели зародышевых клеток мышей), не обладает канцерогенностью для мелких лабораторных животных и собак. Его 0,01-0,1%е растворы не вызывают аллергию у морских свинок и не дают местного раздражения кожи и слизистых оболочек у кроликов, морских свинок и собак (при введении на конъюнктиву, в уретру и мочевой пузырь). В опытах на крысах подтверждено отсутствие у М гонадо и эмбриотоксического действия. Введение ВРМ в брюшную полость крыс и кроликов не приводило к повреждению мезотелия, раздражению или общей интоксикации.

2. Клинические данные (включая плацебоконтролируемые) Согласно данным М. А. Завалий (1997, 1998), М, в отличие от хлоргексидина, не вызывает раздражения слизистой оболочки носа и не угнетает транспортную функцию мерцательного эпителия у здоровых (22) и больных гайморитом (146). Ни у одного из 58 офтальмологических больных при лечении М не выявлено нежелательных эффектов, как и у 64 хирургических больных, получавших М для орошения ран, брюшины или костей (Харь ковский НИИОНХ, 1991; Главный военный госпиталь им. Бурденко, Москва, 1991). Не выявлено развитие местных или общих побочных эффектов при аэрозольном введении растворов М в комплексном лечении более 100 больных с неспецифическими и туберкулёзными эндобронхитами (М. Н. Гришин с со авт., 1997-2000), а также 120 больных с инфекционнозависимой бронхиальной астмой (А. М.Пилецкий с соавт. 2000).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Широкий спектр антимикробного действия, выраженная способность активизации регенерационных процессов и местных иммунных реакций, низкая токсичность, отсутствие раздражающего действия на кожу и слизистые, аллергенных, мутагенных, эмбриотоксических, канцерогенных свойств у препарата М позволили на его основе разработать 16 лекарственных форм, 10 из которых разрешены к выпуску, остальные находятся на различных этапах клинических и доклинических испытаний. Препараты представляют собой водный и спиртовой растворы, мази, гели, свечи, аэрозоль, клей, антисептические таблетки и салфетки, они защищены патентами. Препараты, содержащие М, нашли применение для лечения и профилактики гнойновоспалительных процессов в хирургии и травматологии, акушерстве и гинекологии, дерматологии и венерологии, оторинолярингологии, офтальмологии, комбустиологии, урологии, стоматологии. Разработаны ряд программ по широкомасштабному использованию препаратов М для лечения пролежней и трофических язв (Московская благотворительная программа), лечению воспали тельных заболеваний половых органов у женщин репродуктивного возраста, профилактики ВИЧ/ЗППП. Налажено массовое производство препаратов М, они находятся в свободной продаже в аптечной сети.

Оценка антимикробного потенциала иммунобиологических препаратов

Научно-исследовательский институт скорой помощи
им. Н. В. Склифосовского

ГОРОДСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ СЕМИНАР

"Использование препарата Мирамистин® в лечебно-профилактических учреждениях г. Москвы"

 Оценка антимикробного потенциала иммунобиологических препаратов с помощью Мирамистина®

 Хватов В.Б., Михайлова Н.А., Биткова Е.Е., Кривошеин Ю.С., Смирнов И.В.

 НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, НИИ вакцин и сывороток
им. И.И. Мечникова, Москва

Активная иммунизация поликомпонентными вакцинами из антигенов условно-патогенных бактерий успешно используется в терапии хронических неспецифических заболеваний дыхательных путей,  для профилактики гнойно-воспалительных осложнений  в хирургической практике (1-3). Для наиболее тяжелых категорий пациентов, имунная система которых находится в состоянии посттравматической и послеоперационной иммунодепрессии, необходимым компонентом инфузионно-трансфузионной терапии является пассивная иммунизация иммунными антимикробными плазмами и имуноглобулинами (4) Одним из способов получения иммуннобиологических препаратов направленного действия является иммунизация доноров-добровольцев, в том числе, многокомпонентной вакциной (СПСА, ПИОПОЛ) с последующим проведением плазмафереза. Объективная оценка антимикробного потенциала таких плазмы  затруднена в связи с отсутствием универсальной диагностической тест-системы, а также исследованием только уровня антимикробных  антител. В этой связи мы предложили оценивать бактерицидную активность плазмы (сыворотки), полученной в результате иммунизации поликомпонентной вакциной с помощью анализа воздействия на кинетику роста условно-патогенных микроорганизмов в жидкой питательной среде активности сыворотки. Для этого кинетику роста условно-патогенных бактерий изучали с помощью микробиологического анализатора, включающего планшетный фотометр BIOSCREEN/iEMS-reader MF (фирмы "LabMetod", Финляндия), компьютер, принтер, программу BACT -  "автоматизированное рабочее место врача-микробиолога, химиотерапевта и эпидемиолога" (5, 6).

 В работе использованы музейные штаммы Staphylococcus aureusPseudomonas aeruginosa и Proteus vulgaris, 8 серий сыворотки кроликов и 55 образцов  плазмы от 20 доноров-добровольцев, иммунизированных поликомпонентной вакциной "ПИОПОЛ", содержащей антигены золотистого стафилококка, стафилококковый анатоксин, антигены протеев, синегнойных палочек, анатоксин синегнойной палочки, а также синтетический иммуномодулятор полиоксидоний. Антимикробный потенциал  гипериммунных плазм (сывороток)  сравнивался с воздействием (в различных концентрациях) отечественного препарата Мирамистина® - антисептика широкого спектра действия, обладающего выраженным антимикробным действием в отношении грамположительных и грамотрицательных, аэробных и анаэробных, спорообразующих и аспорогенных бактерий в виде монокультур и микробных ассоциаций, включая госпитальные штаммы с полирезистентностью к антибиотикам. Это антимикробное средство,  широко используемое в  отечественной клинической практике, утверждено Фармакопейным Государственным комитетом  Минздрава  РФ 16.07.1999, (7).    Параметры бактерицидной активности Мирамистина® послужили эквивалентом оценки антимикробного потенциала иммунных сывороток (табл. 1 ).

Таблица 1
Антимикробный потенциал гипериммунных плазм (сывороток) в тест-системе с Мирамистином®

 Гиперим-мунные плазмы

(сыворотки)

 к пиополу

(доза - 50 мкл)

Виды микроорганизмов в концентрации 10±КОЕ/мл

Staphylococcus aureus

(музейный штамм)

Pseudomonas aeruginosa

(музейный штамм)

Proteus  vulgaris

(музейный штамм)

 Подавления роста микроорганизмов (M±m) в:

%

Эквиваленте мирамистина

( мкг/ мл)

%

Эквиваленте мирамистина

( мкг/ мл)

%

Эквиваленте мирамистина

( мкг/ мл)

Кролика

52±10

3,1±0,6

43±4

 7,5±0,7

46±8

8,0±1,1

Человека

66± 3

3,5±0,2

74±3

14,5±0,9

57±8

8,5±0,8

 Как видно из таблицы, наименьшая бактерицидная активность иммунных сывороток в отношении S. aureus, при этом  половины сывороток кролика и 60%  донорских  не обладают способностью к подавлению роста стафилококков. Гипериммунные плазмы (титр антимикробных антител более чем в 5 раз превышает таковые до иммунизации) проявляют выраженное  антимикробное действие (в среднем 52±10%) в отношении стафилококков при их концентрации 10± КОЕ/ мл, что эквивалентно ингибирующему  действию 3,1-3,5 мкг/мл Мирамистина®.

В отношении P.vulgaris и P. aeruginosa гипериммунные сыворотки проявили большую активность. Так, более половины исследуемых образцов обладают  антипротейной бактерицидной активностью, эквивалентной 8-8,5 мкг/мл Мирамистина®. В отношении P. aeruginosa бактерицидный потенциал донорской гипериммунной плазмы существенно выше (14,5 мкг/мл Мирамистина®) против 7,5 мкг/мл Мирамистина® сыворотки кроликов.

Литература:

1. «Внутрибольничные инфекции - проблемы эпидемиологии, клиники, диагностики, лечения и профилактики». Тезисы докладов II-й Российской научно-практической конференции, М.-1999, 320 с.

2. Ефремова Е.Н., Поляченко В.М. Оценка протективной активности поликомпонентной вакцины из условно-патогеннных микроорганизмов при оральном методе иммунизации на модели локальной стафилококковой инфекции. Журн. микробиол. 1993,№4,с.73-76.

2. Слатинова О.В., Мокроносова М.А., Сходова С.А., Краснопрошина Л.И.. Гуморальный иммунный ответ у пациентов с бронхолегочными заболеваниями при проведении иммунотерапии. Журн. микробиол. 2001,№2,с.49-53.

3. Клюквин И.Ю., Бялик И.Ф., Хватов В.Б., Бодрова Г.Н., Меньшиков Д.Д. Применение нового способа активной иммунопрофилактики синегнойной инфекции у больных с открытой травмой опорно-двигательного аппарата. Вестник травматологии и ортопедии. - 1998,- № 2, - с.27-33.

4. Cometta A., Baumgartner J.D., Glauser M.P. Polyclonal intravenous immunoglobulin for prevention and treatment of infections in critically  ill patients// Clin. Exp Immunol. 1994. Jul; 97 Suppl. 1. P. 69-72.

5. Скала Л.З., Сидоренко С.В., Нехорошева А.Г., Резван С.П., Карп В.П. Практические аспекты современной клинической микробиологии. М.: ТОО "Лабинформ",-1997.

6. Скала Л.З., Нехорошева А.Г., Винокуров И.Н., Лукин И.Н. Современные технологии в клинической микробиологии и химиотерапии. Автоматизированное рабочее место врача-микробиолога, химиотерапевта и эпидемиолога. Клиническая лабораторная диагностика, 2001, № 12,с.25-33.

7.  «Разработка и внедрение в практику новых лекарственных форм отечественного антисептика мирамистина». Сателлитный симпозиум 1-й международной конференции «Клинические исследования лекарственных средств». Тезисы докладов. М. 2001, 87 с.

 

Стоматология

Противовоспалительная и противомикробная терапия в комплексном лечении заболеваний слизистой оболочки полости рта

Сравнительная оценка иммунологической эффективности препаратов Мирамистин® и хлоргексидин у пациентов с хроническим генерализованным пародонтитом

Профилактика воспалительных послеоперационных осложнений в челюстно-лицевой хирургии у детей, на основе микробиологического мониторинга

Применение препарата Мирамистин® в комплексном лечении заболеваний слизистой оболочки рта

Оценка эффективности комплексного лечения кандидоза полости рта

Анализ антибактериальной и противовоспалительной эффективности антисептических препаратов в комплексном лечении хронического катарального гингивита

Гнойновоспалительные заболевания челюстнолицевой области

Из материалов XIII РОССИЙСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО КОНГРЕССА "ЧЕЛОВЕК И ЛЕКАРСТВО" (Москва, 27 апреля 2006 г)

БАЖАНОВ Н.Н., АЛЕКСАНДРОВ М.Т., ЧЕРКЕСОВ И.В.

ММА им. И.М. Сеченова, Москва

ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ МИРАМИСТИНА® ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ ГНОЙНОВОСПАЛИТЕЛЬНЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ ЧЕЛЮСТНОЛИЦЕВОЙ ОБЛАСТИ

Цель.

Обоснование возможности использования антимикробного препарата широкого спектра действия Мирамистина® (раствор, мазь, гель) для повышения эффективности лечения больных гнойновоспалительными заболеваниями челюстнолицевой области (ЧЛО).

Методы.

Экспрессметод индикации заболеваний и процессов микробной природы на основе лазерной флюоресцентной диагностики (ЛФД), а также общепринятые микробиологические и клинические методы использовали для обследования 50 больных с флегмонами ЧЛО, получавших традиционное лечение с применением различных форм Мирамистина®.

Результаты.

Сравнительная оценка препаратов, применяемых для обработки гнойной раны ЧЛО (фурацилин, хлоргексидин, диоксидин, химопсин и Мирамистин®) показала, что наиболее эффективными являются Мирамистин®, хлоргексидин и диоксидин. Выявлено соответствие результатов бактериологического исследования и показателей ЛФД на аппарате «Спектролюкс МБ». Проведено комплексное лечение и обследование 50 больных по традиционной схеме с применением Мирамистина® в виде раствора, мази и геля для антисептической обработки ран. У пациентов, получавших Мирамистин® (раствор, мазь), по сравнению с контролем, отек в области воспаления купировался раньше: у больных с легкой степенью тяжести процесса - в среднем на 1,5 дня, со средней степенью - на 2,5 дня, с тяжелым течением - на 1,3 дня. Период гноетечения сократился в среднем на 1,5; 6,7 и 10,8 дня, соответственно. Сократились сроки рассасывания инфильтрата (от 1,4 до 9,2 дней) и появления грануляции (от 4,7 до 7,2 дней). Длительность болезни в основной группе составила (в среднем): у больных с легкой степенью тяжести - 8,2 дня, со средней степенью - 14,8 дня, у тяжелых больных - 24,1 дня. Аналогичные показатели в группе сравнения - 13,7; 18,4 и 30,4 дня, соответственно.

Выводы.

Эффективные препараты раствор и мазь Мирамистина® могут быть рекомендованы для антисептической обработки ран ЧЛО в качестве средств выбора.

 

Дезинфекция оттисков в ортопедической стоматологии

СИМОНЕНКО Р.В., РУДЬКО А.П.

НМУ им. А.А.Богомольца, Киев, Украина

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДЕЗМИСТИНА ДЛЯ ДЕЗИНФЕКЦИИ ОТТИСКОВ В ОРТОПЕДИЧЕСКОЙ СТОМАТОЛОГИИ

Цель.

Изучить параметры микробной контаминации стоматологических оттисков и оценить возможность их дезинфекции с помощью препарата дезмистин.

Методы.

Использовали стоматологические оттиски из силиконовых и альгинатных масс, препарат дезмистин, действующим веществом которого является антисептик широкого спектра действия мирамистин (Кривошеин Ю.С., Рудько А.П., «Лекарственный препарат», Патент РФ № 21619661, Евразийский па тент № 005132), общепринятые микробиологические методы исследования.

Результаты.

В ходе исследования установлены количественные показатели контаминации оттисков, разработана методика определения обсемененности оттисков. Подобраны условия про ведения обеззараживания оттисков и определены допустимые уровни загрязнения оттисков органическим субстратом. Показано, что погружение оттисков из силиконовых и альгинатных масс на 10 мин в раствор дезмистина обеспечивает необходимый уровень дезинфекции поверхности оттиска, при котором не нарушаются его линейные и объемные параметры. Помимо предотвращения инфицирования медицинского персонала и пациентов возбудителями бактериальных и вирусных инфекций такая обработка улучшает качество получаемых гипсовых моделей (значительно снижается шероховатость их поверхности).

Выводы.

Обработка стоматологических оттисков из силиконовых и альгинатных масс путем их погружения в дезмистин на 10 минут позволяет проводить их эффективную дезинфекцию. Разработан способ определения микробной контаминации и определены уровни допустимого загрязнения таких оттисков органическим субстратом, не снижающие эффективность дезинфекции их дезмистином.

 

Лечение генерализованного пародонтита

Министерство здравоохранения Российской Федерации

Дагестанская государственная медицинская академия 

КОМПЛЕКСНОЕ ЛЕЧЕНИЕ ХРОНИЧЕСКОГО ГЕНЕРАЛИЗОВАННОГО ПАРОДОНТИТА

С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МИРАМИСТИНА® И ЛИКОПИДА

 Методические рекомендации для студентов старших курсов стоматологического факультета и врачей-интернов

 Махачкала  2002

 УДК 616.314.17-008.1:615.28+615.37 (083.93)

Рецензент: Г.-М.Г. Муртазалиев, доцент кафедры стомато­логии факультета последипломного образова­ния ДГМА

Составители: С.Г. Гусенов - ассистент кафедры ортопедической стоматологии    К.М. Расулов - зав. кафедрой ортопедической стоматологии, профессор  З.Д. Капланова - врач-пародонтолог республиканской стоматологической поликлиники.

В методических рекомендациях обобщен трехлетний опыт применения Мирамистина® и ликопида в комплексном лечении хронического генерализованного пародонтита.

Рекомендовано к печати Центральным координационным ме­тодическим советом Дагестанской государственной медицин­ской академии, протокол № 2 от 30.10.02 г.

Среди стоматологических заболеваний  значителен удельный вес болезней пародонта. В последние годы стома­тологи добились определенных успехов в повышении качест­ва лечебной помощи больным с заболеваниями пародонта,  в том числе и пародонтитом. Сегодня преодолен нигилизм вра­чей в возможность лечения заболеваний пародонта. Успех лечения больного во многом определяется правильной орга­низацией лечебной помощи, полным использованием совре­менных методов диагностики и лечения.

Пародонтит может локализоваться в области одного или нескольких зубов, а также носить генерализованный ха­рактер. Ведущая роль в этиологии и патогенезе хронического генерализованного пародонтита (ХГП) принадлежит микроб­ной флоре - грамположительным коккам, бациллам, спирохе­там, фузиморфным бактериям, грамотрицательным анаэро­бам. Эти микроорганизмы отличаются высокой агрессивно­стью и способностью проникать внутрь тканей пародонта. В настоящее время можно считать установленным, что главным депо микробной флоры, способствующим возникновению ХГП, является поддесневой зубной налет (зубная бляшка), находящийся в пространстве десневой борозды, на корне зуба, на поверхности соединительного эпителия и в пародонтальных карманах и состоящий на 35 % из бактерий.

Компоненты зубной бляшки, воздействуя на примы­кающую десну, приводят к ее инфильтрации воспалительны­ми клетками, макрофагами, полиморфноядерньми лейкоци­тами, лимфоцитами. Первичная защитная реакция организма, направленная на устранение пародонтопатогенных микроор­ганизмов, сопровождается воспалением. Современные знания о первичной защите пародонта от разрушающего действия пародонтопатогенных микроорганизмов однозначны: главные защитные функции обеспечиваются взаимодействием фагоци­тов, комплемента и специфических антител, т.е. иммунной системой. Нарушения в регуляции отдельных защитных ком­понентов иммунной системы приводят к повреждению и де­струкции тканей пародонта со всеми вытекающими отсюда последствиями.

При пародонтите отмечаются кровоточивость десен, отложение зубного налета и камня, подвижность зубов, выде­ление гноя при надавливании инструментом на край десны, положительная проба Шиллера-Писарева, пародонтальные карманы, наличие деструктивных изменений костной ткани альвеолярного отростка. Основной причиной появления пародонтального кармана следует считать литическое действие ферментов, вырабатываемых микроорганизмами.

Лечение заболеваний пародонта строится на принципе максимально индивидуализированного подхода к каждому больному с учетом данных общего и стоматологического ста­туса. В связи с этим оно всегда носит комплексный характер: применяются методы местной и общей терапии, которые нельзя рассматривать в отрыве друг от друга. В зависимости от информации о характере процесса, причине и механизме его развития лечение может быть этиотропным, симптомати­ческим или сочетать в себе элементы патогенетического и симптоматического лечения. План лечения больного состав­ляется индивидуально и зависит от степени тяжести пародонтита, распространенности процесса, наличия ротовых патоло­гий, а также от активного участия пациента в лечебном про­цессе, от его социальной защищенности.

В первое посещение пациента необходимо оценить со­стояние гигиены полости рта и обучить его навыкам гигиены, при этом для контроля используется гигиенический, индекс. Зубные отложения следует удалять после обработки шеек зу­бов и слизистой десны одним из антисептических растворов: 3 % раствор перекиси водорода, 0,25 % раствор хлорамина, 0,2 % раствор хлоргексидина, 0,01 % раствор Мирамистина® и др.

Затем приступают к проведению местной противовос­палительной терапии, которая включает в себя использование по показаниям антисептиков, антибиотиков, стероидных и нестероидных противовоспалительных препаратов,  ферментов, вяжущих средств и т.д. В этом плане большое значение при­дается антисептической отработке пародонтальных карманов с применением широкого спектра антисептиков, таких как 0,02 % раствор фурацилина, 0,1 % раствор перманганата ка­лия, 3% раствор перекиси водорода, 0,2 % раствор хлоргексидина, 0,3 % раствор триклозана, 0,01 % раствор Мирамистина®.

Однако многие из них имеют недостаточную антибак­териальную эффективность и побочные действия. Так, напри­мер, хлоргексидин оказывает раздражающее и аллергизирующее действие, окрашивает зубы, пломбы и слизистую, вызы­вает неприятный вкус и расстройство вкусовой чувствитель­ности, десквамацию эпителия полости рта. Кроме того, хлоргексидин недостаточно активен по отношению к грибам.

Наш 3-х летний клинический опыт применения в каче­стве антисептического и иммуномодулирующего препарата нового антисептика широкого спектра действия 0,01 % рас­твора Мирамистина® позволяет рекомендовать его для широко­го внедрения в практику врачей-парадонтологов. Мирамистин® выпускается в форме 0,01 % раствора, содержащего бензил-диметил [3 -(миристоиламино) пропил] аммоний хлорид, мо­ногидрат-катионное поверхностно - активное вещество.  Мирамистин® обладает выраженным антимикробным действием в отношении грамположительных и грамотрицательных, аэроб­ных и анаэробных, спорообразующих и аспорогенных бакте­рий, оказывает противогрибковое действие на дрожжеподобные грибы, дерматофиты, актиномицеты и другие патогенные грибы.

Мы используем антисептик Мирамистин® в виде повяз­ки, накладываемой на придесневую область и шейки зубов. Преимущество этого метода состоит в возрастании силы и продолжительности воздействия препарата на очаг пораже­ния. Разработанная нами лечебная экстемпоральная бактери­цидная повязка (рац. предл. № 00 - 1114) представляет собой композицию из 0,01 % раствора иммуномодулирующего анти­септического препарата Мирамистина® и стоматологического кальцийсодержащего цемента для временной фиксации "Ортофикс-Аква". Проведенные нами микробиологические ис­следования (С.Г. Гусенов, З.М. Гамзатова, 2000) показали, что связывание Мирамистина® цементом для временной фиксации не снижает его бактерицидной активности.

Лечебная экстемпоральная бактерицидная повязка го­товится следующим образом: на чистой сухой стеклянной пластине шпателем смешивают необходимое количество по­рошка с 0,01 % водным раствором Мирамистина® до получения однородной пастообразной консистенции в течение минуты. Подготовленную пасту шпателем накладывают с оральной стороны, а затем с вестибулярной тонким слоем на высушен­ный десневой край и в межзубные промежутки. Поверхность повязки плотно прижимают со всех сторон и моделируют так, чтобы режущие края и жевательные поверхности зубов были свободны. По показаниям, на повязку сверху надевают разра­ботанную нами лечебно-профилактическую шину (заявка № 2001-106754/14 (006897) от 12. 03. 2001 г.). Повязка тверде­ет в течение 3-4 минут. Шина представляет собой две пласт­массовые дуги, расположенные на вестибулярной и оральный поверхностях зубодесневого ряда. В придесневой части име­ется выемка для размещения и фиксации лечебной повязки. Оральную и вестибулярную части шины фиксируют между  собой проволочные перемычки, расположенные на межзуб­ных промежутках и не мешающие смыканию зубов.

Нами предложен способ изготовления такой лечебно-профилактической зубодесневой шины (заявка  № 02001-106746/14 (006889) от 12.03.2001 г.), заключающийся в том, что предварительно на модели челюсти ретенционную зону и часть десны на расстоянии 7-8 мм от десневых сосочков по­крывают слоем зуботехнического воска толщиной до 1,5 мм, затем по этой модели получают дубликатную модель, на ко­торой и готовят шину с выемкой на толщину воска (1,5 мм).

При легкой степени тяжести пародонтита курс лечения достаточно проводить в 3-5 посещений. Лечебную бактери­цидную повязку накладывают в течение 2-3 посещений без фиксации ее зубодесневой шиной. В последнее посещение нужно проверить гигиеническое состояние полости рта, про­вести пробу Шиллера-Писарева. При наличии показаний к ор­топедическому лечению составляется план и проводится вы­бор конструкций ортопедического аппарата.

При хроническом генерализованном пародонтите средней степени тяжести продолжительность курса лечения составляет 7-8 посещений. Здесь также в первые посещения проводятся: оценка состояния гигиены полости рта, обучение пациента правилам ухода за зубами, снятие зубных отложе­ний, шлифовка шеек и корней зубов, избирательное пришлифовывание окклюзионных поверхностей зубов. Параллельно с этим следует решать вопросы удаления корней, отдельных зубов, проведения ортопедического лечения и шинирования.

Важной и обязательной процедурой при пародонтите средней тяжести является проведение выскабливания (кюретажа) пародонтального кармана в целях удаления поддесневых зубных отложений, грануляций, эпителия, выстилающего внутреннюю поверхность пародонтального кармана. Кюретаж проводится на 2-3 день лечения после промывания пародон­тальных карманов антисептиком (в частности, 0,01 % раство­ром Мирамистина®) из шприца с тупой изогнутой иглой. Затем следуют обезболивание, операция выскабливания пародонтальных карманов стерильными  острыми инструментами, промывание карманов антисептиками (0,01% Мирамистина®) из  шприца, наложение лечебной экстемпоральной бактерицидной повязки, фиксируемой предварительно изготовленной шиной. В одно посещение кюретаж проводится в области не более 4-5 зубов.

Кроме местного противовоспалительного лечения для устранения симптомов пародонтита в целях борьбы с инфек­цией, интоксикацией организма и для активизации иммуните­та больного, стимуляции регенеративных процессов прово­дится и общее лечение.

При пародонтите тяжелой степени, кроме обучения па­циента правилам ухода за полостью рта, снятия зубных отло­жений, проведения противовоспалительной терапий, могут быть показаны и другие хирургические вмешательства. Зубы с атрофией костной ткани альвеолярного отростка на 3/4 длины корня и более, а также подвижностью III-IV степени подлежат удалению.

При наличии глубоких и узких (свыше 4 мм) пародонтальных карманов, одиночных пародонтальных абсцессов ре­комендуется проводить операцию гингивотомии. Эта операция заключается в рассечении десны в области пародонталь­ного абсцесса, промывании полости раствором  антисептика (0,01 % Мирамистина®), кюретаже, укладке лоскута на место и наложении  шва. Заживление происходит на костном основа­нии. 

Операция гингивоэктомии показана при наличии глу­боких пародонтальных карманов. При проведении этой опе­рации карманы иссекаются на всю глубину, после чего на ра­ну накладывается десневая повязка. С целью ликвидации пародонтальных карманов, коррекции дефектов края десны проводится лоскутная операция различной модификаций. Сущность операции заключается в образовании и откидывании  слизисто-надкостничного лоскута с последующим удалением поддесневых зубных отложений, грануляций, деэпителизацией внутренней поверхности десны, удалением поверхностных слоев декальцинированной костной ткани, выравниванием края кости альвеолярного отростка, репонированием лоскута. Рану следует ушить полиамидной нитью, наложить антисе­птическую повязку 0,01% Мирамистина® и зафиксировать ши­ной.

Непосредственно после оперативных вмешательств на пародонте показано назначение нестероидных противовоспа­лительных препаратов (ибупрофен, ортофен, индометацин), которые обладают выраженным противоотечным, анальгезирующим, антигипоксическим эффектом. При лечении пародонтитов средней и тяжелой степеней, плохо поддающихся местной   противовоспалительной терапии, целесообразно применение антибиотиков широкого спектра действия. Анти­биотики потенцируют эффект местного лечения, снижают риск развития осложнений от консервативного и хирург­ического лечения, увеличивают период ремиссии.

Помимо применения антисептиков, противовоспали­тельных препаратов, антибиотиков, в арсенале пародонтологов имеется множество и других лечебных воздействий (фи­зиотерапия, фитотерапия, апитерапия и т.д.). Как известно, при заболеваниях пародонта может иметь место угнетение гуморального и клеточного звена иммунной системы, в ча­стности, снижение как количественных, так и функциональ­ных показателей Т- и В-звеньев иммунитета, повышение со­держания сывороточных иммуноглобулинов IgA, IgM и IgG.

Становится очевидным, что для достижения клиниче­ского эффекта необходимо включение в комплексную тера­пию иммуномодулирующих средств. Наш трехлетний опыт позволил рекомендовать при лечении заболеваний пародонта, сопровождающихся наруше­ниями в иммунной системе, новый отечественный  синтетиче­ский иммуномодулирующий препарат "Ликопид". Препарат представляет собой активный фрагмент клеточной стенки бактерий, ответственный за иммуностимулирующий эффект, и является природным регулятором иммунитета, выработанным в процессе эволюции. Основанием для применения ликопида послужили данные о высокой его эффективности   при лечении различных заболеваний протекающих на фоне угнетения иммунной системы. Мы рекомендуемназначать ликопид в рамках комплексной терапии сублингвально в дозах от 1 до 5 мг ежедневно в течение 10 дней. Проведенные нами исследования показали, что ликопид стимулирует все формы противоинфекционной защиты организма: фагоцитоз, клеточный и гуморальный иммунитет.             

Проведенные нами клинико-иммунологические иссле­дования показали, что комплексное лечение хронического генерализованного пародонтита с применением иммуномодулирующего антисептика Мирамистина® и  иммунномодулятора нового поколения ликопида обеспечивает более стойкую ре­миссию и удлиняет ее сроки. Применение в практике стома­тологии современных достижений медицинской науки позво­ляет расширять возможности патогенетической терапии  бо­лезней пародонта.

ЛИТЕРАТУРА

1. Иванов B.C. Заболевания пародонта. М, 2001.

2. Копейкин В.Н. Ортопедическое лечение заболеваний паро­донта. М, 1998.

3. Кудрявцева Т.В., Орехова Л. Ю., Грудянов А.И. Организа­ция пародонтологической помощи. - Пародонтология, 2001,1-2,7-8.

4. Курякина Н.В., Кутепова Т.Ф. Заболевания пародонта. Нов­город, 2000.

5. Пинегин Б.В., Андронова Т.М. Некоторые теоретические и практические вопросы клинического применения иммуно-модулятора ликопида. - Иммунология, 1998,2,60-63.

6. Свистов В. В. Мирамистин® - отечественный антисептик ши­рокого спектра действия. - Военно-медицинский журнал, 1998,5,57-59.

 

Мирамистин® в терапевтической стоматологии

ПЕРВАЯ  МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

«Клинические исследования лекарственных средств»

С А Т Е Л Л И Т Н Ы Й  С И М П О З И У М

 «Разработка и внедрение в практику новых лекарственных форм 

отечественного антисептика Мирамистина®» 

(Тезисы докладов)

М о с к в а

20 - 22 ноября 2001 г

Применение 0,01% раствора Мирамистина®  в клинике терапевтической стоматологии

Б.Т. Мороз, Л.В. Миргородская, Н.И. Перькова, И.С. Рохваргер

Медицинская академия последипломного образования  (Санкт-Петербург) 

Препарат Мирамистин® (М) был использован у 214 пациентов в возрасте от 18 до 64 лет. У 76 пациентов осуществлялась обработка сформированной кариозной полости при лечении среднего кариеса, у 39 пациентов при лечении глубокого кариеса. Ирригация корневых каналов зубов производилась у 51 пациента по поводу лечения пульпита и у 38 пациентов в процессе лечения воспаления периодонта. 31 пациенту с хроническим  генерализованным пародонтитом и 11 пациентам с пародонтозом, осложненным воспалением, проводили комплексное лечение с использованием хирургических методов. Пациентам с патологией пародонта М вводился в пародонтальные карманы на турундах с последующими аппликациями десен на 15 мин. При обострениях (8 случаев) пародонтальные карманы промывали М из шприца и вводили в полость абсцесса турунды с препаратом на 15 мин. Результаты лечения пациентов с патологией пародонта оценивали по данным индекса РМА, индекса кровоточивости десен, функциональной стойкости капиляров по Кулаженко и индекса гигиены по Федорову и Володкиной. В контрольной группе (46 пациентов) в качестве противомикробного средства применяли 0,05% раствор хлоргексидина. У пациентов,   леченных по поводу кариеса и его осложненных форм, отдаленные результаты прослежены в течение от 2 месяцев до 1,5 лет. Не было отмечено болезненных ощущений после лечения и осложнений по данным  электроодонтометрии и рентгенографии. Сопоставление клинических данных и показателей состояния пародонта выявило лучшие результаты лечения с применением М по сравнению с хлоргексидином.

Проведенные клинические наблюдения показали, что 0,01% раствор М   не   оказывал   местнораздражающего   действия,   не   обладал аллергизирующими свойствами и хорошо переносился пациентами. Стабильные клинические результаты позволяют рекомендовать М к широкому применению в амбулаторной стоматологической практике.

 

Проктология

Лечение гнойных осложнений после операций толстой кишки

ПЕРВАЯ  МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

«Клинические исследования лекарственных средств»

С А Т Е Л Л И Т Н Ы Й       С И М П О З И У М

 «Разработка и внедрение в практику новых лекарственных форм 

отечественного антисептика Мирамистина®»

(Тезисы докладов)

М о с к в а

20 - 22 ноября 2001 г 

Мирамистин® в профилактике и лечении гнойных осложнений у онкологических больных, оперированных по поводу рака толстой кишки 

Ю.А. Барсуков, Р.И. Тамразов, А.В. Николаев

РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН, Москва

В отделении онкопроктологии РОНЦ РАМН накоплен 20-летний опыт хирургического и комбинированного лечения рака ободочной и прямой кишки. В структуре послеоперационных осложнений ранние осложнения, т.е. развившиеся в раннем послеоперационном периоде (до 30 дней), являются наиболее грозными. Частота гнойно-воспалительных осложнений среди них составила 15,3±2,6%. Наиболее часто наблюдались нагноение лапаротомной раны, раны промежности, тазовый абсцесс, перитонит. В течение последних двух лет в клинике широко используется антисептик Мирамистин® при лечении и профилактике гнойных осложнений. В среднем с 3-5 дня после промывания нагноившейся раны отмечено очищение её краёв от фиброзных наложений, появление свежих грануляций. Кроме того, Мирамистин® успешно применяли для санации брюшной полости при перитоните. Побочных явлений при использовании антисептика не отмечено. Течение послеоперационного периода в среднем укорачивалось на 7-10 дней. Таким образом, препарат Мирамистин® может быть рекомендован к широкому применению у контингента тяжёлых больных в онкопроктологии.

 

Лечение хронических воспалительных заболеваний толстой кишки

VII РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ КОНГРЕСС

«ЧЕЛОВЕК И ЛЕКАРСТВО»

 СИМПОЗИУМ

 «МИРАМИСТИН® - НОВЫЙ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ АНТИСЕПТИК

ШИРОКОГО СПЕКТРА ДЕЙСТВИЯ»

 (Тезисы докладов)

 Москва

 10-14 апреля 2000 г.

 КРУТИКОВ С.Н., КУНИЦА В.Н., МАТОХИН В.А., КРИВОШЕИН Ю.С.

Крымский медицинский университет, Симферополь; Компания "ИНФАМЕД", Благотворительный фонд "Профилактика", Москва

ИЗУЧЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ МИРАМИСТИНА® В ЛЕЧЕНИИ ХРОНИЧЕСКИХ ВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ ТОЛСТОЙ КИШКИ

Цель работы:

Обоснование применения антисептического препарата Мирамистина® (М) в лечении больных с воспалительными заболеваниями толстой кишки (ВЗТК).

Методы:

Общепринятые клинические, морфологические, бактериологические, иммунологические.

Результаты:

Использование 0,01%-ного раствора М в виде микроклизм в комплексном лечении 130 больных с неспецифическим язвенным колитом и инфекционным колитом или монотерапии в легких случаях заболеваний приводило к нормализации основных показателей, стимуляции репаративной регенерации слизистой оболочки толстой кишки и нормализации её микрофлоры, уменьшению сроков лечения и частоты рецидивов.

Обсуждение:

Препарат М повышает эффективность терапии ВЗТК, что связано с его иммунокоррегирующим и антимикробным действием.

Выводы:

Препарат М может быть рекомендован для местного применения в комплексной или монотерапии ВЗТК.

 

Урология/ Венерология

Эффективность препарата Мирамистин® в комплексном лечении хронических уретропростатитов

Комплексная терапия хронических и вялотекущих форм урогенитальных инфекций

Клинико-лабораторная оценка эффективности препарата Мирамистин® в комплексной терапии хронических уретритов, ассоциированных с инфекциями, передаваемыми половым путем

Использование препарата Мирамистин® при инфекционной патологии в гинекологии. Обзор литературы.

Кириченко И.М.

Современный антисептический препарат Мирамистин®, обладает выраженным антибактериальным, фунгицидным, противовирусным и противопаразитарным действием. Сочетание противовоспалительного, иммуномодулирующего и антимикробного эффектов обосновывают целесообразность и эффективность использования препарата в составе этиопатогенетического лечения и профилактики инфекционной патологии.

В последние годы внимание ученых все больше привлекают поверхностно активные вещества, обладающие широким антимикробным спектром, не вызывающие раздражающего действия на слизистые оболочки и кожу и не теряющие своей активности в течение длительного времени [1, 2].

К их числу относится отечественный препарат Мирамистин® - бензилдиметил [3-(миристоиламино)пропил] аммоний хлорид, моногидрат, выпускаемый в виде раствора для местного применения [3]. Оригинальный лекарственный препарат Мирамистин® разработан в рамках программ по «Космической биотехнологии». Одной из задач программы был поиск и разработка нового препарата, который должен эффективно уничтожать большинство патогенных микроорганизмов и действовать таким образом, чтобы к нему не возникало устойчивости. Несомненно, он должен быть максимально безопасным для человека на Земле и в условиях Космоса. В результате многочисленных экспериментов удалось создать препарат, который обладает выраженными антимикробными свойствами в отношении грамположительных и грамотрицательных бактерий, патогенных грибов, некоторых вирусов и простейших [4-6]. Необходимо отметить, что Мирамистин® повышает чувствительность бактерий, грибов и простейших к действию антибиотиков. Синергизм действия Мирамистина® с антибиотиками и другими препаратами позволяет сократить длительность лечения и значительно повысить эффективность терапии.

Препарат обладает избирательностью действия, т.е. эффективно действует на патогенные микроорганизмы, в бактерицидных концентрациях не всасывается и не оказывает повреждающего действия на слизистые оболочки и кожные покровы, не обладает местно-раздражающим, мутагенным, канцерогенным и аллергизирующим действием [7,8]. В отдельных случаях возможно кратковременное чувство жжения в месте применения, которое безопасно, проходит самостоятельно и не требует отмены препарата.

При этом, доказана способность Мирамистина® оказывать другие эффекты:

  1. повышение местного иммунитета через стимуляцию защитных реакций в месте применения, за счет активации поглотительной и переваривающей функции фагоцитов;

  2. потенцирование активности моноцитарно-макрофагальной системы посредством нормализации транспортной функции мерцательного эпителия (мукоцилиарный клиренс);

  3. оптимизация процессов перекисного окисления липидов при эндобронхиальном введении больным с бронхо-легочной патологией;

  4. усиление процессов регенерации посредством стимуляции эпителизации и репаративных процессов в ране, что ускоряет заживление;

  5. противовоспалительное действие за счет активизации процесса фибринолиза в очаге воспаления.

Разработанный препарат нового поколения – Мирамистин®, отвечает самым высоким требованиям эффективности и безопасности в лечении и профилактике. Такое сочетание свойств Мирамистина® позволяет успешно применять его для лечения и профилактики воспалительных заболеваний различной этиологии и локализации.

Многогранные исследования свойств Мирамистина® были проведены в ведущих лабораториях России, Швеции и Германии.

Мирамистин® относится к группе катионных поверхностно активных веществ, а именно к четвертичным аммониевым соединениям. Химическое название Мирамистина® - бензилдиметил [3-(миристоиламино) пропил] аммоний хлорид моногидрат. Лекарственная форма в виде 0,01% раствора для местного применения. Это бесцветная, прозрачная жидкость, пенящаяся при встряхивании. Флаконы полиэтиленовые с аппликатором урологическим 50 мл. Флаконы полиэтиленовые 150 мл в комплекте с насадкой-распылителем..

Препарат обладает широким спектром антимикробного действия, включая госпитальные штаммы, резистентные к антибиотикам. Оказывает выраженное бактерицидное действие в отношении грамположительных и грамотрицательных бактерий, аэробных и анаэробных бактерий, спорообразующих и аспорогенных бактерий, в виде монокультур и микробных ассоциаций, включая госпитальные штаммы с полирезистентностью к антибиотикам. В связи с этим, Мирамистин® применяется для местного лечения инфекционных кожных заболеваний, в частности поверхностных пиодермий (в т.ч. вульгарное импетиго и пустулезная форма угревой болезни и др.), вызванных Staphylococcus aureus, Streptococcus spp., Pseudomonas aeruginosa, Proteus spp., Escherichia coli. [9].

Экспериментальными и клиническими исследованиями доказано, что Мирамистин® оказывает не только бактерицидное, но и выраженное фунгицидное действие. Чувствительны к нему аскомицеты рода Aspergillus и рода Penicillium, дрожжевые грибы (Rhodotorula rubra, Torulopsis gabrata и т.д.) и дрожжеподобные (Candida albicans, Candida tropicalis, Candida krusei и т.д.), дерматофиты (Trichophyton rubrum, Trichophyton mentagrophytes, Trichophyton verrucosum, Trichophyton schoenleini, Trichophyton violacent, Epidermophyton Kaufman-Wolf, Epidermophyton floccosum, Microsporum gypseum, Microsporum canis т.д.), а также другие патогенные грибы, например, Pityrosporum orbiculare (Malassezia furfur), в виде монокультур и микробных ассоциаций, включая грибковую микрофлору с резистентностью к химиотерапевтическим препаратам.

Мирамистин® обладает противовирусным действием, особенно активен в отношении сложноустроенных вирусов, таких как вирусы гриппа, герпеса, ретровирусы (ВИЧ), парамиксовирусы (корь, паротит), ветряной оспы, лихорадки Денге, аденовирусы и др. [10, 11].

Среди вирусных заболеваний герпетическая инфекция, обусловленная вирусами простого герпеса 1-го и 2-го типов (ВПГ), занимает одно из ведущих мест. У большинства здоровых людей ВПГ вызывают широкий спектр заболеваний, причем как острую первичную инфекцию, так и рецидивирующие заболевания кожи и слизистых оболочек. У новорожденных и лиц с иммунодефицитами, инфекция может протекать особенно тяжело и заканчиваться летальным исходом. Для профилактики и терапии ВПГ-инфекции предложено много средств, однако препаратами выбора остаются нуклеозидные аналоги (например, ацикловир), которые обладают селективной антигерпесвирусной активностью, обусловленной подавлением репликации вируса и инактивации вирусной ДНК-полимеразы. С 1982 года стали регистрироваться штаммы ВПГ, устойчивые к действию ацикловира (АЦВ), а за последние 10 лет, когда АЦВ стал основным противогерпетическим средством, частота выделения таких штаммов резко возросла, особенно от иммунокомпрометированных лиц [12]. По данным разных авторов, АЦВ-резистентные штаммы ВПГ встречаются в 4-14% случаев у онкологических больных, ВИЧ-инфицированных и лиц, перенесших трансплантацию органов и тканей или получающих длительную иммуносупрессивную терапию.

Мирамистин® обладает выраженной противовирусной активностью в отношении АЦВ-резистентных штаммов вируса простого герпеса. Препарат проявляет прямое вирулицидное действие и обладает способностью тормозить репликацию вирусов в инфицированных культурах клеток, что приводит к существенному снижению титров инфекционной активности ВПГ. При использовании разных профилактических схем применения, препарат проявляет выраженную лечебную и профилактическую активность.

В клинике и эксперименте доказано, что Мирамистин® проявляет активность на ранних этапах инфекционного процесса; в основе его действия лежит предотвращение адсорбции и пенетрации вируса в клетки хозяина. Учитывая, что механизм противовирусного действия Мирамистина® отличается от действия АЦВ, использование Мирамистина® в комплексной терапии герпетической инфекции позволяет не только повысить эффективность лечения, но и снизить распространенность вируса среди лиц групп риска, а также частоту появления штаммов ВПГ, резистентных к действию ацикловира и его аналогов,

Полученные результаты согласуются с ранее выявленной противовирусной активностью Мирамистин® в отношении других разновидностей вирусов [10] и подтверждают роль суперкапсида как главной мишени противовирусной активности этого препарата.

Особо актуальной является профилактика ВИЧ-инфекции. По данным официальной статистики, в 2011 в мире зарегистрировано около 50 млн. ВИЧ-инфицированных, в России эта цифра составляет 635 тыс., из них более 5,5 тыс. детей.

Многогранные исследования анти-ВИЧ активности Мирамистина®, проведенные в ведущих лабораториях России, Украины, Швеции, Германии позволили доказать, что в рабочих концентрациях Мирамистин® эффективен для уничтожения внеклеточного и внутриклеточного ВИЧ [13, 14]. Он оказался более активным средством для уничтожения ВИЧ по сравнению с другими дезинфектантами (см. табл.1). На основании этих данных Фармакологический государственный комитет Минздрава РФ принял решение о включении в инструкцию по использованию Мирамистина® сведений о том, что препарат обладает анти-ВИЧ-активностью.

Таблица 1

Минимальные концентрации, в которых различные дезинфицирующие средства

инактивируют ВИЧ [15, 16, 17, 13, 14]

 Антимикробное средство

Минимальная концентрация,

инактивирующая вирус, %

Этиловый спирт

50,00

Гипохлорит натрия

0,10

Параформальдегид

0,50

Перекись водорода

0,30

Нонидет Р40

1,00

Твин-20

Более 2,50

Хлоргексидин

0,02-0,05

Ноноксинол-9

0,05

Мирамистин®

0,01 

Тесткультура

(к-во штаммов)

Препарат

Срок до появления признаков микробицидного действия препарата (мин.) в зависимости от его концентрации (%).

0,01

0,008

0,007

0,006

0,005

0,004

T. pallidum

(2 штамма)

Мирамистин ®

1-3

3-7

10

-

-

-

Бензалкония

хлорид

3-5

7-10

15

-

-

-

T. vaginalis

(7 культур)

Мирамистин ®

1-3

5-10

15

-

-

-

Бензалкония

хлорид

5-7

10-15

-

-

-

-

N. gonorrhoeae

(30 штаммов)

Мирамистин ®

3

3

5

15

-

-

Бензалкония

хлорид

5

5

15

-

-

-

 Разработаны специальные упаковки, позволяющие использовать Мирамистин® для профилактики ВИЧ/ИППП как у мужчин, так и у женщин (водный раствор в специальном флаконе с урологической насадкой) [18, 19].

Клинические исследования, а также многолетний опыт использования Мирамистина® для профилактики ИППП доказывают надежность защитного действия при условии соблюдения инструкции по применению. Как правило, при использовании Мирамистина® нежелательные реакции не наблюдаются, лишь в отдельных случаях при инстилляции в уретру может возникать ощущение легкого жжения, которое проходит самостоятельно через 15-20 сек и не требует анальгезии или отмены препарата [9]. Отмечены единичные случаи индивидуальной непереносимости Мирамистина®, связанные с общей повышенной чувствительностью организма к поверхностно активным веществам.

Проблемой современной венерологии является недостаточная эффективность лечения хронической и вялотекущей гонореи, негонорейных уретритов, хронической хламидийной инфекции и смешанных урогенитальных инфекций. Учитывая широкий спектр антимикробного действия Мирамистина®, отсутствие резистентности к нему большинства клинических штаммов гонококков и трихомонад [20] и обнаружение у препарата иммунокорригирующих свойств [21], целесообразно использование препарата для лечения данных форм заболеваний [9].

С целью изучения профилактического действия Мирамистина® при венерических заболеваниях использовали модель экспериментального сифилиса на кроликах и экспериментальную гонококковую септицемию белых мышей. Полученные результаты позволили сделать вывод, что обработка кожи животных Мирамистином® срок до 3 ч после заражения Treponema pallidum (штамм Никольса) предупреждает развитие заболевания сифилитической инфекции у экспериментальных животных. Мирамистин® также обладает выраженным гонококкоцидным действием, превосходящими по антигонококковой активности бензалконий хлорид. [24, 25, 26].

Клиническая эффективность Мирамистина®, изучена у 110 мужчин в возрасте от 16 до 44 лет, 85% которых относились к контингенту повышенного риска (водители, проводники вагонов, строители и др.). Обработка заключалась в однократной инстилляции в уретру 5-6 мл Мирамистина®, и обильном орошении этим же раствором наружных половых органов и прилегающих кожных покровов в срок до 2 часов после полового контакта. С помощью анонимного анкетирования (открытки) и осмотров признаков венерических заболеваний не обнаружено. Полученные данные позволяют судить об эффективности наружной профилактической обработки Мирамистином® и признать ее удовлетворительной.

Вышеуказанные свойства Мирамистина® позволили обосновать его применение для профилактики и лечения инфекций передаваемых половым путем, в первую очередь, сифилиса, гонореи и ряда негонорейных заболеваний мочеполового тракта [22,23].

Микробицидный эффект Мирамистина® в сравнении с бензалконием хлоридом на возбудителей ИППП в эксперименте представлен в табл. 2. Из полученных данных следует, что в условиях прямого контакта in vitro раствор Мирамистина® в концентрациях от 0,01% до 0,007% в течение от 1 до 10 мин оказывает микробицидное действие в отношении возбудителей сифилиса, трихомониаза и гонореи. По сравнению с бензалкония хлоридом, Мирамистин® оказывал более выраженное трепонемо-, трихомонадо- и гонококкоцидное действие (на 2-5 мин быстрее).

Таблица 2.

Результаты определения трепонемо-, трихомонадо- и гонококкоцидного действия водных растворов Мирамистина® и бензалкония хлорида

Примечание: «-» - отсутствие «бактерицидного» действия

Экспериментально-клинические исследования показали, что после курса лечения с применением Мирамистина® достоверно возрастает функциональная активность полиморфноядерных лейкоцитов, в то время как в группе сравнения она отсутствовала. Поглотительная способность лейкоцитов уретрального экссудата (по величине фагоцитарного показателя и фагоцитарного числа) у больных основной группы также была достоверно выше, чем у больных в группе сравнения. Это подтверждает стимулирующее влияние инстилляций Мирамистина® в очаге воспаления на показатели местного клеточного иммунитета, сниженного у больных хроническими и вялотекущими урогенитальными заболеваниями [9].

Выраженный положительный эффект был получен у 54 больных урогенитальным хламидиозом на фоне этиопатогенетического лечения и с применением в качестве местной терапии препарата Мирамистин®. Препарат использовался в виде влагалищных ванночек, тампонов, инсталляций в уретру, мочевой пузырь, матку, смазывания цервикального канала. Применение Мирамистина® давало возможность сократить курс антибиотикотерапии с 3 недель до 10-14 дней, что, по-видимому, связано со свойством Мирамистина® повышать проницаемость клеточных мембран и способствовать лучшему проникновению антибактериальных средств в клетки очага воспаления. Клиническая и этиологическая эффективность в этой группе больных составила 89%, а у страдающих эндоцервицитами – 92%, отмечено уменьшение количества рецидивов.

Мирамистин® был также использован для местного лечения 49 беременных, больных урогенитальным хламидиозом. В 3-м триместре беременности женщинам проводили санацию влагалища раствором Мирамистина® с последующим введением порошка эритромицина. При этом клиническая и этиологическая эффективность была выше, чем в группе сравнения и достигала 80%. В группе мужчин с уретритами, простатитами и простатовезикулитами, лечение хламидийной инфекции было также более эффективным в случае применения Мирамистина® совместно с этиопатогенетической терапией. Мирамистин® применяли в виде инсталляций в уретру, 2 раза в сутки, в течение 10 минут на протяжении 2 недель; причём одну из инсталляций проводили непосредственно перед массажем предстательной железы).

Местное применение Мирамистина® в комплексной терапии у больных с различными формами хламидийной инфекции способствует повышению клинической эффективности лечения, сокращению сроков антибиотикотерапии, а также уменьшению количества рецидивов. Позитивный эффект Мирамистина® объясняется не только противовоспалительным, иммуномодулирующим и широким антимикробным действием, но и доказанным in vitro ингибирующим влиянием препарата на цикл репродукции хламидий. Всё это обосновывает целесообразность и перспективность использования препарата Мирамистина® для местного применения в комплексе системного этиопатогенетического лечения больных различными формами хламидиоза [27]. Представленный метод лечения позволил сократить число рецидивов заболевания на 60-70% [28].

Таким образом, показаниями для применения Мирамистина® являются следующие:

В акушерстве и гинекологии:

  • Гнойно-воспалительные процессы вследствие родовых травм, ран промежности и влагалища, инфицировании родовых путей, кесарева сечения.

  • Профилактика гнойных осложнений при проведении «малых» гинекологических операций (коагуляция эрозий, полипов, прерывание беременности, введение (извлечение) ВМС)

  • Воспалительные заболевания бактериальной, грибковой и вирусной этиологии (вагинит, вульвовагинит, эндометрит, цервицит и др.)

  • Лечение и профилактика заболеваний передающихся половым путем

В урологии:

  • Комплексное лечение острых и хронических урологических заболеваний специфической и неспецифической этиологии (уретрит, цистит, простатит, уретропростатит, баланопостит и др.)

  • Профилактика инфицирования при диагностических манипуляциях, а так же инфекции, вызванные нозокомиальными возбудителями

  • Профилактика воспалительных осложнений при проведении урологических операций

В дерматовенерологии:

  • Индивидуальная профилактика заболеваний передающихся половым путем (сифилис, гонорея, трихомониаз, хламидиоз, генитальный герпес, генитальный кандидоз и др); Мирамистин® является лидером среди препаратов для профилактики инфекций передающихся половым путем

  • Комплексное лечение венерических заболеваний

  • Лечение бактериальных, грибковых и вирусных заболеваний кожи и слизистых оболочек

  • Лечение акне (угревая сыпь) в комплексной терапии и как самостоятельное средство

Способы применения и дозы:

В акушерстве и гинекологии: с целью профилактики послеродовой инфекции Мирамистин® применяют в виде влагалищных орошений до родов (5-7 дней), в родах после каждого влагалищного исследования и в послеродовом периоде в виде тампонов с экспозицией 2 ч в течение 5 дней; при родоразрешении женщин путем кесарева сечения, непосредственно перед операцией обрабатывают влагалище, во время операции - полость матки и разрез на ней, а в послеоперационном периоде вводят тампоны, смоченные Мирамистином®, во влагалище с экспозицией 2 ч в течение 7 дней; лечение воспалительных заболеваний женских половых органов проводят курсом в течение 2-х недель путем внутривлагалищного введения тампонов с антисептиком, а также органным электрофорезом препарата.

В урологии: в комплексном лечении уретритов и уретропростатитов проводят впрыскивание 2-3 мл Мирамистина® в уретру 1-2 раза в день, в течение 10 дней, процедуры проводят через день; при лечении хламидийного уретрита в комплексной терапии применяют инстилляции раствора Мирамистина®, экспозицией на 10 мин, 2 раза в день, в течение 7 дней; перед диагностическим исследованием Мирамистин® вводят в уретру, обработку повторяют по окончании манипуляции; при проведении урологических операций Мирамистином® обрабатывают операционное поле, послеоперационные швы, при необходимости возможно интраоперационное применение препарата.

В дерматовенерологии: при лечении грибковых, бактериальных, вирусных заболеваний кожи обрабатывают пораженные участки Мирамистином® 2-3 раза в день, в комплексной терапии применяют препарат перед нанесением основного средства; для лечения угревой сыпи Мирамистином® обрабатывают очищенную кожу, затем наносят средство лечения (в комплексной терапии) или ухода; для профилактики грибкового поражения в общественных местах и на природе кожу обрабатывают Мирамистином® в течение 2 часов после контакта с потенциальным источником заражения;

Для профилактики венерических заболеваний препарат эффективен, если он применяется не позже 2-х ч после полового акта; содержимое флакона с помощью аппликатора урологического ввести в мочеиспускательный канал на 2-3 мин: мужчинам (2-3 мл), женщинам (1-2 мл) и во влагалище (5-10 мл); обработать кожу внутренних поверхностей бедер, лобка, половых органов; после процедуры рекомендуется не мочиться в течение 2-х часов.

Взаимодействие Мирамистина® с другими лекарственными средствами: при одновременном применении с антибиотиками, отмечено усиление их противобактериальных и противогрибковых свойств.

Благодаря широкому спектру антимикробного действия и отсутствию повреждающего действия на ткани человека, слизистые оболочки и кожные покровы, Мирамистин® нашел широкое применение в различных областях медицины и позволяет значительно повысить эффективность основного лечения.

Литература

1. Афиногенов Г. Е., Елинов Н. П. Антисептики в хирургии. Л.: Медицина, 1987. 144 с.

2. Соколова Н. Ф., Федорова Л. С., Цвирова И. М. Актуальные проблемы клинической микробиологии. // В сб. науч. трудов НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалея АМН СССР. М., 1989. С. 18-20.

3. Антисептическое средство. Приказ МЗ СССР № 146 от 31.05.91. Регистрационное удостоверение № 91/146/1.

4. Кривошеин Ю. С. Противомикробные свойства новых ПАВ и обоснование их медицинского применения: Автореф. дис.... дра мед. наук. Киев 1985. 35 с.

5. Кривошеин Ю. С., Скуратович А. А., Тышкевич Л. В. и др. Изучение действия поверхностноактивных веществ на возбудителей венерических болезней // Вестн. дерматол. и венерол. 1983. № 8. С. 30-33.

6. Krivorutchenko Yu., Marennicova S., Krivoshein Yu. et al. A study of antiHIV activity of the detergent myramistin // Int. Conf. on Med. Biotech. Immunization and AIDS. Leningrad. 1991. V.1. P.11.

7. Кривошеин Ю. С., Нестерова И. Е., Рудько А. П. Морфологическое изучение влияния поверхностноактивных веществ на кожу и слизистые. Морфогенез и регенерация. Киев, 1977. Т.72. С.98-100.

8. Кривошеин Ю. С., Скуратович А. А., Тышкевич Л. В. и др. Изучение мутагенного и канцерогенного действия антимикробных поверхностноактивных веществ // Антибиотики. 1984. Т.29. №7. С.519-527.

9. Милявский А.И., Кривошеин Ю.С., Логадырь Т.А., Винцерская Г.А. Эффективность мирамистина в дерматовенерологии // Вестник дерматологии и венерологии. 1996. № 2. С. 67-69.

10. Агафонов А.П., Скарнович М.О., Петрищенко В.А. и др. Изучение in vitro антивирусных свойств мирамистина в отношении вирусов кори и паротита // Антибиотики и химиотерапия. 2005. Вып. 50. №№ 5-6. С. 17-19.

11. Криворутченко Ю. Л. Дозозависимая инактивация мирамистином внеклеточного вируса иммунодефицита человека // Вопр. вирусол. 1998. № 3. С.122-124.

12. Bacon Т. Н., Levin M. J., Leary J. J., Sarisky R. T. and Sutton D. Herpes simplex virus resistance to acyclovir and penciclovir after two decades of antiviral therapy //Clinical Microbiology Reviews. 2003. V.16. № l. P.114-128.

13. Криворутченко Ю. Л., Кривошеин Ю. С., Маренникова С. С. и др. Изучение анти-ВИЧ-активности мирамистина // Вопр. вирусол. 1994. № 6. С.267-269.

14. Криворутченко Ю. Л. Инактивация мирамистином вируса иммунодефицита человека // Журн. дерматол. и венерол (Харьков). 1998. № 1(5). С.22-24.

15. Malamud D. et al. // 12th World AIDS Conference. Geneva, 1998. - P. 621. Abstr. N 33149.

16. Mayer J. et al. // 12th World AIDS Conference. Geneva, 1998. P. 623. Abstr.N 33158.

17. Polsky B., Baron P.A., Gold J.W.M.et al. In Vitro Inactivation of HIV-1 by Contraceptive Sponge Containing Nonoxinol-9 // The Lancet. 1988. V.1. P.1456.

18. Кривошеин Ю. С., Рудько А. П. Лекарственный препарат // Пат. РФ № 2161961.

19. Кривошеин Ю. С., Рудько А. П. Вагинальный контрацептив // Пат. РФ № 2173142.

20. Саиед Фахер. Применение антисептика мирамистина для индивидуальной профилактики и лечения некоторых венерических болезней: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. Симферополь. 1991. 18с.

21. Возианов А. Ф., Кривошеин Ю. С., Пасечников С. П. Влияние мирамистина на фагоцитарную активность уретральных гранулоцитов у больных хроническим уретропростатитом // Врач. дело. 1990. № 10. С.113 -115.

22. Антисептическое средство ВФС 42204891. 19.03.91.

23. Антисептическое средство ВФС 42204891. Изменение № 1 от 30.09.93.

24. Кривошеин Ю. С., Скуратович А. А., Рудько А. П. Использование поверхностноактивных веществ для профилактики экспериментального сифилиса // Вестн. дерматол. 1983. № 11. С. 29-32.

25. Милявский А. М., Кривошеин Ю. С., Милявский Ю. А. Экспериментальное обоснование наружной профилактики сифилиса // 4й съезд дерматовенерологов УССР: тезисы докладов. Киев. 1980. С. 69-70.

26. Скуратович А. А., Кривошеин Ю. С., Рудько А. П. Использование поверхностноактивных веществ для профилактики экспериментального сифилиса // Вестн. дерматол. и венерол. 1983. № 11. С. 29-32.

27. Нехороших З.Н., Маликова М.В., Кривошеий Ю.С. и др. Комплексное лечение различных форм хламидиозов с применением мирамистина // Таврический медико- биологический вестник. №1-2. 1999. С.13-16

28. Ухаль М. И., Петровский Ю. Б., Маликова М. В. и др. Лечение хламидийных уретритов и простатовезикулитов с использованием мирамистина // Информационное письмо № 67-98. С.2.

Комплексная терапия хронических и вялотекущих форм урогенитальных инфекций с применением Мирамистина®

И.М. КИРИЧЕНКО

Результаты многолетних наблюдений показали, что Мирамистин® обладает высокой клинической эффективностью и его использование в комплексе с традиционной противовоспалительной терапией значительно улучшает состояние больных с хроническими и вялотекущими формами урогенитальных инфекций.

Борьба с инфекциями, передаваемыми половым путем (ИППП), является одной из актуальнейших проблем современной медицины. Положение усугубляется тем, что эти заболевания часто принимают хроническое течение, что обусловливает недостаточную эффективность лечения затяжных и вялотекущих форм. Ежегодно в мире регистрируется более 250 млн новых случаев ИППП, в том числе хламидийной инфекции — до 50 млн. За последние годы отмечена высокая заболеваемость ИППП и в России, которая характеризуется высокой частотой смешанной инфекции (до 70%) При отсутствии выраженной клинической симптоматики трудно переоценить роль своевременной лабораторной диагностики для назначения адекватного лечения данной патологии. [1, 10]

Сложность терапии урогенитальных инфекций обусловлена различными факторами. Основные из них – ассоциированная инфекция, резистентность возбудителя к антибиотикам, недостаточная концентрация препаратов в клетках очага воспаления, а также персистирующие формы микроорганизмов. Ранее было установлено, что у больных с воспалительными заболеваниями мочеполовой системы развивается иммунологическая недостаточность. Одно из проявлений нарушения местного иммунитета при хронических формах урогенитальных инфекций – дисфункция нейтрофильных гранулоцитов (НГ). По мнению многих исследователей, повысить эффективность патогенетической терапии больных с воспалительными заболеваниями мочеполовой системы можно за счет коррекции нарушений иммунного статуса. [2,3,6]

В настоящее время для этиотропной терапии урогенитальных инфекций используются антибиотики широкого спектра действия в комбинации с препаратами, повышающими неспецифическую реактивность организма, в том числе для местного применения. Однако многие из таких средств негативно воздействуют на слизистую оболочку урогенитального тракта при местном применении. Например, препараты серебра вызывают повреждение клеточных мембран эпителиальных клеток и лимфоидных образований слизистой оболочки в очаге поражения. В связи с этим внимание иммунологов привлекают синтетические поверхностно-активные вещества (ПАВ). Некоторые синтетические ПАВ, наряду с антимикробным действием, обладают выраженными иммуномодулирующими свойствами [4].

Одним из таких средств является препарат Мирамистин®, включенный в перечень медикаментов для индивидуальной профилактики и терапии венерических заболеваний. За многие годы лабораторных и клинических исследований, а также широкого применения во врачебной практике, Мирамистин® зарекомендовал себя как высокоактивный антимикробный препарат с широким спектром действия. В результате многогранных исследований Мирамистина®, проведенных в ведущих лабораториях и клинических центрах России, Украины, Швеции и Германии, была доказана его эффективность. В ходе экспериментов и клинических наблюдений установлена высокая антимикробная активность Мирамистина® в отношении грамположительных и грамотрицательных бактерий, паразитарных грибов, простейших, спирохет, а также ВИЧ. У большинства госпитальных штаммов нет резистентности к Мирамистину®. Кроме того, он стимулирует репаративные процессы, а в малых концентрациях обладает выраженным местным иммуномодулирующим действием. Доказано, что использование инстилляций Мирамистина® в комплексном лечении острых и хронических уретритов и уретрогенных простатитов хламидийной, гонорейной, трихомонадной и смешанной этиологии приводит к достоверному повышению эффективности терапии [5,8,11].

Как уже отмечалось, неотъемлемой частью патогенетической терапии больных с воспалительными заболеваниями мочеполовой системы является коррекция нарушений иммунного статуса и назначение средств, оказывающих селективное воздействие на субпопуляции клеток иммунной системы. Полученные данные свидетельствуют о выраженном, дозозависимом иммуностимулирующем влиянии Мирамистина® и позволяют предположить, что положительный терапевтический эффект препарата при урогенитальных инфекциях обусловлен не только антимикробным, но и иммуномодулирующим действием. [7]

Функциональная активность нейтрофильных гранулоцитов (НГ) в очаге воспаления отражает состояние местного иммунитета у больных, что имеет большое практическое значение при выборе тактики лечения и прогнозировании течения заболевания. Функциональную активность уретральных НГ измеряют определением их поглотительной способности. При этом учитываются следующие показатели: фагоцитарный показатель (ФП) – процент фагоцитирующих клеток и фагоцитарное число (ФЧ) – среднее количество частиц латекса, поглощенных одной клеткой.

При иммунологическом обследовании пациентов с хроническим уретропростатитом до лечения, выявляется значительная дисфункция уретральных фагоцитов, которая выражается в снижении поглотительной способности клеток (ФП – 52,6 ± 4,2%, ФЧ – 3,4 ± 0,29, p ≤ 0,001) по сравнению с контролем (ФП – 73,6 ± 3,9%, ФЧ – 5,2 ± 0,31). Угнетение функционального состояния уретральных НГ, непосредственно участвующих в воспалительном процессе, свидетельствует о нарушении местного иммунитета. Иммунологическая недостаточность у больных хроническим уретропростатитом служит основанием для проведения иммуномодулирующей терапии Мирамистином®. Доза препарата подбирается по общепринятому методу оценки стимулирующего действия иммуномодуляторов. В ходе изучения in vitro действия препарата на поглотительную способность уретральных НГ максимально выраженная стимуляция показателей функциональной активности клеток отмечалась при обработке 0,005–0,01% водным раствором Мирамистина®. Комплексная терапия хронического уретропростатита включает базисную терапию в сочетании с курсом инстилляций Мирамистина®. Курс предусматривает ежедневные инстилляции Мирамистина®. Продолжительность курса лечения – в среднем 15 дней. Комплексное лечение больных хроническим уретропростатитом с применением Мирамистина® приводит к нормализации показателей функциональной активности НГ. Показатели поглотительной способности НГ (ФП – 70,4 ± 3,8%, ФЧ – 5,1 ± 0,29, р < 0,001) к концу лечения почти соответствовали аналогичным показателям контрольной группы (ФП – 73,6 ± ± 3,9%, ФЧ – 5,2 ± 0,31, р < 0,001). При лечении без использования Мирамистина®, функция НГ оставалась существенно сниженной. Иммунологические показатели в этом случае изменялись незначительно (ФП – 59,2 ± 4,3%, ФЧ – 4,0 ± 0,32, р < 0,001) по сравнению с исходными (ФП – 52,6 ± 4,2%, ФЧ – 3,4 ± 0,29, р < 0,001). Осложнений и побочных реакций, связанных с применением Мирамистина®, не наблюдалось. Об эффективности препарата судили по исчезновению болевых ощущений и дизурии, улучшению половой функции, нормализации секрета простаты и мочи, восстановлению иммунологических показателей, характеризующих состояние местного иммунитета. С учетом клинико-иммунологических критериев, положительный эффект при использовании Мирамистина® в комплексе с базисным лечением отмечался у 90% больных хроническим уретропростатитом, по сравнению с лечением без Мирамистина® (60%), что указывает на высокую эффективность иммуномодулирующей терапии этим препаратом. [7,9]

Таким образом, включение Мирамистина® в традиционную противовоспалительную терапию приводит к стимуляции поглотительной способности фагоцитов уретры и позволяет значительно улучшить результаты лечения больных с хроническими и вялотекущими формами урогенитальных инфекций. Именно поэтому так важен поиск и изучение новых соединений, оказывающих селективное воздействие на субпопуляции клеток иммунной системы.

Литература:

  1. Борисенко К. К. «Диагностика, лечение и профилактика заболеваний, передаваемых половым путем». Методические материалы. – М.: Ассоциация САНАМ, 1998.

  2. Ремезов А. П. Неверов В. А., Семенов Н. В. «Хламидийные инфекции - клиника, диагностика, лечение» // С. Петербург, 1995.

  3. Возианов А.Ф., Кривошеин Ю.С., Пасечников С.П. «Влияние мирамистина на фагоцитарную активность уретральных гранулоцитов у больных хроническим уретропростатитом». // Врачебное дело, 1990; № 10.

  4. Шатров В. А., Кривошеин Ю. С. «Иммуноадъювантные свойства синтетических по­верхностно-активных веществ». // Актуальные проблемы иммунотерапии. — Киев; 1998.

  5. Нехороших З. Н., Маликова М. В., Кривошеин Ю. С., и соавт. «Комплексное лечение различных форм хламидиозов с применением мирамистина». // Таврический медико-биологический вестник, 1999. – № 1–2.

  6. Мавров И. И., Шатилов А. В. «Обоснование местного применения иммуномодуляторов в комплексном лечении хламидийных уретритов у мужчин». // Вестник дерматологии и венерологии. — М.: — 1994. — № 4.

  7. В.А. Шатров, Ю.С. Кривошеин, В.В. Коваленко. «Влияние мирамистина на фагоцитарную ативность уретральных нейтрофильных гранулоцитов». // Симферополь, 1990г.

  8. Милявский А.И., Кривошеин Ю.С, Логадырь Т.А. «Эффективность применения отечественного антисептика мирамистина в дерматовенерологии». // Вестник Дерматологии - 1996.- № .- С.67-69

  9. Ухаль М. И., Петровский Ю. Б., Маликова М. В., Кривошеий Ю. С., Видомский С. И., Нехороших 3. Н. «Информационное письмо № 67» - 1998. Одесский НИИ вирусологии и эпидемиологии им. И. И. Мечникова.

  10. Кожные и венерические болезни. Руководство для врачей // Под ред. Ю. К. Скрипкина. — М.: Медицина, 1996. — Т. 4.

  11. Сборник «Мирамистин», под ред. Ю.С. Кривошеина — 2004. — МИА, Москва.

 

Венерические болезни: профилактика и лечение

ОТЧЕТ

Харьковского НИИ дерматологии и венерологии о клиническом изучении антимикробного препарата Мирамистин® в качестве средства личной профилактики венерических болезней

Клиническое изучение 0,01% водного раствора Мирамистина®, помещенного в полимерные флаконы емкостью 100 мл со специальной укупоркой, осуществлено в соответствии с постановле нием Фармакологического Комитета МЗ СССР № 7 от 10.04.87 г. в стационаре Харьковского НИИ дерматологии и венерологии и на базе Харьковского областного клинического кожвендиспанcера в период с 15 декабря 1987 г. по июнь 1988 г. Клинические испытания проводились согласно Инструкции и Программы по клиническому изучению мирамистина, доставленных в ХНИИДиВ вместе со 100 флаконами препарата серии № 271187 из КНИФ ГОСНИИХЛОРПРОЕКТ.

Заключение

Клиническое изучение эффективности Мирамистина® в качестве средства индивидуальной профилактики венерических болезней, показало достаточную его эффективность. На основании 175 сообщений, поступивших от лиц, применивших препарат, можно сделать вывод об отсутствии случаев инфицирования венерическими болезнями после случайных половых связей. Препарат хорошо переносится пациентами, не оказывает местнораздражающего действия на кожу и слизистые оболочки половых органов. Не установлено общетоксическое и аллергическое действие препарата.

Препарат Мирамистин® в виде 0,01% раствора в полимерных флаконах со специальной укупоркой целесообразно рекомендовать в качестве средства индивидуальной профилактики венерических болезней.

Зав. венотделом ХНИИДиВ канд. мед. наук Г. А. Дунаева Главврач ХОККВД П. П. Рыжко.

 

Мирамистин® в комплексном лечении урогенитального хламидиоза

Применение Мирамистина® в комплексном этиопатогенетическом лечении урогенитального хламидиоза

Нехороших 3. Н., Маликова М. В., Кривошеий Ю. С., Бордюжевич В. В., Петровский Ю. В., Биньковская Н. Г., Шевчук Л. И.
(Одесский НИИВЭ им. И. И.Мечникова, Одесский ГМУ, Благотворительный фонд "Профилактика", Москва)

Цель работы.

Изучение клинической и этиологической эффективности применения Мирамистина® (М) в местном очаге воспаления на фоне системной терапии при различных клинических формах урогенитального хламидиоза (УГХ) у женщин и мужчин.

Методы.

РИФ, РНИФ, ИФА, ПЦР, классы Ig, общепринятые клинические. На фоне системной терапии М применяли местно в виде тампонов, ванночек, смазываний, спринцевания.

Результаты.

Комплексно обследовано на УГХ 252 женщины с воспалительными заболеваниями гениталий (1 гр.), патологией беременности (2 гр.), бесплодием (3 гр.). Хламидийная инфекция диагностирована в 38,5-66,4% , 55% и 18% соответственно. Использование М в очаге воспаления позволило сократить курс антибиотикотерапии с 3-х недель до 10-14 дней. Клиническая и этиологическая эффективность была до 89%, а при эндоцервицитах - до 92% . Применение М на фоне системной терапии у 67 мужчин с диагнозами хламидийный уретрит, уретропростатит, простатовезикулит обеспечило клиническую эффективность в 85% по сравнению с 76% в контроле. Сокращены сроки госпитализации на 3-5 дней, уменьшено количество рецидивов на 60-70%.

Выводы.

На основании полученных данных разработано Методическое письмо об использовании М при УГХ, которое утверждено МЗ Украины.

Мирамистин® и инфекции передаваемые половым путем

КРИВОШЕИН Ю. С., РУДЬКО А. П.

ДЕЙСТВИЕ 0,01% РАСТВОРА МИРАМИСТИНА® НА ВОЗБУДИТЕЛЕЙ ИНФЕКЦИЙ, ПЕРЕДАВАЕМЫХ ПОЛОВЫМ ПУТЕМ

Опыты in vitro

Изучение антимикробного спектра действия Мирамистина® по казало его одновременное бактерицидное действие на грамположительные, грамотрицательные бактерии, грибы и вирусы. Исходя из этих данных мы решили исследовать в опытах in vitro действие 0,01%го водного раствора Мирамистина® (РМ) на возбудителей ИППП (трепонемы, гонококки, трихомонады). В качестве препарата сравнения использовали бензалкония хлорид. Это поверхностноактивное вещество (ПАВ) является основой препарата Фарматекс, используемого в качестве контрацептива и средства профилактики ВИЧ/ИППП.

Для изучения трепонемоцидного действия РМ использовали взвесь бледных трепонем (30-70 подвижных трепонем в поле зрения), полученную экстрагированием из материала твердого шанкра мошонки кролика, зараженного Treponema pallidum (штамм Никольса). На предметное стекло пастеровской пипеткой наносили каплю взвеси трепонем, добавляли к ней каплю исследуемого препарата, накрывали покровным стеклом (препарат «раздавленной капли»). Учет подвижности и наличие лизиса отмечали при микроскопии в темном поле на протяжении 15 мин следующим образом: активная (++++), хорошая (+++), умеренная (++), сниженная (+), отсутствие подвижности (-), лизис трепонем (Л). Контролем служил аналогично приготов ленный нативный препарат, состоящий из равных объемов взвеси трепонем и изотонического раствора хлорида натрия (ИХН). За минимальную трепонемоцидную концентрацию препарата принимали его наибольшее разведение, которое угнетало подвижность или вызывало лизис трепонем в течение 10 мин.

Трихомонацидное действие РМ изучали на 7 культурах Trichomonas vaginalis - вагинальных трихомонад, выделенных (на среде Джонсона-Трассела) от больных трихомониазом. Методика изучения трихомонацидных свойств препаратов аналогична методике исследования трепонемоцидного действия. Минимальной трихомонацидной концентрацией препарата считалась та, которая вызывала прекращение подвижности трихомонад в нативном препарате раздавленной капли в течение 10 мин. Кроме того, отмытый центрифугированием осадок трихомонад пос ле инкубации с препаратом засевали на питательнукю среду Джонсона-Трассела и инкубировали при 36,5 оС в течение 7 сут. Отсутствие или наличие роста трихомонад определяли микроскопированием нативных препаратов, приготовленных из опытных и контрольных посевов на питательных средах.

Гонококкцидное действие РМ изучали на 30 штаммах Neisseria gonorrhoeae, выделенных от больных гонореей путем посева гнойного отделяемого уретры на сывороточный агар. Выделенную чистую культуру гонококков накапливали в про бирках на скошенном сывороточном агаре, смывали и готовили 1миллиардную взвесь на ИХН. Взвесь разливали по 0,5 мл в стерильные пробирки и в каждую добавляли по 0,5 мл препарата. В результате разведения концентрация бактерий в 1 мл составляла 500 млн микробных тел, а препарата - в 2 раза меньше исходной. Контролем служила смесь следующего состава: 0,5 мл 1миллиардной взвеси гонококков + 0,5 мл ИХН. Опытные и контрольные пробирки инкубировали при комнатной температуре, периодически встряхивая, через 5, 10 и 15 мин по 2 пробирки центрифугировали при 2000 об/мин, надосадочную жидкость удаляли, осадок дважды отмывали с ресуспендированием в ИХН. После этого бактерии засевали на сывороточный агар в пробирках, которые инкубировали при 37°С в атмосфере CO2. Учет результатов проводили через 24, 48, 72 и 96 ч. О гонококкцидном действии препаратов судили по отсутствию роста на питательных средах.

Результаты опытов по определению микробицидного действия Мирамистина® на возбудителей ИППП представлены в табл. 1.

Таблица 1.

Результаты определения трепонемо, трихомонадо и гонококкоцидного действия водных растворов Мирамистина® и бензалкония хлорида

Тесткультура (квоштаммов)

Препарат

Срок до появления признаков микробицидного действия препарата (мин) в зависимости от его концентрации (%)

 

 

0,01

0,008

0,007

0,006

0,005

0,004

T. pallidum

Мирамистин®

1-3

3-7

10

-

-

-

(2)

Бензалкония хлорид

3-5

7-10

15

-

-

-

T. vaginalis

Мирамистин®

1-3

5-10

15

-

-

-

(7)

Бензалкония хлорид

5-7

10-15

-

-

-

-

N. gonorrhoeae

Мирамистин®

3

3

5

15

-

-

(30)

Бензалкония хлорид

5

5

15

-

-

-

Примечание: «-» - отсутствие «бактерицидного» действия

Из полученных данных следует, что в условиях прямого кон такта in vitro РМ в концентрациях 0,01-0,007% в течение 1-10 мин оказывает микробицидное действие в отношении возбудите лей сифилиса, трихомониаза и гонореи. По сравнению с бензалкония хлоридом РМ оказывал более выраженное трепонемо, трихомонадо и гонококкоцидное действие (на 2-5 мин быстрее).

Опыты in vivo 

1. Профилактика экспериментального сифилиса.

С целью изучения профилактического действия Мирамистина® при венерических заболеваниях использовали модель экспериментального сифилиса на кроликах. Опыты поставлены на 34 кроликах породы шиншилла весом 2,0-3,0 кг. На 24 из них изучали профилактическое действие РМ (группа 1). Контролем служили 6 кроликов, которых обрабатывали после заражения дистиллированной водой (группа 2) и 4 кролика - без обработки препаратом (группа 3).

Для заражения животных готовили свежую взвесь Treponema pallidum (штамм Никольса) из ткани твердого шанкра мошонки кролика и разводили ее ИХН до концентрации 15-20 трепонем в поле зрения (соответствующей содержанию возбудителя сифилиса в серуме из свежего шанкра у человека). Профилактическое действие препаратов изучали при заражении животных накожным способом. Для этого на освобожденный от волосяного покрова и слегка скарифицированный участок кожи мошонки кролика наносили приготовленную взвесь трепонем, слегка втирали ее стеклянной глазной лопаткой. Через 15 мин, 1, 2, 3 и 5 ч производили обработку этого участка кожи 0,01%м раствором Мирамистина® (группа 1). Контрольных животных аналогичным образом обрабатывали дистиллированной водой - через 15 мин. после заражения (группа 2) или оставляли без обработки (группа 3).

Все кролики находились на клиникосерологическом контроле в течение 9-12 мес. Периодически 1-2 раза в месяц проводили тщательный клинический осмотр и 1 раз в 1,5 мес с кровью животных ставили серологические реакции: Вассермана (РВ), иммобилизации бледных трепонем (РИБТ) и иммунофлюоресценции (РИФ). По окончании указанного срока наблюдения от всех животных перевивали подколенные лимфатические узлы интактным кроликам, а подопытных реинфицировали бледной трепонемой идентичного штамма (Рис. 1). Положительный результат реинфицирования животного расценивали как отсутствие у него скрытой сифилитической инфекции и иммунитета к возбудителю.

Результаты клиникосерологического контроля за животными представлены в табл. 2 и на рисунке.

Таблица 2.

Результаты клиникосерологического контроля кроликов, первично инфицированных Treponema pallidum и обработанных с профилактической целью 0,01% раствором Мирамистина®

Группа и кол-во животных

Сроки обработки (после заражения, ч)

Количество животных с клиническими и микробиологическими (А)* или серологическими (Б) признаками сифилиса в разные сроки после инфицирования (мес)

 

 

 

Б

 

 

А

1,5

3

4

5,5

7

8

9

10

11

12

 

0,25

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

 

1

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

1 (опыт),

2

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

n=4

3

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

 

4

1

4

4

4

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ

 

5

1

4

4

4

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ

2 (контроль), n=6

0,25

6

6

6

6

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ

3 (контроль), n=4

Без обра ботки

4

4

4

4

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ

Примечания: * наличие шанкра или обнаружение трепонем в серуме; НИ - не исследовали

Как следует из данных, приведенных в табл. 1, в опытной группе (№ 1, 24 животных) после обработки РМ через различные сроки после инфицирования кожи Treponema pallidum защитный эффект проявлялся при сроках обработки до 3 ч включительно. У одного из кроликов, обработанных РМ через 4 ч, а также у контрольных животных (группы 2 и 3), развился сифилис с формированием типичного твердого шанкра и наличием в его серуме трепонем, а также с резко положительной сероконверсией.

При наблюдении за кроликами, которым были перевиты лимфоузлы от выживших подопытных животных (всего 21), в течение 12 мес не обнаруживались трепонемы в серуме и какие-либо признаки сероконверсии - при исследовании сыво ротки крови. Все выжившие подопытные животные были реинфицированы тем же штаммом Treponema pallidum. Спустя 1 мес у них на месте введения образовался типичный шанкр, а при исследовании сывороток крови через 1,5-3 мес после инфицирования отмечали положительные результаты в РВ, РИБТ и РИФ, что свидетельствовало об истинности защитного эффекта, полученного после обработки животных РМ.

Таким образом, на модели экспериментального сифилиса у кроликов получены результаты, позволяющие сделать вывод, что обработка кожи животных РМ в течение 3 ч после зараже ния Treponema pallidum (штамм Никольса) предупреждает развитие заболевания у экспериментальных животных.

2. Гонококкоцидное действие Мирамистина®. Изучение гонококкоцидного действия РМ (группа 1) in vivo проводили по общепринятой методике экспериментальнойгонококковой септицемии белых мышей. В качестве контроляиспользовали группы животных, которым вводили внутрибрюшинно взвесь гонококков, обработанных следующим образом: контроль 1 - 0,05% раствором бензалкония хлорида; контроль 2 -дистиллированной водой.

С этой целью готовили взвесь чистой культуры гонококков в ИХН (1 млрд. микробных тел в 1 мл), которую смешивали с равным объемом выше указанных препаратов. После 5минутного инкубирования смеси дважды отмывали от препарата с помощью центрифугирования, после чего осадок ресуспензировали в 0,3 мл ИХН, прибавляли исследуемый препарат и вводили внутрибрюшинно мышам. Общий объем вводимой жидкости в опыте и контроле составлял 0,8 мл. Эффект оценивали по гибели животных от гонококковой септицемии. Всего в опытах использовано 30 мышей. Результаты исследований представлены в табл. 3.

Таблица 3.

Результаты изучения гонококкоцидного действия РМ и бензалкония хлорида, полученные при внутрибрюшинном заражении белых мышей

Группа зараженных животных

Количество погибших животных в группе

Эффективность гонококкоцидного действия (в %)

Опыт (обработка 0,01% мирамистином)

0/10

100

Контроль 1 (обработка 0,05% бензалкония хлоридом)

3/10

70

Контроль 2 (контакт с дистиллированной водой)

10/10

0

Полученные результаты свидетельствуют о том, что в условиях эксперимента РМ в 100% случаев предупреждают развитие гонококковой септицемии (после внутрибрюшинного введения смертельной дозы гонококков ни одно из животных не погибло). В то же время эффективность защиты экспериментальных животных при использовании 0,05% раствора бензалкония хлорида составила лишь 70%. В контрольной группе, где вместо антисептических препаратов использовали дистиллированную воду гибель всех животных отмечалась в течение первых 20-24 часов после введения той же дозы гонококков.

Микроскопические исследования препаратов из тканей раз личных органов павших животных позволили выявить типичную картину гонококковой септицемии у мышей. Гонококки обнаружены внутри клеток и располагались также внеклеточно.

Следовательно, РМ обладает выраженным гонококкоцидным действием, превосходящими по антигонококковой активности бензалконий хлорид.

3. Профилактическое действие РМ при вагинальном заражении мышей герпесвирусом 2 типа (HSV2)*.

Опыты ставили на 50 белых мышах самках (табл. 4). Мышей заражали интравагинально вирусом герпеса 2 типа (HSV2). Для этого с помощью стеклянной палочки раздражали слизистую оболочку влагалища, затем интравагинально вводили с помощью туберкулинового шприца 0,1 мл культуральной жидкости, содержащей 2,5 х 107 ед/мл HSV2.

Животным опытной группы спустя 15 мин после заражения с помощью туберкулинового шприца интравагинально вводили 0,1 мл РМ, а мышам контрольной группы 1 - 0,1 мл дистиллированной воды. Животных контрольной группы 2 после заражения HSV2 оставляли без обработки.

Наблюдение за животными показало, что у 19 из 20 мышей контрольной группы 1 и у всех мышей контрольной группы 2 развивались явления энцефалита. К 6-10му дню все животные погибали. В тоже время из 20 мышей опытной группы, которых после заражения обрабатывали РМ, не погибло ни одно животное.

Следовательно, можно констатировать, что обработка Мирамистином® влагалища у мышей после их инфицирования HSV2, в 100% случаев предохраняет животных от заражения герпесвирусной инфекцией.

Таблица 4

Профилактическая эффективность РМ при экспериментальной герпетической инфекции у мышей, вызванной HSV2

Группа зараженных животных

Количество погибших животных в группе

Эффективность про тивогерпетического действия (в %)

Опыт (обработка РМ)

0/20

100

Контроль 1 (обработка дист. водой)

19/20

5

Контроль 2 (без обра ботки)

10/10

0

* Эта часть работы выполнена на базе Шведского института по контролю за инфекционными заболеваниями (Стокгольм) в рамках Международного гранта (проект INTAS UA 9555)

4. Профилактическое действие РМ на модели вагинального кандидоза у морских свинок.

Модель вагинального кандидоза у морских свинок воспроизводили путём скарификации слизистой оболочки влагалища с по следующим интравагинальным введением 0,1 мл взвеси, содержащей 10 млн. микробных клеток C. albicans. Полученные результаты представлены в табл. 5.

Таблица 5

Результаты определения профилактической эффективности РМ при экспериментальном вагинальном кандидозе у морских свинок

Группа и количество животных

День наблюдения

Количество животных с клиническими и микологическими признаками кандидоза

Гиперемия

Отёк

Пустулёзные высыпания

Эрозии

Язвы

Выделения

Высев C. albi cans

 

2

3

2

0

0

0

0

2

Опытная (n=10)

4

0

0

0

0

0

0

0

6

0

0

0

0

0

0

0

10

0

0

0

0

0

0

0

 

30

0

0

0

0

0

0

0

 

2

8

8

3

3

1

8

8

Конт

4

7

7

3

3

1

7

6

роль № 1 (n=10)

6

4

3

2

2

0

4

3

10

2

0

0

0

0

2

0

 

30

0

0

0

0

0

0

0

 

2

6

6

5

5

4

6

6

Конт

4

6

6

6

6

5

6

6

роль № 2 (n=6)

6

6

6

6

6

6

6

6

10

6

6

5

6

5

6

5

30

0

0

0

0

0

0

0

Из полученных данных следует, что в контрольной группе 2 (6 животных, без обработки) на вторые сутки после инфицирования у всех животных отмечаются признаки кандидоза: гиперемия слизистой оболочки влагалища, отечность, пустулезные высыпания, выделения белого цвета; при посеве отделяемого влагалища на среду Сабуро выделяется культура С.albicans. В последующие дни на слизистой влагалища обнаруживались множественные эрозии и язвы, увеличивалось количество вы делений. Животные вели себя беспокойно, отказывались поедать корм. Процесс прогрессировал в течение 10-12 сут, после чего отмечалось постепенное стихание гнойновоспалительных проявлений, а через 30 дней отмечалось клиническое и микробиологическое выздоровление.

У животных контрольной группы 1 (10 животных с обработкой дистиллированной водой) отмечали такие же воспалительные проявления, как у животных 1й контрольной группы. Прогрессирование процесса происходило в течение 2 недель, затем гнойновоспалительные проявления постепенно стихали и через 1 месяц отмечалось клиническое и микробиологическое выздоровление.

Из 10 морских свинок опытной группы (с обработкой влагалища РМ через 15 мин после заражения) лишь у 2 животных на 2е сутки наблюдали незначительную гиперемию и отечность слизистой оболочки влагалища и скудные выделения. Посевы отделяемого влагалища животных на 2й день на среду Сабуро в 3 случаях дали положительный результат. Осмотр и микробиологические исследования в опытной группе, проведенные на 4й, 6й и 10й дни, показали отсутствие видимых изменений со стороны слизистой оболочки влагалища и отсутствие С. albicans в посевном материале. Животные вели себя спокойно и охотно поедали корм.

Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что об работка влагалища самок морских свинок РМ после заражения их С. albicans, надежно защищает животных от развития экспе риментальной кандидозной инфекции.

* * *

На основании материалов экспериментальных исследований, представленных в Фармакологический комитет МЗ СССР, было получено разрешение на проведение клинических испытаний 0,01% раствора Мирамистина® как наружного средства индивидуальной профилактики венерических болезней у людей. Клинические испытания, проведенные в 5 ведущих научных дерматовенерологических центрах СССР, показали высокую профилактическую эффективность препарата у людей. Приказом МЗ СССР № 139 от 31 мая 1991 г 0,01% раствор Мирамистина® разрешен для медицинского использования в качестве индивидуального средства профилактики венерических заболеваний.

Из материалов городского научно-практического семинара «Использование препарата Мирамистин® в лечебно-профилактических учреждениях г. Москвы» (НИИ СП им. Н. В. Склифосовского, 09.04.2003 г)

 

 

Индивидуальное средство профилактики венерических болезней

ОТЧЕТ

Центрального научно-исследовательского кожно-венерологического института (ЦКВИ) о клиническом исследовании 0,01% водного раствора Мирамистина® в качестве индивидуального средства профилактики венерических болезней

Заключение

Проведенное клиническое изучение профилактической эффективности венерических болезней 0,01% раствора Мирамистина® среди посетителей пункта индивидуальной профилактики показало, что изученный препарат достаточно эффективен (среди 141 сообщения посетителей, получивших профилактическую процедуру, ни в одном случае не отмечено заражение). Препарат переносится пациентами хорошо, не вызывает раздражающего и аллергического действия. Не выявлено также и обще токсического влияния при введении его в уретру и обработке наружных половых органов. Кроме того, при клиническом из учении 0,01% раствора Мирамистина® отмечено дополнительное, лечебное действие на патоморфологические изменения в слизистой оболочке уретры и ее железистом аппарате, часто ос тающееся после перенесенного уретрита разной этиологии.

Таким образом, 0,01% водный раствор Мирамистина® в полимерных флаконах со специальной насадкой целесообразно рекомендовать в качестве индивидуального средства для профилактики венерических болезней.

Директор института членкорр. АМН СССР, профессор Ю. К. Скрипкин.

03.04.86. (исх. №519 от 30 мая 1986 г.)

 

Комплексное лечение различных форм хламидиозов с применением Мирамистина®

Таврический медикобиологический вестник, 1999. - № 1-2. - С. 13-16.
НЕХОРОШИХ З. Н., МАЛИКОВА М. В., КРИВОШЕИН Ю. С., БОРДЮЖЕВИЧ И. В., ШЕЛУДЧЕНКО И. И., ПЕТРОВСКИЙ Ю. Б.
НИИ вupycoлогuu и эпидемиологии им И. И. Мечникова, Одесса

КОМПЛЕКСНОЕ ЛЕЧЕНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ФОРМ ХЛАМИДИОЗОВ С ПРИМЕНЕНИЕМ МИРАМИСТИНА®

Широкое, практически неконтролируемое распространение хламидиозов, вызываемых разными видами хламидий

  • (C. psittaci, C. trachomatis, C. pneumoniae, C. pecorum), представляет значительную угрозу здоровью населения. Наибольшую роль в патологии человека в силу ряда социальнобытовых факторов играют C. trachomatis, C. pneumoniae. Хламидии вида
  • C. trachomatis являются причиной не только различных заболеваний урогенитального тракта (более 20 нозоформ), но и экстрагенитальной патологии у мужчин, женщин и детей (воспалительные заболевания глаз, верхних дыхательных пу тей, различная суставная патология) [1-7].

Способность хламидий к персистенции, частые затяжные и хронические формы болезни, развитие восходящей и диссеминированной инфекции, значительная роль хламидий в патологии беременных, плода и новорожденных свидетельствует о том, что хламидиозы являются серьезной медикосоциальной проблемой. Отсутствие выраженной клинической симптоматики, высокая частота смешанной инфекции (до 70%), отсутствие обязательной регистрации урогенитальных хламидиозов подчеркивают особую значимость своевременной лабораторной диагностики этой патологии и назначения адекватного лечения.

Сложность этиотропного лечения хламидийных инфекций обусловлена многими факторами, но ведущими из них являются: ассоциированная инфекция, резистентность хламидий к антибиотикам, недостаточная концентрация последних в клетках очага воспаления, персистирующая форма инфекции, обусловленная иммунодефицитным состоянием больных. В связи с этим необходим поиск эффективных препаратов широкого спектра действия для этиотропной терапии, применение в комплексном лечении средств, повышающих неспецифическую реактивность организма. Многие из таких средств оказывают негативное воздействие на слизистую оболочку урогенитального тракта при местном применении (например, препараты се ребра), вызывают повреждение клеточных мембран эпителиальных клеток и лимфоидных образований слизистой оболочки в очаге поражения [8-10].

В этой связи представляет интерес отечественный оффицинальный препарат Мирамистин® - синтетический антисептик (Ю. С. Кривошеин, А. П. Рудько), относящийся к поверхностноактивным веществам, обладающий широким спектром антимикробного действия, выраженным местным иммуномодулирующим действием и не раздражающий слизистую оболочку. В условиях эксперимента и клинических наблюдениях установлена антимикробная активность Мирамистина® в отношении многих грамположительных и грамотрицательных микробов, паразитарных грибов, простейших, спирохет, а также ВИЧ [11-14]. В доступной литературе мы не обнаружили данных об антихламидийной активности Мирамистина®. Для решения этой задачи нами разработана экспериментальная модель хламидий ной инфекции и определена максимальная нетоксичная концентрация Мирамистина® для культуры клеток фибробластов эмбрионов кур и минимальная концентрация Мирамистина®, ингибирующая цикл развития хламидий in vitro (0,00025%). Это позволило обосновать целесообразность использования Мирамистина® в качестве средства для местного применения в комплексе этиопатогенетического лечения больных хламидиозами.

Целью исследования было изучение клинической и этиологической эффективности комплексного лечения больных разны ми формами хламидиозов с применением традиционной системной этиопатогенетической терапии и Мирамистина®.

Материалы и методы

Под наблюдением находились 187 женщин, 58 мужчин сексу альноактивного возраста, относящихся к "группам риска", и 108 пациентов с различной патологией органа зрения. Для диагностики хламидийной инфекции проводили комплексное об следование больных с применением современных методов исследования:

  • выделения хламидий в культуре клеток L929, а также с ис пользованием разработанного нами «Способа выявления
  • trachomatis от больных» (А. С. № 1723129);
  • реакции прямой иммунофлуоресценции (РИФ) для выявления специфического хламидийного антигена в соскобах из мочеполового тракта, конъюнктивы, с использованием люминесцирующего иммуноглобулина родоспецифического мышиного сухого (НИИ военной медицины, Санкт-Петербург), а также овечьего флуоресцирующего иммуноглобулина производства Херсонской биофабрики;
  • реакции непрямой иммунофлуоресценции (РНИФ) для определения хламидийных IgM с применением «Хламискана» (МПЦ, «Биосервис», Россия) и разработанных нами экспериментальных диагностических тестсистем - слайдантигенов для РНИФ, приготовленных с использованием культурального и желточного хламидиесодержащего материала из эталонного штамма «В» и авторского штамма «К» (C. psittaci);
  • иммуноферментного анализа (ИФА) для выявления хламидийных сывороточных IgG с использованием тестсистем Platelia Chlamydia IgG (Sanofi Diagnostics Pasteur), а также разработанной нами экспериментальной иммуноферментной тестсистемы для количественного определения хламидийных антител и детекции антигенов [15];
  • полимеразной цепной реакции (ПЦР);
  • цитоморфологического метода, (окраска микропрепаратов из указанных соскобов по РомановскомуГимзе);
  • гистохимического метода (окраска препаратов инфицирован ной культуры клеток акридином оранжевым с последующей люминесцентной микроскопией);
  • бактериологического и бактериоскопического методов выяв ления патогенной и условнопатогенной микрофлоры;
  • клиникоэпидемиологического и статистического анализа.

Результаты и их обсуждение

При комплексном обследовании женщин с воспалительными заболеваниями (аднекситы, кольпиты, эндоцервициты, сальпингиты) хламидийная инфекция установлена в 38,5-66,4% случаев, при различной патологии беременности - в 55%, при бесплодии - в 18%. Более чем в 40% случаев регистрировалась смешанная инфекция. В сыворотках крови больных хламидиозом женщин одновременно с хламидийными IgG определяли антитела к цитомегаловирусу в 86%, вирусу простого герпеса - в 94%, токсоплазме - в 82%, что является отражением широкой циркуляции указанных возбудителей в популяции.

При проведении исследований по выделению хламидий в культуре клеток по разработанному нами способу из соскобов у женщин с диагнозом «бесплодие» изолировано и идентифицировано 2 штамма хламидий вида C. trachomatis, а также 4 штамма - из секционного материала (от умерших детей в возрасте от 7 дней до 1 года с диагнозами «внутриутробная инфекция», «менингоэнцефалит», «пневмония»). Особого внимания заслуживает случай выделения штамма № 17 из секционного материала от новорожденного М. (7 суток) с диагнозом «внутриутробная инфекция», «менингоэнцефалит». Следует отметить, что через 3 месяца после смерти ребенка умерла его мать, 34 лет, с диагнозом «сепсис», у которой в соскобах из цервикального канала обнаружены морфологические структуры хламидий и их антигены.

При исследовании сывороток крови и соскобов от женщин «групп риска» показал, что при активном воспалительном процессе, обострении и рецидивах (аднекситы, кольпиты, эндо цервициты) антихламидийные IgM в диагностическом титре (РНИФ) определялись у 22%, а сочетание IgG (ИФА) с наличием хламидийного антигена - у 74%. После лечения частота вы явление IgM и IgG у больных хламидиозом существенно снижалась (до 11,5% и 57,6%, соответственно). При хронической форме инфекции в 2/3 сывороток IgG в ИФА определялись в титрах 1:100 и после курса лечения оставались практически на том же уровне, что может быть связано с персистентным характером инфекции. При подостром течении, рецидивах, реинфекции наличие IgG в титрах 1:200-1:400 и выше часто (более чем в 50% случаев) сопровождалось наличием в этих же сыворотках IgM или присутствием хламидийного антигена в соскобах.

Лечение женщин, страдающих урогенитальным хламидиозом (68 больных), проводили по индивидуализированным про граммам с использованием антибиотиков (тетрациклины, мак ролиды, фторхинолоны, цефалоспорины, азитромицин) в общепринятых дозировках в течение 2-3 недель в сочетании с сульфаниламидами, противогрибковыми препаратами, иммуномодуляторами, антиоксидантами, гепатопротекторами, витаминами. При остром и подостром течении хламидиозов после антибиотикотерапии назначали иммунокорригирующие препараты, при затяжных хронических формах инфекции лечение начинали с назначения иммуномодуляторов. При смешан ной инфекции применяли препараты соответствующей направленности. По завершении антибиотикотерапии для нормализации микрофлоры кишечника назначали бифидумбактерин. Местная терапия включала обработку очага поражения колларголом, фурациллином, раствором марганцовокислого калия. Описанный курс лечения проводили в течение 28-35 дней. Клиническая и микробиологическая эффективность лечения отмечена в 84,9% случаев.

Выраженный положительный эффект был получен также у 54 больных урогенитальным хламидиозом на фоне аналогично го комплексного лечения, но с применением для местной терапии 0,01% водного раствора Мирамистина®. Препарат использовали в виде влагалищных ванночек, тампонов, инстилляций в уретру, мочевой пузырь, матку, смазывания цервикального канала. Применение Мирамистина® давало возможность сократить курс антибиотикотерапии с 3 недель до 1014 дней, что, по-видимому, связано со свойством Мирамистина® повышать проницаемость клеточных мембран и способствовать лучшему проникновению антибактериальных средств в клетки очага воспаления. Клиническая и микробиологическая эффективность в этой группе больных составила 89% (у страдающих эндоцервицитами - 92%), уменьшилось количество рецидивов.

Мирамистин® использовали также для местного лечения 49 беременных, больных урогенитальным хламидиозом. В III-м триместре беременности женщинам проводили санацию влагалища раствором Мирамистина® с последующим введением порошка эритромицина. При этом клиническая и микробиологическая эффективность достигала 80%.

У 58 мужчин с различными диагнозами (уретриты, простатиты, простатовезикулиты) хламидийная инфекция выявлена в 35,3-60,1% случаев. Больные были разделены на 2 группы: 1 группа (31 больной) получала традиционный курс антибиотикотерапии с добавлением инстилляций в уретру 0,01% водного раствора Мирамистина® (2 раза в сутки в течение 10 минут на протяжении 2 недель), причем одну из инстилляций проводили непосредственно перед массажем предстательной железы. Больные 2 группы (27 человек) получали аналогичный курс лечения, но без Мирамис- тина®. Об эффективности проведенного лечения больных судили по исчезновению клинических симптомов, нормализации секрета предстательной железы, наличию или отсутствию хламидий в соскобах. Результаты проведенных исследований показали, что эффективность лечения в 1й группе, по сравнению со 2й, была более высокой (85% против 76%).

При обследовании 108 пациентов с различными воспали тельными заболеваниями глаз (конъюнктивиты, блефароконъюнктивиты, кератоконъюнктивиты) хламидийная инфекция установлена в 33,8-41,7% случаев. Известно, что маркером урогенитальных хламидиозов является различная патология глаз хламидийной этиологии. У 31 больного из этой группы была выявлена урогенитальная или суставная патологии хламидийной природы. Лечение больных офтальмохламидиозами проводили строго по индивидуальным схемам. Курс лечения, его интенсивность и продолжительность определялись тяжестью патологического процесса, наличием ассоциированной инфекции, а также распространенностью хламидийной инфекции на другие органы и системы. Всем больным офтальмохламидиозами назначали адекватную комплексную системную терапию. Из этой группы 34 больных получали, наряду с системным лечением, мирамистиновые глазные капли в виде инстилляций в конъюнктивальную полость 0,01% раствора препарата 4-5 раз в день в течение 28 дней.

Необходимо отметить, что при введении Мирамистина® у всех пациентов наблюдали положительную клиническую динамику. Уже через неделю после введения препарата значительно уменьшались гиперемия, инфильтрация и отек нижнего века и свода, исчезало отделяемое конъюнктивы. Полное клиническое выздоровление наступало через 2 недели. Клиническая эффективность составила 91,3%. В группе больных, не получавших Мирамистин®, сроки выздоровления составляли до 3 недель и более, а клиническая эффективность была значительно ниже - 70%. Важно подчеркнуть, что ни в одном случае местного использования мирамистина побочных реакций у больных не зарегистрировано.

Таким образом, проведенные исследования показали, что применение Мирамистина® на фоне системной этиопатогенети ческой терапии больных различными формами хламидиозов способствует повышению клинической и микробиологической эффективности, сокращению сроков антибиотикотерапии, а также уменьшению количества рецидивов. Полагаем, что положительный эффект местного применения Мирамистина® можно объяснить не только его известным противовоспалительным, иммуномодулирующим, антимикробным действием широкого спектра, но и впервые установленным в эксперименте ингибирующим действием препарата на цикл репродукции хламидий.

Выводы

  1. Показана продуктивность комплексного метода обследования больных с различной патологией урогенитального тракта, органа зрения для выявления хламидийной инфекции с использованием коммерческих и разработанных нами тестсистем.
  2. При комплексном обследовании женщин и мужчин с различными воспалительными заболеваниями урогенитального трак та инфицированность хламидиями установлена в 38,5-66,4% и 35,3-60,1% случаев соответственно. Обследование больных с различной патологией органа зрения позволило выявить хла мидийную инфекцию в 33,8-41,7% случаев.
  3. Установлена более высокая клиническая и микробиологичес кая эффективность лечения различных форм урогенитальных и офтальмохламидиозов при местном применении Мирамистина® в комплексе системной этиопатогенетической терапии, что дает основание рекомендовать указанный препарат для более широ кого использования при лечении этой актуальной патологии.

Литература

  1. Шаткин А. А. Хламидии и хламидиозы (вчера, сегодня, завтра) // Актуальные вопросы диагностики и лечения хламидийных инфекций. - М.: 1990. - С. 5-8.
  2. Мавров И. И. Половые болезни. - Киев, Москва: 1994. - С. 219-244.
  3. Майчук Ю. Ф., Вахова Е. И. Хламидийные заболевания глаз // Врач, 1993 .- № 11. - С. 15-17.
  4. Ремезов А. П. Неверов В. А., Семенов Н. В. Хламидийные инфекции (клиника, диагностика, лечение) // С.Петербург: 1995. - 43 с.
  5. Евсюкова И. Й. Хламидийная инфекция у новорожденных // Педиатрия, 1997. - № 3. - С. 77-80.
  6. Ковалев Ю. Н. Болезнь Рейтера // Заболевания передаваемые половым путем (ЗППП), 1998. - № 1. - С. 22-24.
  7. Воропаева С. Д. Диагностика и лечение хламидийной инфекции половых путей у женщин // Акушерство и гинекология, 1997. - № 5. - С. 60-63.
  8. Фаулер Д. Е. Репродуктивное здоровье. Редкие инфекции / Под ред. Л. Г. Кейта, Г. С. Бергера, Д. Л. Эдельмана: Перевод с англ. - М.: 1988. - Т. 2. - С. 367-390.
  9. Русаков В. И. Хирургия мочеиспускательного канала // М.: 1991. - 193 с.
  10. Мавров И. И., Шатилов А. В. Обоснование местного применения иммуномодуляторов в комплексном лечении хламидийных уретри тов у мужчин // Вестник дерматологии и венерологии. - М.: - 1994. - № 4. - С. 15-18.
  11. Кривошеин Ю. С. Противомикробные свойства новых поверхностноактивных веществ и обоснование их медицинского применения. // Автореф. дис. дра мед. наук. Киев, 1985. - 35 с.
  12. Шатров В. А. Иммуноадъювантные свойства новых антимикроб ных синтетических поверхностно активных веществ // Автореф. дис. дра мед. наук. Киев, 1992. - 34 с.
  13. Милявский А. И., Кривошеин Ю. С., Логадырь Т. А. и др. Эффективность применения отечественного антисептика мирамистина в дерматовенерологии // Вестник дерматологии и венерологии. - М.: 1996. - № 2. - С. 67-69.
  14. Криворутченко Ю. Л. Инактивация мирамистином вируса иммунодефицита человека // Ж. дерматологии и венерологии, 1998. - № 1 (5). - С. 22-24.
  15. Нехороших З. Д., Маликова М. В., Кривошеин Ю. С. Разработка иммуноферментной тестсистемы для диагностики хламидиозов и стандартизации диагностических препаратов // Материалы Меж дунар. конфер. "Современная вакцинология". - Пермь: 1998. - С. 173-174.

 

 

Лечение хламидийных уретритов и простатовезикулитов

Лечение хламидийных уретритов и простатовезикулитов с использованием Мирамистина®.

Информационное письмо № 67-98.

Ухаль М. И., Петровский Ю. Б., Маликова М. В., Кривошеий Ю. С., Видомский С. И., Нехороших 3. Н.

(Одесский НИИ вирусологии и эпидемиологии им. И. И. Мечникова)

Предлагается для внедрения в практику работы урологических, дерматовенерологических отделений и диспансеров, кабинетов поликлиник метод лечения хламидийных уретритов и простатовезикулитов с использованием препарата Мирамистин®, разработанного и апробированного на кафедре урологии Одесского государственного медицинского университета совместно с Одесским научно-исследовательским институтом вирусологии и эпидемиологии им. И.И. Мечникова и Крымским медицинским университетом.

Отечественный препарат Мирамистин® - синтетический антисептик, который относится к четвертичным аммониевым соединениям, катионное поверхностно-активное вещество, обладает свойством увеличивать проницаемость клеточных мембран, противовоспалительными местно иммунокоррегирующим действием, подавляет рост хламидий в культуре клеток.

Проведенные обследования больных с острыми и хроническими уретритами и простатовезикулитами хламидийной этиологии выявили значительные нарушения показателей клеточного и гуморального иммунитета
Заболевания урогенитальной сферы, вызванные хламидиями, не имеют четкой специфической картины, поэтому этиологический диагноз должен быть установлен с помощью специфических иммунологических и микробиологических методов. Наиболее достоверными современными методами являются иммунолюминесцентный в прямом (ПИФ) и непрямом (РНФ) вариантах для индикации антигена в клеточном материале, определение антигена и разных классов антихламидийных иммуноглобулинов в люминесцентном и иммуноферментном анализах (ИФА), полимеразной цепной реакции (ПЦР). 
Для диагностики используют клеточный материал из начального отдела уретры, секрет предстательной железы, сперму (терминальную порцию), сыворотку крови. В связи с большой частотой смешанной инфекции проводят выделение бактериальных и других возбудителей, определение их чувствительности к антибактериальным препаратам. 

Для лечения диагностированного острого хламидийного уретрита к стандартной схеме лечения добавляют инстилляции 0,01% раствора Мирамистина®, 10-15 мл на 10 мин дважды в день - 7 суток. Особенностью биологии хламидий является нечувствительность к химиопрепаратам на этапе элементарных телец при хроническом течении инфекции. Лечение больных проводят 2-3 короткими (не превышающими 7-10 суток) курсами с интервалами 10-15 дней. При этом значительно реже встречается развитие дисбактериоза, кандидоза и других осложнений.

Кроме азитромицина используется рокситромицин, спиромицин, доксициклин. Во время приема антибактериальных препаратов больные получают антиоксиданты, ангиотоники, биостимуляторы, магнитотерапию на промежность и дважды в сутки инстилляции мирамистина по вышеуказанной методике. Одну из инстилляции выполняют непосредственно перед массажем предстательной железы с наложением специального зажима на половой член.

Между курсами антибактериальных препаратов больные получают инъекции циклоферона на протяжении 3-4 месяцев. В случае параллельного лечения половых партнеров, на протяжении лечения больным рекомендуется половая жизнь.

Контрольные микробиологические исследования методом ПЦР проводятся не раньше 30-45 суток после завершения последнего курса антибактериальной терапии, а также через 6-7 месяцев (в связи с медленной элиминацией специфических антигенов).

Представленный метод лечения уменьшает число рецидивов заболевания на 60-70%.

Результаты клинического испытания препарата Мирамистин®

ОТЧЕТ

Свердловского НИКВИ о результатах клинического испытания препарата Мирамистин®

Профилактическое и антимикробное действие препарата Мирамистин® оценивалось по результатам применения его посетителями пунктов индивидуальной профилактики венерических заболеваний Свердловского КВД и Первоуральского ГКВД. Контингенты посетителей пунктов индивидуальной профилактики характеризует максимальная вероятность встречи с больными венерическими заболеваниями. Проведенное исследование подтвердило клиническую эффективность препарата. По данным полученных открыток больных гонореей и сифилисом среди применивших препарат не было.

Выводы и рекомендации

Результаты клинических испытаний доказывают, что препарат Мирамистин® в виде 0,01% водного раствора может быть рекомендован в качестве индивидуального средства профилактики венерических заболеваний. Мирамистин® обладает антимикробным действием, обеспечивает профилактику заболевания сифилисом и гонореей, хорошо переносится пациентами. Полиэтиленовые флаконы со специальной укупоркой обеспечивают экономичное введение препарата в уретру. Целесообразно выпускать препарат в полиэтиленовой упаковке меньшего объема для одноразового использования.

Руководитель работы: докт. мед. наук Я. А. Халемин Исполнители: научные сотрудники Р. Ф. Батыршин, С. С. Трегубов.

 

Современные методы неспецифической профилактики ВИЧ / ИППП

Российский журнал кожных и венерических болезней, 2004. - № 2. - С. 56-58.

МОЛОЧКОВ В. А., КИРИЧЕНКО И. М., КРИВОШЕИН Ю. С.

ММА им. И. М. Сеченова, Москва

СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДЫ НЕСПЕЦИФИЧЕСКОЙ ПРОФИЛАКТИКИ ВИЧ / ИППП

РЕЗЮМЕ Неспецифическая (барьерная) профилактика ВИЧ / ИППП в настоящее время является основным методом предупреждения этих заболеваний. Отечественный антисептик Мирамистин®, используемый в течение 10 лет как средство профилактики венерических заболеваний, показал высокую эффективность и безвредность. Свечи и гель Мирамистина® обладают также выраженным спермицидным и контрацептивным действием.

Борьба с ВИЧинфекцией и ИППП является одной из актуальнейших проблем, стоящих в настоящее время перед человечеством.

По данным официальной статистики, в настоящее время в мире зарегистрировано около 40 млн. ВИЧинфицированных, в России - 200 тыс., из них около 2,5 тыс. детей. Ежедневно эта цифра увеличивается в РФ на 100 человек, из них 70 приходится на Москву и Московскую область.

В десятки раз за последние годы возросла заболеваемость ИППП, в РФ она составляет 85,5 случаев сифилиса и 200 случаев гонореи на 100 000 населения. Резко увеличилось число больных трихомонозом, гарднереллезом, урогенитальным хламидиозом, герпесом и кандидозом, микоуреаплазмозом и другими ИППП [2]. Следует отметить, что цифры официальной статистики не в полной мере отражают истинную картину распространенности ВИЧ/ИППП. По мнению экспертов ВОЗ, для то го чтобы получить реальную цифру зараженных, надо умножить данные официальной статистики на 10.

Профилактика ВИЧ/ИППП подразделяется на общую (сан просвет работа, социальные мероприятия и др.), специфическую (вакцинация) и неспецифическую (барьерная, механическая и химическая) (см. схему).

В настоящее время разрабатывается несколько типов вакцин. По оценкам ВОЗ, эффективные и общедоступные вакцины скорее всего будут созданы только во 2м десятилетии XXI века. Не менее сложна проблема специфической профилактики ИППП [4, 18].

Из-за отсутствия в настоящее время антиВИЧ/ИППП вакцин основным путем профилактики этих инфекций является альтернативный (неспецифический) - с помощью кон домов и химических веществ. Эти же средства составляют основу современной контрацепции, обеспечивая одновременно предупреждение беременности и профилактику ВИЧ/ИППП [24, 33, 34, 37].

Главными средствами неспецифической барьерной индивидуальной профилактики ВИЧ/ИППП считаются кондомы (мужские и женские), создающие механическое препятствие для проникновения возбудителя в организм человека [33, 34].

Их эффективность ограничивается риском прохождения возбудителя сквозь барьеры, создаваемые полимерными мате риалами, а также механическими повреждениями при использовании [27]. Кондомы определенных марок, по некоторым оценкам, обеспечивают лишь 30% защиту против заражения ВИЧ половым путем [34]. Доказано, что при пользовании кондомами в значительном проценте случаев наблюдаются их разрывы, соскальзывание при половом акте, что приводит к заражению инфекциями бактериальной (сифилис, гонорея, трихомоноз, хламидиоз и др.) и вирусной (ВИЧ, герпес) природы, а также к беременности. Данные опросов половых партнеров, регулярно пользующихся презервативами, показали, что в течение наблюдаемого срока у 62% пар презерватив не порвался ни разу, у 29% порвался 1-3 раза, а у 9% - более 4 раз [1, 27]. Кроме того, около 30% мужчин не пользуются кондомами по физиологическим данным (слабая эрекция), из-за возникновения аллергических реакций на латекс или кондомную смазку, по ре лигиозным или другим убеждениям [33, 34]. Следовательно, кондомы не являются универсальным профилактическим средством и не могут гарантировать полной защиты от заражения ВИЧ/ИППП и предупреждения беременности.

Это стимулировало создание программ по разработке и распространению индивидуальных средств профилактики ВИЧ/ИППП и контрацепции с помощью химических средств - микробицидов [30]. С этой целью разработаны препараты, пред назначенные для обработки половых органов сексуальных партнеров перед и после полового контакта [8].

В настоящее время созданы микробициды наружного применения для профилактики ИППП и ВИЧинфекции: препарат PRO 2000 (нафталенсульфонатный полимер) [31]; буферный гель, отрицательно заряженный, неабсорбирующийся высокомолекулярный полимерный гель для поддержания во влагалище в присутствии спермы рН ниже 5,0 [28]; гель F5. со держащий 3 спермицида (Ноноксинол9. бензалкония хлорид и холат натрия) [23]; комбинированный препарат C31G, состоящий из С14алкиламиноксида и С16алкил бетаина [26], и другие. Наибольшее распространение в различных странах мира получил препарат Ноноксинол9 (Н9), который более 30 лет официально используется в США как химический контрацептив.

Многочисленные исследования по использованию Н9 в качестве контрацептива, а также с целью профилактики ВИЧинфекции, проведенные под эгидой ВОЗ в различных странах мира, подтвердили, что интравагинальные аппликации Н9 мо гут предупредить развитие беременности и защитить женщину от ВИЧ и других возбудителей ИППП [25, 29, 32, 33]. Вместе с тем доказано, что Н9, как и другие неионные поверхностно активные вещества (ПАВ), являются слабыми микробицидами и оказывают действие только при высоких концентрациях препарата, что, сопряжено с более выраженными проявлениями их токсических свойств. Так, при применении ПАВ отмечаются признаки аллергических реакций (эритема вульвы, раздражение слизистой оболочки влагалища с появлением обильных вы делений и неприятного запаха), а также более серьезные по следствия (развитие язв, а иногда - при использовании губок, пленок, колпачков - возникновение токсического шока).

При исследовании системного воздействия на плод в результате проникновении Н9 через слизистую оболочку влагалища установлено почти двукратное увеличение риска возникновения укорочения конечностей, злокачественных новообразований, гипоспадии уретры, синдрома Дауна и других тяжелых хромосомных аномалий [22, 24].

Имеются сообщения о том, что использование некоторых лекарственных форм Н9 повышает риск заражения ВИЧ. Объяснение этого феномена ученые видят в том, что частое применение Н9 вызывает раздражение стенки влагалища, которое приводит к образованию микротрещин, открывающих дорогу ВИЧ. Следует, однако, отметить, что в большинстве случаев речь идет об экспериментах с участием проституток, которые пользовались препаратом до 20 раз в сутки, и нет свидетельств о том, что его применение 2-3 раза в сутки приводит к негативным последствиям.

Тем не менее постоянно звучат призывы ученых провести более детальное изучение длительного применения Н9, поскольку он является очень распространенным препаратом: только в США им покрыто до трети продаваемых презервативов [35, 37].

Кроме этого, ВОЗ, констатируя факт перспективности использования Н9 в качестве профилактического средства, постоянно указывает на необходимость поисков и разработки новых ПАВ, более эффективных микробицидов, обладающих минимальным раздражающим и другими побочными воздействиями на организм человека, которые могли бы быть использованы как средства контрацепции женщинами, а также для индивидуальной профилактики ВИЧ/ИППП не только женщинами, но и мужчинами [24, 36].

К таким препаратам можно отнести производимый в России антисептик Мирамистин®, широко применяемый  сексуальноактивными группами населения и лицами, относящимися к группам риска, как индивидуальное средство профилактики сифилиса, гонореи, трихомоноза, хламидиоза, герпеса и других ИППП [20].

Мирамистин® был разработан проф. Ю. С. Кривошеиным и канд. хим. наук А. П. Рудько и разрешен Минздравом СССР для медицинского использования в 1991 г. как антисептическое средство для индивидуальной профилактики венерических заболеваний, а в 1993 г. как антисептик широкого спектра действия [19, 20]. Эксклюзивным производителем препарата в России является ЗАО "Инфамед".

Мирамистин® - катионное ПАВ, которое обладает выраженными антимикробными свойствами и не оказывает местнораздражающего [7, 10], мутагенного и канцерогенного действия [9]. Была продемонстрирована эффективность профилактики ИППП с помощью обработки половых органов сексуальных партнеров 0,01% раствором Мирамистина® после полового кон такта [14]. Кроме того, инстилляции раствора Мирамистина® включены в комплексное лечение хронического уретрита при гонорее, трихомонозе, смешанной трихомонадногонококковой и хламидиозной инфекции [15]. Такое дополнение к традиционной терапии вело к достоверному повышению эффективности лечения [13, 16, 17].

Многогранные исследования антиВИЧ активности Мирамистина®, проведенные в ведущих лабораториях России, Украины, Швеции, Германии позволили доказать, что в рабочих концентрациях Мирамистин® эффективен для уничтожения внеклеточного и внутриклеточного ВИЧ [5, 6]. Он оказался более активным средством для уничтожения ВИЧ по сравнению с другими дезинфектантами (см. таблицу). На основании этих данных Фармакологический государственный комитет Мин здрава РФ принял решение о включении в инструкцию по использованию Мирамистина® сведений о том, что препарат обладает антИВИЧ активностью.

Минимальные концентрации, в которых различные дезинфицирующие средства инактивируют ВИЧ

Антимикробное средство

Минимальная концентрация, инактивирующая вирус, %

Источник

Этиловый спирт

50,00

[26]

Гипохлорит натрия (NaOCI)

0,10

[26]

Параформальдегид

0,50

[26]

Перекись водорода

0,30

[26]

Нонидет Р40

1,00

[26]

Твин20

Более 2,50

[26]

Хлоргексидин

0,020,05

[28]

Ноноксинол9

0,05

[30]

Мирамистин®

0,01

[5, 6]

Разработаны лекарственные формы Мирамистина® и специальные упаковки, позволяющие его использование для профилактики ВИЧ/ИППП как у мужчин (водный раствор в специальном флаконе), так и у женщин (свечи, гель, водный раствор). Предлагаемые препараты Мирамистина® защище-ны патентами РФ [11, 12].

Клинические испытания, а также десятилетний опыт использования препаратов Мирамистина® для профилактики ИППП доказывают надежность их защитного действия при условии соблюдения инструкции по применению. Как правило, при использовании препаратов Мирамистина® нежелательные реакции не наблюдаются, лишь в отдельных случаях при инстилляции в уретру может возникать ощущение легкого жжения, которое проходит самостоятельно через 15-20 с и не требует анальгезии или отмены препарата [14]. Отмечены единичные случаи индивидуальной непереносимости Мирамисти на®, связанные с общей повышенной чувствительностью организма к ПАВ.

Накоплены экспериментальные и клинические данные о высокой контрацептивной эффективности Мирамистина®. Разработан вагинальный контрацептив (ВК), состоящий из Мира мистина® и гелевой или свечной (суппозиторной) основы. В эксперименте in vitro показано, что в рекомендованных соотношениях ингредиентов ВК оказывает выраженное спермицидное действие, a в опытах in vivo - отсутствие вредного влияния на организм животных. В эксперименте ВК предупреждает беременность у крыс в 95,6% случаев (при внутривагинальном введении препарата перед спариванием). В ходе клинических испытаний, проведенных на ограниченном контингенте добровольцев (10 семейных пар, регулярно в течение 12 мес применявших ВК для контрацепции), установлен 100% контрацептивный эффект этого препарата. При этом ни в одном случае не отмечено каких-либо местных или общих побочных реакций организма [3, 19, 21].

Следовательно, антисептик Мирамистин® является высокоактивным нетоксичным микробицидом и спермицидом, что позволяет рекомендовать его для проведения рандомизированных клинических испытаний в качестве средства индивидуальной профилактики полового пути передачи ВИЧ и возбудителей ИППП, а также контрацепции.

Для статистически достоверного подтверждения наблюдаемого защитного эффекта разработан протокол рандомизированных клинических испытаний Мирамистина® в качестве средства индивидуальной профилактики полового пути передачи ВИЧ и возбудителей ИППП (III фаза). В его основу положена программа "A Phase III Nonoxynol9 and HIVinfection. HIVNET Protocol 016" (UN AIDS, 1998), учтены ее недостатки (рассчитана только на женщин, побочное действие Н9 и др.). В протоколе отражены этапы плацебоконтролируемого изучения профилактической эффективности раствора, геля и свечей мирамистина у сексуальноактивных лиц, относящихся к груп пе повышенного риска (работники сферы секса, "неорганизованная" молодежь, учащиеся старших классов, техникумов и ПТУ, студенты вузов и др.). Проект рассчитан на 3 года, им будет охвачено 4,5 тыс. человек, которые по различным причинам не пользуются барьерными и другими средствами зашиты. В его выполнении примут участие различные государственные и общественные организации. Протокол окончательно будет принят после согласования с российскими и международными учреждениями, занимающимися вопросами профилактики ВИЧ/ИППП.

Литература

  1. Барьерные контрацептивы и спермициды. Женева, 1990
  2. Борисенко К. К. Диагностика, лечение и профилактика заболеваний, передаваемых половым путем. Методические материалы. - М.: Ассоциация САНАМ, 1998.
  3. Винцерская Г. А. // Труды Крым. мед. унта. Симферополь, 2001. - Т. 137. - Ч. 2. - С. 13-16.
  4. Глобальная стратегия борьбы со СПИДом. - М., 1994. - Вып. 11.
  5. Криворутченко Ю. Л., Кривошеин Ю. С., Маренникова С. С. и др. / / Вопр. вирусол. - 1994. - № 6. - С. 267
  6. Криворутченко Ю. Л. // Журн. дерматол. и венерол. - 1998. - № 15. - С. 22-24.
  7. Кривошеин Ю. С., Нестерова И. Е., Рудько А. П. // Морфология и регенерация. - Симферополь, 1977. - С. 98-100.
  8. Кривошеин Ю. С., Скуратович А. А., Рудько А. П. // Вестн. дерма тол. - 1983. - № 11. - С. 29-32.
  9. Кривошеин Ю. С., Скуратович А. А., Тышкевич Л. В. и др. // Антибиотики и химиотер. - 1984. - № 7. - С 519.
  10. Кривошеин Ю. С. Противомикробные свойства новых ПАВ и обоснование их медицинского применения: Автореф дис. ... дра мед. наук. - Киев, 1985.
  11. Кривошеин Ю. С., Рудько А. П. Лекарственный препарат. Пат. РФ № 2161961.
  12. Кривошеин Ю. С., Рудько А. П. Вагинальный контрацептив. Пат. РФ № 2173142.
  13. Логадырь Т. A., Милявский А. И. // Тезисы докладов Международной конф., посвящ. 150летию И. И. Мечникова - Харьков, 1995. - С. 183.
  14. Милявский А. И., Кривошеин Ю. С., и др. // Вестн. дерматол. - 1996. - № 2. - С. 67-69.
  15. Молочков В. А., Ильин И. И. Хронический уретрогенный простатит. - М., 1998.
  16. Молочков В. А., Зур H. В. Урогенитальный хламидиоз. Особенности клиники, диагностики, лечения. - М.. 2003.
  17. Нехороших 3. H. и др. // Тез. докл. VII Росс. нац. конгр. "Человек и лекарство". - М., 2000. - С. 303.
  18. Покровский В. В. Эпидемиология и профилактика ВИЧинфекции и СПИД. - М., 1996.
  19. Приказ МЗ СССР № 146 от 31.05.91 г. "О разрешении к медицинскому применению мирамистина - антисептического средства индивидуальной профилактики венерических заболеваний". - М., 1991.
  20. Решение Фармакологического комитета МЗ РФ от 23.04.92, прото кол № 8. "О разрешении медицинского применения 0,01% водного раствора мирамистина по дополнительным показаниям в качестве средства для профилактики нагноений и лечения гнойных ран". - М., 1992.
  21. Рудько А. П., Кривошеин Ю. С., Винцерская Г. А. и др. // Тез. 1й Междунар. конф. "Клинические исследования лекарственных средств". - М., 2001. - С. 230-231.
  22. Chvapil М. et al. // J. Environ. Pathol. Toxicol. - 1983.
  23. Colin P. et al. // 12th World AIDS Conference. - Geneva, 1998. - P. 1067, Abstr. N 60370.
  24. FDA. Vaginal Contraceptive Drug Products for OvertheCounter Human Use. Federal Register., 1980. - P. 82014-82049.
  25. Kreiss J. el al. // J. A. М. A. - 1992. - V. 268. - N 4. - P. 477-482.
  26. Malamud D. et al. // 12th World AIDS Conference. - Geneva, 1998. - P. 621, Abstr. N 33149.
  27. Marin J. et al. // Zbl. Hyg. Umveltmed. - 1991. - V 191. - N 5-6. - S. 516-522.
  28. Mayer J. et al. // 12th World AIDS Conference. - Geneva, 1998. - P. 623, Abstr.N 33158.
  29. North В. В. // J. Reprod. Med. - 1988. - V. 33. - N 3.
  30. Polsky В. et al. // Lancet. - 1988. - V. 1. - P. 1456.
  31. Profy A. Т. et al. // 12th World AIDS Conference. - Geneva, 1998. - P. 620-621, Abstr. N 33146.
  32. Roddy R. Е. et al. // N. Engl. J. Med. - 1998. - V. 339. - N 8. - P. 504-510.
  33. Rosenberg М. J. et al. // Am. J. Publ. Hlth. - 1992. - V 82. - P. 669-674.
  34. Voeller В., Nelson J., Day С. // AIDS Res. Hum. Retrovir - 1994. - V. 10. - P. 95.-100.
  35. White N. et al. // Nature. - 1988. - V. 335. - P. 19
  36. Wittkowski К. M. // AIDS. - 1995. - V. 9. - N 3. - P. 310-311.
  37. Wortman J. // Popul. Rep. H. - 1976. - V. 4. - P. 65.

Эффективность Мирамистина® в дерматовенерологии

Вестник дерматологии и венерологии, 1996. - № 2. - С. 67-69.

МИЛЯВСКИЙ А. И., КРИВОШЕИН Ю. С., ЛОГАДЫРЬ Т. А., ВИНЦЕРСКАЯ Г. А.

Крымский медицинский институт, Симферополь, Украина

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО АНТИСЕПТИКА МИРАМИСТИНА® В ДЕРМАТОВЕНЕРОЛОГИИ

В последние годы внимание ученых привлекли поверхностно активные вещества, обладающие широким антимикробным спектром действия, не вызывающие раздражающего действия на слизистые оболочки и кожу, не теряющие своей активности в течение длительного времени [4, 14]. К их числу относится отечественный препарат Мирамистин® (миристамидопропилди метилбензиламмония хлорид), созданный Ю. С. Кривошеиным и А. П. Рудько [1]. Изучение его свойств in vitro и в эксперименте показало, что препарат обладает выраженными антимикробными свойствами в отношении грамположительных и грамотрицательных бактерий, бледной трепонемы, патогенных грибов, некоторых вирусов и простейших [6, 8, 10]. В бактерицидных концентрациях не вызывает местнораздражающего, мутагенного и канцерогенного действия [7, 9]. Указанные свойства Мирамистина® позволили обосновать его применение для профилактики и лечения, в первую очередь, сифилиса, гонореи и ряда негонорейных заболеваний мочеполового тракта [2, З]. В эксперименте было показано, что 0,01% водный раствор Мирамистина®, применяемый для наружной профилактической об работки за 0,5-2,0 ч до заражения, предотвращает развитие сифилитической инфекции у экспериментальных животных [8, 12, 15]. Эффективность наружной профилактической обработки 0,01% водным раствором Мирамистина® через 0,25-2,0 ч после случайных половых контактов изучена у 110 мужчин в возрасте от 16 до 44 лет, 85% которых относились к контингенту повышенного риска (водители, проводники вагонов, строители и др.). Обработка заключалась в однократной инстилляции в уретру 6-8 мл 0,01% водного раствора Мирамистина® и протирании этим же раствором наружных половых органов в сроки от 15-20 мин до 2 ч после контакта. С помощью анонимного анкетирования (открытки) и осмотров в сроки до 1,5 мес у 68 (61,8%) пациентов признаков венерических заболеваний не обнаружено. Остальные обследованные лица письменных ответов не прислали и на осмотры не явились. Полученные данные позволяют в определенной степени судить об эффективности наружной профилактической обработки Мирамистином® и признать ее удовлетворительной.

Проблемой современной венерологии является недостаточная эффективность лечения хронической и вялотекущей гонореи, негонорейных уретритов и смешанной гонорейнотрихомонадной, гонорейнокандидозной и других смешанных урогенитальных инфекций. Учитывая широкий спектр антимикробного действия Мирамистина®, отсутствие резистентности к нему большинства выделенных от больных штаммов гонококков и трихомонад [13], обнаружение у препарата иммунокорригирующих свойств [5], мы предположили возможность использования это го препарата для лечения некоторых форм заболеваний, актуальных в дерматовенерологии.

Целью работы была оценка эффективности применения Мирамистина® в комплексном лечении некоторых венерических инфекций и инфекционных заболеваний кожи.

Материалы и методы

Применили инстилляции 0,01% водного раствора Мирамистина® (8-10 инстилляций на курс) в комплексном лечении больных хронической и вялотекущей гонореей (71 больной), трихомониазом и смешанной трихомонадногонорейной инфекцией (45 больных). Эффективность лечения оценивали в сравнении с группой больных (96) с аналогичными нозологическими формами заболеваний, получавших комплексное лечение без Мирамистина®. В динамике лечения у больных основной группы и группы сравнения изучали состояние местного иммунитета по данным НСТтеста с полиморфноядерными лейкоцитами (ПЯЛ) уретрального содержимого.

Мирамистин® применяли также для местного лечения инфекционных кожных заболеваний (поверхностные пиодермии и микозы). С этой целью использовали 0,5%й мирамистиновую мазь с трилоном Б на гидрофильной водорастворимой основе, рекомендованную для клинических испытаний Фармако логическим комитетом Минздрава Украины [11].

Предварительные исследования in vitro позволили установить, что мирамистиновая мазь оказывает достаточно выраженное бактерицидное и фунгицидное действие на основных возбудителей гнойничковых заболеваний (Staphylococcus aureus, Streptococcus spp., Pseudomonas aeruginosa, Proteus spp., Escherichia coli) и поверхностных микозов (Epidermophyton floccosum, Trichophyton rubrum, Candida albicans, Microsporum lanosum и др.). В сравнении с отечественными мазями (клотримазол, цинкундан, ундецин) фунгицидное действие мирамистиновой мази было более выраженным. В эксперименте было установлено, что 0,5%я мирамистиновая мазь не вызывает местного раздражения.

Под нашим наблюдением находились 102 больных в возрасте от 8 до 69 лет, в том числе 68 случаев микоза и 34 - пиодермии. В группе больных микозами больные распределялись следующим образом: микозы стоп (интертригинозная и дисгидротическая формы) - у 23, микроспория гладкой кожи - у 17, отрубевидный лишай - у 10, паховая эпидермофития - у 12, дрожжевые паронихии - у 6. Среди больных пиодермией у 18 диагностировали вульгарное импетиго и у 16 - пустулезную форму угревой болезни. Из 102 больных 58 (57%) ранее лечились традиционными местными средствами.

Эффективность лечения оценивали по общепринятым критериям (клиническое излечение, значительное улучшение, без эффекта, обострение). Статистическую обработку проводили общепринятыми методами.

Результаты и обсуждение

Установлено, что эффективность лечения указанных венерических заболеваний оказалась достоверно выше (p<0,01) у больных основной группы по всем сравниваемым показателям (срок исчезновения субъективных ощущений, срок ликвидации воспалительных явлений и нормализации уретрального отделяемо го, продолжительность лечения). У больных основной группы неудача лечения отмечена в 1 случае, поздний рецидив - у 1 больного, в то время как в группе сравнения неудача лечения (обнаружение возбудителя) после курса терапии отмечалась у 9 больных, ближайшие рецидивы - у 7, а отдаленные рецидивы - у 5 больных. После курса лечения с применением Мирамистина® функциональная активность ПЯЛ достоверно возрастала (р<0,001), в то время как в группе сравнения - достоверного роста не имела. Поглотительная способность ПЯЛ уретрального экссудата (по величине фагоцитарного показателя и фагоцитарного числа) у больных основной группы также была достоверно выше (р<0,001), чем у больных в группе сравнения. Это подтверждает стимулирующее влияние инстилляций Мирамистина® в очаге воспаления на показатели местного клеточного иммунитета, сниженного у больных хроническими и вялотекущими уро генитальными заболеваниями.

В группе больных микозами наилучшие результаты получены у больных микроспорией гладкой кожи (многоочаговая форма). До лечения во всех случаях от больных высевали куль туры Microsporum lanosum. В течение 7-9 дней постепенно исчезали признаки воспаления, в соскобах с пораженной кожи элементы паразитарных грибов не обнаруживались.

Из 23 больных микозами стоп клиническое излечение или значительное улучшение отмечено у 22; улучшение не наступило у 1 больного с сопутствующей микотической экземой. Срок лечения составил 10-21 день.

Из 12 больных с паховой эпидермофитией (от 8 больных высевался Epidermophyton floccosum, у остальных - смешанная флора) клинической излечение отмечено у половины больных, у 5 пациентов сохранилось остаточное шелушение, у 1 больно го с инфильтративной формой, осложненной экзематизацией, клинический эффект отсутствовал. Хорошие результаты были получены у больных с дрожжевыми паронихиями. Срок лечения составил 4-5 дней. Из 10 больных отрубевидным лишаем только у 2 после обработки мирамистиновой мазью в течение 10 -14 дней сохранились явления гипопигментации, потребовавшие дополнительного курса УФтерапии.

У всех больных с явлениями вульгарного импетиго излечение достигнуто в течение 4-5 дней.

Из 16 больных пустулезными угрями полная клиническая ремиссия достигнута у 7; у 9 больных исчезла пустулезная сыпь; дополнительные косметические процедуры позволили закрепить клинический эффект.

Следовательно, из 102 больных инфекционными заболеваниями кожи, получавших лечение с мирамистиновой мазью, лечебный эффект достигнут у 98,1%, в том числе у 71,6% - клиническое излечение.

Выводы

Отечественный поверхностноактивный антисептик Мирамистин® является многоцелевым наружным средством, которое можно эффективно применять для профилактики и лечения венерических и заразных кожных заболеваний.

Литература

  • Антисептическое средство. Приказ МЗ СССР № 146 от 31.05.91. Регистрационное удостоверение № 91/146/1.
  • Антисептическое средство ВФС 42204891. 19.03.91.
  • Антисептическое средство ВФС 42204891. Изменение № 1 от 30.09.93.
  • Афиногенов Г. Е., Блинов Н. П. Антисептики в хирургии. Л.: Меди цина, 1987. - 144 с.
  • Возианов А. Ф., Кривошеин Ю. С., Пасечников С. П. Влияние мирамистина на фагоцитарную активность уретральных гранулоцитов у больных хроническим уретропростатитом. Врач. дело, 1990. - № 10. - С. 113 -115.
  • Кривошеин Ю. С. Противомикробные свойства новых ПАВ и обоснование их медицинского применения: Автореф. дис.... дра мед. наук. Киев 1985. - 35 с.
  • Кривошеин Ю. С., Нестерова И. Е., Рудько А. П. Морфологическое изучение влияния поверхностноактивных веществ на кожу и слизистые. Морфогенез и регенерация. Киев, 1977; - Т. 72. - С. 98-100.
  • Кривошеин Ю. С., Скуратович А. А., Тышкевич Л. В. и др. Изучение действия поверхностноактивных веществ на возбудителей венерических болезней. Вестн. дерматол. и венерол., 1983. - № 8. - С. 30-33.
  • Кривошеин Ю. С., Скуратович А. А., Тышкевич Л. В. и др. Изучение мутагенного и канцерогенного действия антимикробных поверхностноактивных веществ. Антибиотики, 1984. Т. 29. - № 7. - С. 519-527.
  • Krivorutchenko Yu., Marennicova S., Krivoshein Yu. et al. A study of antiHIV activity of the detergent myramistin. Int. Conf. on Med. Biotech. Immunization and AIDS. Leningrad, 1991. - V. 1. - P. 11.
  • Ляпунов Н. А., Кривошеин Ю. С., Цыганенко А. Я. и др. Доклини ческое исследование антибактериальных и фунгицидных препаратов: мази и аэрозоля мирамистина. Харьков, 1992. - С. 95.
  • Милявский А. М., Кривошеин Ю. С., Милявский Ю. А. Экспериментальное обоснование наружной профилактики сифилиса. 4й съезд дерматовенерологов УССР: тезисы докладов. Киев, 1980. - С. 69-70.
  • Саиед Фахер. Применение антисептика мирамистина для индивидуальной профилактики и лечения некоторых венерических болезней: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. Симферополь, 1991. - 18 с.
  • Соколова Н. Ф., Федорова Л. С., Цвирова И. М. Актуальные проблемы клинической микробиологии. Сб. науч. трудов НИИ эпиде миологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалея АМН СССР. М., 1989. - С. 18-20.
  • Скуратович А. А., Кривошеин Ю. С., Рудько А. П. Использование поверхностноактивных веществ для профилактики экспериментального сифилиса. Вестн. дерматол. и венерол., 1983. - № 11. - С. 29-32.

 

Вирус простого герпеса 1 и 2 типов

БАРИНСКИЙ И. Ф.1, АЛИМБАРОВА Л. М.1, КИРИЧЕНКО Н. А.2, СВИСТОВ В. В.3, СМИРНОВ И. В.3, КРИВОШЕИН Ю. С.3

НИИ вирусологии им. Д. И. Ивановского РАМН; 2. ММА им. И. М.Сеченова; 3. Компания «Инфамед», Москва

ИЗУЧЕНИЕ IN VITRO ПРОТИВОВИРУСНЫХ СВОЙСТВ МИРАМИСТИНА® В ОТНОШЕНИИ ВИРУСА ПРОСТОГО ГЕРПЕСА ТИПОВ 1 И 2

Среди вирусных заболеваний герпетическая инфекция, обусловленная вирусами простого герпеса (ВПГ) 1го и 2го типов, занимает одно из ведущих мест. У большинства здоровых людей ВПГ1 и ВПГ2 вызывают широкий спектр заболеваний, при чем как острую первичную инфекцию, так и рецидивирующие заболевания кожи и слизистых оболочек. У новорожденных и лиц с иммунодефицитами инфекция может протекать особенно тяжело и заканчиваться летальным исходом. Для профилактики и терапии ВПГинфекции предложено много средств, однако препаратами выбора остаются нуклеозидные аналоги (например, ацикловир), которые обладают селективной антигерпесвирусной активностью, обусловленной подавлением репликации вируса и инактивации вирусной ДНКполимеразы. С 1982 года стали регистрироваться штаммы ВПГ, устойчивые к действию ацикловира (АЦВ), а за последние 10 лет, когда АЦВ стал основным противогерпетическим средством, частота выделения таких штаммов резко возросла, особенно от иммунокомпроме тированных лиц [5]. По данным разных авторов, АЦВрезистентные штаммы ВПГ встречаются в 4-14% случаев у онкологических больных, ВИЧинфицированных и лиц, перенесших трансплантацию органов и тканей или получающих длительную иммуносупрессивную терапию. В этой связи актуальной задачей является поиск и изучение новых противогерпетических средств с альтернативным механизмом противовирусного действия.

Антисептик Мирамистин® из группы катионных детергентов широко используется для индивидуальной профилактики заболеваний, передающихся половым путем (ЗППП), в том числе герпесвирусной инфекции (ГИ), а также для лечения бактериальногрибковых осложнений у больных ЗППП. Имеются данные об успешном применении Мирамистина® при лечении воспалительных заболеваний верхних дыхательных путей и легких различной этиологии. Сообщалось, что Мирамистин® проявляет антимикробную активность по отношению к бактериям, грибам, простейшим, а также обладает иммуномодулирующим, иммуноадъювантным и регенерирующим действиями, способностью повышать неспецифическую резистентность организ ма. Имеются данные о противовирусном действии Мирамистина® в отношении ретровирусов (ВИЧ), парамиксовирусов (кори, паротита) и некоторых других вирусов [1, 2]. Обнаружено, что Мирамистин® проявляет активность на ранних этапах инфекционного процесса; в основе его действия лежит предотвращение адсорбции и пенетрации вируса в клетки хозяина. Учитывая, что механизм противовирусного действия Мирамистина® отличается от действия АЦВ, можно предположить, что использование Мирамистина® для профилактики и комплексной терапии ГИ позволило бы снизить не только частоту появления штаммов ВПГ, резистентных к действию ацикловира и его аналогов, но и снизить распространенность вируса среди лиц групп риска, а также повысить эффективность противогерпетического лечения.

Целью исследования было изучение in vitro противовирусной активности мирамистина на модели экспериментальной герпес вирусной инфекции, обусловленной ВПГ 1го и 2го антигенного типов, в культуре клеток VeroB.

Материалы и методы

Вирусы. Использовали ВПГ 2го антигенного типа, штамм "ВН", и ВПГ 1го типа, штамм "ЕС", полученные из лаборатории музейных штаммов ГУ НИИ вирусологии им. Д.И. Ивановского РАМН. Указанные вирусы после трех пассажей и титрования на культуре клеток VeroB хранили при минус 70 °С. Титр вируса определяли по Риду и Менчу и выражали в ТЦД50/мл. Титр ВПГ2 составил 5,0 ТЦД50/мл, ВПГ1 - 5,25 ТЦД50/мл. Для заражения использовали вирус в дозе 10-100 ТЦД50/лунку.

Культура клеток. Испытание противовирусной активности препарата мирамистин проводили на монослойной перевиваемой культуре клеток почек зеленых мартышек VeroB, получен ной из коллекции культур тканей НИИ вирусологии РАМН. Клетки культивировали в ростовой среде Игла (производства НИИ полиомиелита и вирусных энцефалитов РАМН) с добавлением 10% инактивированной нагреванием эмбриональной телячьей сыворотки (ЭТС, Gibco), 2 мМ Lглутамина (Sigma, США) и антибиотиков (100 ЕД/мл пенициллина и 100 мкг/мл стрептомицина). Поддерживающая среда отличалась тем, что в нее вносили 2% ЭТС. Клетки выращивали в 96луночных планшетах (Costar, GB) при 37 °С во влажной атмосфере, со держащей 5% СO2; посевная доза - 500 тыс. клеток/мл или 50 тыс. клеток/лунку (в объеме 100 мкл).

Препараты. Препарат Мирамистин® предоставлен компанией "ИНФАМЕД" (Москва) в виде стерильного 1%го раствора (рН 6,8). В опытах использовали стерильные растворы препарата в диапазоне концентрации от 0,1 до 0,0005% (5-1000 мкг/мл). Препарат до нужной концентрации разводили питательной средой Игла, не содержащей сыворотки.

В качестве препарата сравнения использовали коммерческий препарат зовиракс (Zovirax, GlaxoWellcome, Smith Kline Beechem, Великобритания). Его разводили согласно инструкции в стерильной дистиллированной воде до концентрации 1 мг/мл и хранили при минус 20 °С. Перед проведением эксперимента маточный раствор выдерживали при комнатной температуре и асептически готовили рабочие концентрации (от 1000 мкг/мл до 0,02 мкг/мл).

Дизайн исследования. После полного формирования в лунках планшета монослоя клеток VeroB (в течение 24 ч) ростовую среду удаляли, клетки троекратно отмывали средой Игла и вносили в лунки в составе поддерживающей среды Мирамистин® (в максимально переносимых и меньших концентрациях) по одной из нижеприведенных схем. Противовирусную активность препаратов (ПАП) оценивали общепринятыми методами по их способности предотвращать развитие индуцируемого вирусами цитопатического действия (ЦПД) и ингибировать репродукцию вирусов в культуре клеток, а также по наличию вирулицидного действия [7, 8]. Для профилактики герпесвирусной инфекции широко применяются вирулицидные препараты, оказывающие непосредственное разрушающее действие на вирусные частицы (например, оксолиновая мазь). Оценку вирулицидного действия проводили для того, чтобы выяснить, посредством какого механизма Мирамистин® проявляет свою активность в отношении вируса простого герпеса: подавления репродукции вируса или в результате разрушения (повреждения) им вирусных частиц.

Схема 1 (оценка цитотоксического действия препарата на неинфицированные клетки): различные концентрации препарата вводили в состав поддерживающей среды, которой покрывали сформировавшийся монослой. Планшеты инкубировали в течение 96 ч как указано выше. Действие препарата оценивали ежедневно методом световой микроскопии по степени изменения морфологии клеточного монослоя.

Определяли ЦТД50 препарата, которая соответствовала концентрации, вызывающей видимые нарушения морфологии у 50% клеток монослоя и максимально переносимую концентрацию (МПК) - наиболее высокую дозу препарата, не вызывающую видимых изменений клеточного монослоя, по сравнению с контролем. Для дальнейшего исследования применяли концентрации препаратов, не превышающие МПК.

Схема 2 (определение прямого вирулицидного действия препарата на вирионы ВПГ): в течение 1 ч инкубировали суспензии штаммов ВПГ2 или ВПГ1 в присутствии различных концентраций препарата в среде Игла при 37 °С в атмосфере с 5% СO2 с последующим титрованием суспензии в культуре клеток. Инокулюмы из серийных разведений (101-106), вносили в лунки планшета с монослоем, планшеты инкубировали 1 ч при 37 °С в атмосфере с 5% СO2, затем суспензию вируса удаляли, клетки троекратно отмывали средой Игла и вносили в лунки свежую питательную среду, после чего планшеты инкубировали 96 ч в тех же условиях.

Схема 3. (оценка ранней профилактической активности): внесение препарата за 1 ч до инфицирования клеток. В лунки планшета с отмытым монослоем вносили питательную среду, содержащую мирамистин в указанных концентрациях и инкубировали, как описано выше. Через 1 ч в лунки планшета вносили суспензию вируса и инкубировали в течение 1 ч. Затем суспензию вируса удаляли, в лунки вносили питательную среду, не содержащую препарат, и планшеты инкубировали, как описано выше, в течение 96 ч.

Схема 4. (оценка экстреннопрофилактической активности): внесение препарата за 1 ч до/ и через 1 ч после инфицирования клеток. В лунки планшета с отмытым монослоем вноси ли питательную среду, содержащую мирамистин в указанных концентрациях, затем клетки инкубировали в указанных выше условиях. Через 1 ч в лунки планшета вносили суспензию вируса и инкубировали еще 1 ч. Затем среду с не связавшимися вирусами удаляли и вносили в лунки питательную среду, содержащую препарат в тех же концентрациях. Через 15 мин действие препарата останавливали внесением в каждую лунку по 100 мкл ЭТС, планшеты помещали в термостат и выдерживали в тех же условиях в течение 96 ч.

Схема 5. (оценка поздней профилактической активности): внесение препарата через 1 ч после инфицирования клеток. В лунки планшета с отмытым монослоем вносили суспензию вируса и инкубировали в течение 1 ч. Затем суспензию вируса удаляли и вносили в лунки питательную среду, содержащую препарат в указанных концентрациях. Через 15 мин действие препарата останавливали внесением в каждую лунку по 100 мкл ЭТС, планшеты помещали в термостат и выдерживали в течение 96 ч в указанных выше условиях.

Оценку вирусиндуцированного ЦПД и противовирусной активности препаратов в культуре клеток проводили ежедневно при световой микроскопии по степени изменения морфологии клеточного монослоя. [7]. Учет результатов проводили при наличии 100% ЦПД в лунках с контролем вируса - через 72-96 ч от момента инфицирования (в случае ВПГ1 или ВПГ2, соответственно).

С целью изучения влияния различных концентраций мирамистина на репродукцию вируса на 3-4е сутки после инфицирования отбирали соответствующие пробы вируса и определяли его остаточную инфекционность. Пробы отбирали в микропробирки с крышкой (Eppendorf) и сохраняли при минус 70 °С. Перед постановкой опыта пробы подвергали троекратному за мораживаниюоттаиванию. Затем клеточный дебрис удаляли центрифугированием, готовили серийные 10кратные разведения проб, которыми в дальнейшем инфицировали отмытый монослой клеток VeroB. Планшеты инкубировали 1 ч, затем суспензию вируса удаляли, трехкратно отмывали клетки от не связавшегося вируса и вносили в лунки свежую питательную среду. Планшеты выдерживали в течение 96 ч в указанных ранее условиях. Результаты титрования оценивали по общепринятой методике.

Противовирусную активность препарата оценивали по 50%й ингибиторной концентрации (ИК50), т. е. минимальной концентрации препарата, при которой ЦПД вируса уменьшалось наполовину по сравнению с контролем.

Статистическую обработку результатов исследования проводили методом вариационной статистики с использованием прикладных программ Excel5.0. Достоверность разности полученных результатов оценивали с помощью критерия t Стьюдента, различия признавали достоверными при p < 0,05 [3, 4].

Результаты и обсуждение

Вначале в серии экспериментов изучено цитотоксическое действие Мирамистина® (по схеме 1 в диапазоне концентраций 5-1000 мкг/мл) на перевиваемую линию клеток VeroB. Установлено, что степень выраженности цитотоксического эффекта зависит от использованной концентрации Мирамистина®. Так, в концентрации 1000 мкг/мл препарат вызывает практически полную гибель клеток через 24 ч после контакта с ними, а в концентрации 500 мкг/мл вызывает изменение у 50% клеток монослоя (ЦТД50). МПК Мирамистина® для клеток VeroB составила 100 мкг/мл. По данным теста с трипановым синим, процент жизнеспособных клеток через 96 ч инкубировання в присутствии 5-100 мкг/мл Мирамистина® практически не отличался от такового в контроле. Показатель ЦТД50 зовиракса составил 750 мкг/мл, МПК - 500 мкг/мл.

Изучение активности Мирамистина® по схеме 2 в концентрациях 5-5000 мкг/мл показало, что препарат проявляет прямое дозозависимое вирулицидное действие в отношении ВПГ2 и ВПГ1 (табл. 1).

Таблица 1

Определение прямого вирулицидного действия Мирамистина® на вирионы ВПГ1 и ВПГ2

Доза мирамистина, мкг/мл

Вирус простого герпеса 2го типа, шт. ВН

Вирус простого герпеса 1го типа, шт. ЕС

Титр вируса, lg ТЦД50/мл

Снижение титра относительно контроля, lg ТЦД50/мл

Титр вируса, lg ТЦД50/мл

Снижение титра относительно контроля, lg ТЦД50/мл

100-500

0*

5,00

0

5,25

50

0

5,00

1,00

4,25

25

4,00

1,00

3,00

2,25

12

4,25

0,75**

3,00

2,25

6

5,00

0

5,25

0

0 (контроль)

5,00

-

5,25

-

 Примечание: * менее 0,25 lg ТЦД50/мл; ** различия с контролем статистически недостоверны (p>0,05)

Как видно из данных, представленных в таблице 1, вирулицидное действие Мирамистина® в отношении вирионов ВПГ2 было немного активнее. Так, в концентрации 50 мкг/мл препарат способствовал уменьшению количества жизнеспособных вирионов ВПГ1 более чем в 10 000 раз, но инактивировал все вирионы ВПГ2.

Изучение профилактического эффекта применения Мирамистина® на модели инфекции, вызванной ВПГ2 и ВПГ1 в культуре клеток VeroB, позволило установить следующее.

Таблица 2

Оценка профилактического действия Мирамистина® на вирионы

ВПГ1 и ВПГ2 in vitro при заражении культуры ткани VeroB

Доза мирамистина,

Титры герпесвируса (lg ТЦД50/мл) после профилактического применения Мирамистина® по разным схемам

 

Схема 3

Схема 4

Схема 5

мкг/мл

ВПГ2

ВПГ1

ВПГ2

ВПГ1

ВПГ2

ВПГ1

100-500

0*

0

0

0

0

0

50

0

5,00**

0

0

0

4,00

25

3,25

5,25

0

5,25

4,00

5,25

12

3,25

5,25

4,00

5,25

4,00

5,25

6

5,00

5,25

5,00

5,25

4,75**

5,25

0 (контроль)

5,00

5,25

5,00

5,25

5,00

5,25

Примечание: * менее 0,25 lg ТЦД50/мл; ** различия с контролем статистически недостоверны (p>0,05)

Мирамистин® в концентрациях 100-500 мкг/мл проявлял высокую профилактическую активность, которая не зависела от типа вируса простого герпеса или схемы применения препарата. При концентрациях 12-50 мкг/мл противовирусный эффект зависел от дозы препарата и в целом был более выражен в отношении ВПГ2. Так, по схеме 4 (экстреннопрофилактической) полная инактивация ВПГ2 отмечалась при концентрации Мирамистина® 25 мкг/мл (по схемам 3 и 5 - при концентрации 50 мкг/мл). Полная инактивация ВПГ1 по схеме 4 отмечена при концентрации 50 мкг/мл, по двум другим схемам - 100 мкг/мл или выше. В присутствии 12-25 мкг/мл Мирамистина®, применяемого по схемам 3 или 5, инфекционность ВПГ2 снижалась в 10-56 раз (что соответствует снижению титра виру са на 1,00-1,75 lg). Вместе с тем эффективность Мирамистина® при внесении в культуру ткани была существенно ниже, чем та, которая выявлена при оценке прямого вирулицидного действия препарата на ВПГ1, но не на ВПГ2. Повидимому, это связано с различиями в динамике взаимодействия использованных штаммов вирусов с клетками данной линии. Так, при концентрации 50 мкг/мл Мирамистина®, применяемого по схеме 3, титр ВПГ1 составил 5 lg ТЦД50/мл (при оценке вирулицидного действия - 1 lg ТЦД50/мл). Из полученных данных следует, что по противогерпетической эффективности в отношении ВПГ2 ис пользованные схемы применения Мирамистина® можно расположить так: схема 4 > схема 3 > схема 5, а в отношении ВПГ1 - схема 4 > схема 5 > схема 3.

Препарат сравнения (зовиракс) в широком диапазоне концентраций обеспечивал полное блокирование ЦПД вируса в течение 96часового периода наблюдения не только при низкой, но и при высокой множественности инфицирования. Следует отметить, что при внесении на ранних этапах после заражения (через 1 час после адсорбции вируса) этот препарат с высокой степенью достоверности снижал инфекционность испытанных вирусов (табл. 3). Эффективность его действия по мере снижения концентрации плавно снижалась. МИД50 препарата по отношению к ВПГ2 составляет 0,2 мкг/мл, по отношению к ВПГ1 - 0,7 мкг/мл.

Из представленных данных следует, что в экспериментах in vitro на модели герпесвирусной инфекции в культуре чувствительных клеток VeroB, обусловленной ВПГ1 (штамм «ЕС») и ВПГ2 (штамм «ВН»), Мирамистин® обладает выраженным

Таблица 3

Эффективность препарата зовиракс в отношении вируса
ВПГ1 и ВПГ2 при использовании по схеме 5
(через 1 час после инфицирования клеток VeroB).

Доза зовиракса, мкг/мл

Вирус простого герпеса 2го типа, шт. ВН

Вирус простого герпеса 1го типа, шт. ЕС

Титр вируса, lg ТЦД50/мл

Снижение титра относительно контроля, lg ТЦД50/мл

Титр вируса, lg ТЦД50/мл

Снижение титра относительно контроля, lg ТЦД50/мл

62,5

1,50

3,50

1,50

4,00

31,5

1,50

3,50

1,50

4,00

15,0

2,00

3,00

2,00

3,50

7,5

2,00

3,00

2,00

3,50

3,5

2,00

3,00

2,50

3,00

1,5

2,50

2,50

2,50

3,00

0,75

3,00

2,00

3,00

2,50

0,35

3,50

1,50

3,50

2,00

0,15

3,75

1,25

4,50

1,00

0,07

4,25

0,75

Н.и.

-

0 (контроль)

5,00

-

5,50

-

      

 Примечание: Н.И. - не исследовали.

противовирусньм эффектом. Противогерпетическая активность в отношении ВПГ находится в прямой зависимости от концентрации препарата. Оптимальными для предотвращения репродукции этих вирусов в клетках VeroB следует считать концентрации Мирамистина® 50-500 мкг/мл (от 0,05% до 0,005%). Полученные результаты согласуются с ранее выявленной противовирусной активностью мирамистина в отношении других сложноустроенных вирусов [1] и подтверждают роль суперкапсида как главной мишени противовирусной активности этого препарата.

В наших исследованиях выявлена вирулицидная активность препарата в отношении как ВПГ1, так и ВПГ2.

При использовании разных профилактических схем обработки препарат обладал выраженной противовирусной активностью в отношении ВПГ2 и менее выраженной активностью - в отношении ВПГ1. Для выяснения отличий в действии Мирамистина® на ВПГ1, шт. ЕС, требуется проведение дополнительных исследований с использованием других штаммов ВПГ1.

В целом полученные результаты свидетельствуют о возможности использования Мирамистина® в комплексной терапии ГИ.

Выводы

  • Мирамистин® обладает выраженной противовирусной активностью в отношении вируса простого герпеса, проявляет вирулицидные свойства и обладает способностью тормозить репликацию вирусов в инфицированных культурах клеток, что приводит к существенному снижению титров инфекционной активности ВПГ.
  • При использовании разных профилактических схем обработки препарат проявляет выраженную противовирусную активность в отношении ВПГ2 и менее выраженную - в отношении ВПГ1.
  • Противогерпетическая активность Мирамистина® в отношении ВПГ находится в прямой зависимости от концентрации препарата.

Литература

 Изучение in vitro антивирусных свойств Мирамистина® в отношении вирусов кори и паротита // А. П. Агафонов, М. О. Скарнович, В. А. Петрищенко и соавт. Антибиотики и химиотерапия, 2005. - Вып. 50. - №№ 5-6. - С. 17-19.

Криворутченко Ю. Л. Дозозависимая инактивация мирамистином внеклеточного вируса иммунодефицита человека. // Вопр. вирусол. - 1998. - № 3. - С. 122-124.

Ларкин Г. Ф. В кн.: Биометрия. - М., 1980. - С. 106-107.

Пшеничников В. А., Семенов Б. Ф., Зезеров Е. Г. Стандартизация методов вирусологических исследований. - М., 1974. - С. 123-126.

Bacon Т. Н., Levin M. J., Leary J. J., Sarisky R. T. and Sutton D. Herpes simplex virus resistance to acyclovir and penciclovir after two decades of antiviral therapy. Clinical Microbiology Reviews, 2003. - V.16. - № l. - P. 114-128.

Cotarelo M., Catalan P., SanchezCarrillo C., Menasalvas A., Cercenado

E. et al. Cytopathic effect inhibition assay for determining the in vitro sus ceptibility of herpes simplex virus to antiviral agents. J. Antimicrob. Chemother., 1999. - V. 44. - P. 705-708.

De Clerg E., Descamhs J., Verkelst G. et al.        J. Inf. Dis., 1980. - V.141. - N 5. - P. 563-574.

Kruppenbacher J. P., Klass R. and Eggers H. J. A rapid and reliable assay for testing acyclovir sensitivity of clinical herpes simplex virus isolates independent of virus dose and reading time. Antiviral Res., 1994. - V. 23. - P. 11-22.

 

Вирус простого герпеса 1 и 2 типов

Изучение  IN VITRO противовирусных свойств Мирамистина® в отношении вируса простого герпеса типов 1 И 2

БАРИНСКИЙ И. Ф.1, АЛИМБАРОВА Л. М.1, КИРИЧЕНКО Н. А.2, СВИСТОВ В. В.3, СМИРНОВ И. В.3, КРИВОШЕИН Ю. С.3 1.

НИИ вирусологии им. Д. И. Ивановского РАМН; 2. ММА им. И. М.Сеченова; 3. Компания «Инфамед», Москва ИЗУЧЕНИЕ

Среди вирусных заболеваний герпетическая инфекция, обусловленная вирусами простого герпеса (ВПГ) 1го и 2го типов, занимает одно из ведущих мест. У большинства здоровых людей ВПГ1 и ВПГ2 вызывают широкий спектр заболеваний, при чем как острую первичную инфекцию, так и рецидивирующие заболевания кожи и слизистых оболочек. У новорожденных и лиц с иммунодефицитами инфекция может протекать особенно тяжело и заканчиваться летальным исходом. Для профилактики и терапии ВПГинфекции предложено много средств, однако препаратами выбора остаются нуклеозидные аналоги (например, ацикловир), которые обладают селективной антигерпесвирусной активностью, обусловленной подавлением репликации вируса и инактивации вирусной ДНКполимеразы. С 1982 года стали регистрироваться штаммы ВПГ, устойчивые к действию ацикловира (АЦВ), а за последние 10 лет, когда АЦВ стал основным противогерпетическим средством, частота выделения таких штаммов резко возросла, особенно от иммунокомпрометированных лиц [5]. По данным разных авторов, АЦВрезистентные штаммы ВПГ встречаются в 4–14% случаев у онкологических больных, ВИЧинфицированных и лиц, перенесших трансплантацию органов и тканей или получающих длительную иммуносупрессивную терапию. В этой связи актуальной задачей является поиск и изучение новых противогерпетических средств с альтернативным механизмом противовирусного действия.

Антисептик Мирамистин® из группы катионных детергентов широко используется для индивидуальной профилактики заболеваний, передающихся половым путем (ЗППП), в том числе герпесвирусной инфекции (ГИ), а также для лечения бактериальногрибковых осложнений у больных ЗППП. Имеются данные об успешном применении Мирамистина® при лечении воспалительных заболеваний верхних дыхательных путей и легких различной этиологии. Сообщалось, что Мирамистин® проявляет антимикробную активность по отношению к бактериям, грибам, простейшим, а также обладает иммуномодулирующим, иммуноадъювантным и регенерирующим действиями, способностью повышать неспецифическую резистентность организма. Имеются данные о противовирусном действии Мирамистина® в отношении ретровирусов (ВИЧ), парамиксовирусов (кори, паротита) и некоторых других вирусов [1, 2]. Обнаружено, что Мирамистин® проявляет активность на ранних этапах инфекционного процесса; в основе его действия лежит предотвращение адсорбции и пенетрации вируса в клетки хозяина. Учитывая, что механизм противовирусного действия Мирамистина® отличается от действия АЦВ, можно предположить, что использование Мирамистина® для профилактики и комплексной терапии ГИ позволило бы снизить не только частоту появления штаммов ВПГ, резистентных к действию ацикловира и его аналогов, но и снизить распространенность вируса среди лиц групп риска, а также повысить эффективность противогерпетического лечения.

Целью исследования было изучение in vitro противовирусной активности Мирамистина® на модели экспериментальной герпес вирусной инфекции, обусловленной ВПГ 1го и 2го антигенного типов, в культуре клеток VeroB.

Материалы и методы

Вирусы. Использовали ВПГ 2го антигенного типа, штамм “ВН”, и ВПГ 1го типа, штамм “ЕС”, полученные из лаборатории музейных штаммов ГУ НИИ вирусологии им. Д.И. Ивановского РАМН. Указанные вирусы после трех пассажей и титрования на культуре клеток VeroB хранили при минус 70 °С. Титр вируса определяли по Риду и Менчу и выражали в ТЦД50/мл. Титр ВПГ2 составил 5,0 ТЦД50/мл, ВПГ1 — 5,25 ТЦД50/мл. Для заражения использовали вирус в дозе 10–100 ТЦД50/лунку.

Культура клеток. Испытание противовирусной активности препарата Мирамистин® проводили на монослойной перевиваемой культуре клеток почек зеленых мартышек VeroB, получен ной из коллекции культур тканей НИИ вирусологии РАМН. Клетки культивировали в ростовой среде Игла (производства НИИ полиомиелита и вирусных энцефалитов РАМН) с добавлением 10% инактивированной нагреванием эмбриональной телячьей сыворотки (ЭТС, Gibco), 2 мМ Lглутамина (Sigma, США) и антибиотиков (100 ЕД/мл пенициллина и 100 мкг/мл стрептомицина). Поддерживающая среда отличалась тем, что в нее вносили 2% ЭТС. Клетки выращивали в 96луночных планшетах (Costar, GB) при 37°С во влажной атмосфере, со держащей 5% СO2; посевная доза — 500 тыс. клеток/мл или 50 тыс. клеток/лунку (в объеме 100 мкл).

Препараты. Препарат Мирамистин® предоставлен  компанией «ИНФАМЕД» (Москва) в виде стерильного 1%го раствора (рН 6,8). В опытах использовали стерильные растворы препарата в диапазоне концентрации от 0,1 до 0,0005% (5–1000 мкг/мл). Препарат до нужной концентрации разводили питательной средой Игла, не содержащей сыворотки.

В качестве препарата сравнения использовали коммерческий препарат Зовиракс (Zovirax, GlaxoWellcome, Smith Kline Beechem, Великобритания). Его разводили согласно инструкции в стерильной дистиллированной воде до концентрации 1 мг/мл и хранили при минус 20 °С. Перед проведением эксперимента маточный раствор выдерживали при комнатной температуре и асептически готовили рабочие концентрации (от 1000 мкг/мл до 0,02 мкг/мл).

Дизайн исследования. После полного формирования в лунках планшета монослоя клеток VeroB (в течение 24 ч) ростовую среду удаляли, клетки троекратно отмывали средой Игла и вносили в лунки в составе поддерживающей среды Мирамистин® (в максимально переносимых и меньших концентрациях) по одной из нижеприведенных схем. Противовирусную активность препаратов (ПАП) оценивали общепринятыми методами по их способности предотвращать развитие индуцируемого вирусами цитопатического действия (ЦПД) и ингибировать репродукцию вирусов в культуре клеток, а также по наличию вирулицидного действия [7, 8]. Для профилактики герпесвирусной инфекции широко применяются вирулицидные препараты, оказывающие непосредственное разрушающее действие на вирусные частицы (например, оксолиновая мазь). Оценку вирулицидного действия проводили для того, чтобы выяснить, посредством какого механизма Мирамистин® проявляет свою активность в отношении вируса простого герпеса: подавления репродукции вируса или в результате разрушения (повреждения) им вирусных частиц.

Схема 1 (оценка цитотоксического действия препарата на неинфицированные клетки): различные концентрации препарата вводили в состав поддерживающей среды, которой покрывали сформировавшийся монослой. Планшеты инкубировали в течение 96 ч как указано выше. Действие препарата оценивали ежедневно методом световой микроскопии по степени изменения морфологии клеточного монослоя.

Определяли ЦТД50 препарата, которая соответствовала концентрации, вызывающей видимые нарушения морфологии у 50% клеток монослоя и максимально переносимую концентрацию (МПК) — наиболее высокую дозу препарата, не вызывающую видимых изменений клеточного монослоя, по сравнению с контролем. Для дальнейшего исследования применяли концентрации препаратов, не превышающие МПК.

Схема 2 (определение прямого вирулицидного действия препарата на вирионы ВПГ): в течение 1 ч инкубировали суспензии штаммов ВПГ2 или ВПГ1 в присутствии различных концентраций препарата в среде Игла при 37°С в атмосфере с 5% СO2 с последующим титрованием суспензии в культуре клеток. Инокулюмы из серийных разведений (101–106), вносили в лунки планшета с монослоем, планшеты инкубировали 1 ч при 37°С в атмосфере с 5% СO2, затем суспензию вируса удаляли, клетки троекратно отмывали средой Игла и вносили в лунки свежую питательную среду, после чего планшеты инкубировали 96 ч в тех же условиях.

Схема 3. (оценка ранней профилактической активности): внесение препарата за 1 ч до инфицирования клеток. В лунки планшета с отмытым монослоем вносили питательную среду, содержащую мирамистин в указанных концентрациях и инкубировали, как описано выше. Через 1 ч в лунки планшета вносили суспензию вируса и инкубировали в течение 1 ч. Затем суспензию вируса удаляли, в лунки вносили питательную среду, не содержащую препарат, и планшеты инкубировали, как описано выше, в течение 96 ч.

Схема 4. (оценка экстреннопрофилактической активности): внесение препарата за 1 ч до/ и через 1 ч после инфицирования клеток. В лунки планшета с отмытым монослоем вноси ли питательную среду, содержащую Мирамистин® в указанных концентрациях, затем клетки инкубировали в указанных выше условиях. Через 1 ч в лунки планшета вносили суспензию вируса и инкубировали еще 1 ч. Затем среду с не связавшимися вирусами удаляли и вносили в лунки питательную среду, содержащую препарат в тех же концентрациях. Через 15 мин действие препарата останавливали внесением в каждую лунку по 100 мкл ЭТС, планшеты помещали в термостат и выдерживали в тех же условиях в течение 96 ч.

Схема 5. (оценка поздней профилактической активности): внесение препарата через 1 ч после инфицирования клеток. В лунки планшета с отмытым монослоем вносили суспензию вируса и инкубировали в течение 1 ч. Затем суспензию вируса удаляли и вносили в лунки питательную среду, содержащую препарат в указанных концентрациях. Через 15 мин действие препарата останавливали внесением в каждую лунку по 100 мкл ЭТС, планшеты помещали в термостат и выдерживали в течение 96 ч в указанных выше условиях.

Оценку вирусиндуцированного ЦПД и противовирусной активности препаратов в культуре клеток проводили ежедневно при световой микроскопии по степени изменения морфологии клеточного монослоя. [7]. Учет результатов проводили при наличии 100% ЦПД в лунках с контролем вируса — через 72–96 ч от момента инфицирования (в случае ВПГ1 или ВПГ2, соответственно).

С целью изучения влияния различных концентраций Мирамистина® на репродукцию вируса на 3–4е сутки после инфицирования отбирали соответствующие пробы вируса и определяли его остаточную инфекционность. Пробы отбирали в микропробирки с крышкой (Eppendorf) и сохраняли при минус 70 °С. Перед постановкой опыта пробы подвергали троекратному за мораживаниюоттаиванию. Затем клеточный дебрис удаляли центрифугированием, готовили серийные 10кратные разведения проб, которыми в дальнейшем инфицировали отмытый монослой клеток VeroB. Планшеты инкубировали 1 ч, затем суспензию вируса удаляли, трехкратно отмывали клетки от не связавшегося вируса и вносили в лунки свежую питательную среду. Планшеты выдерживали в течение 96 ч в указанных ранее условиях. Результаты титрования оценивали по общепринятой методике.

Противовирусную активность препарата оценивали по 50%й ингибиторной концентрации (ИК50), т. е. минимальной концентрации препарата, при которой ЦПД вируса уменьшалось наполовину по сравнению с контролем.

Статистическую обработку результатов исследования проводили методом вариационной статистики с использованием прикладных программ Excel5.0. Достоверность разности полученных результатов оценивали с помощью критерия t Стьюдента, различия признавали достоверными при p < 0,05 [3, 4].

Результаты и обсуждение

Вначале в серии экспериментов изучено цитотоксическое действие Мирамистина® (по схеме 1 в диапазоне концентраций 5–1000 мкг/мл) на перевиваемую линию клеток VeroB. Установлено, что степень выраженности цитотоксического эффекта зависит от использованной концентрации Мирамистина®. Так, в концентрации 1000 мкг/мл препарат вызывает практически полную гибель клеток через 24 ч после контакта с ними, а в концентрации 500 мкг/мл вызывает изменение у 50% клеток монослоя (ЦТД50). МПК Мирамистина® для клеток VeroB составила 100 мкг/мл. По данным теста с трипановым синим, процент жизнеспособных клеток через 96 ч инкубировання в присутствии 5–100 мкг/мл Мирамистина®практически не отличался от такового в контроле. Показатель ЦТД50 зовиракса составил 750 мкг/мл, МПК — 500 мкг/мл.

Изучение активности Мирамистина® по схеме 2 в концентрациях 5–5000 мкг/мл показало, что препарат проявляет прямое дозозависимое вирулицидное действие в отношении ВПГ2 и ВПГ1 (табл. 1).

Таблица 1
Определение прямого вирулицидного действия Мирамистина® на вирионы ВПГ1 и ВПГ2

Доза Мирамистина®, мкг/мл

Вирус простого герпеса 2го типа, шт. ВН

Вирус простого герпеса 1го типа, шт. ЕС

Титр вируса, lg ТЦД50/мл

Снижение титра относительно контроля, lg ТЦД50/мл

Титр вируса, lg ТЦД50/мл

Снижение титра относительно контроля, lg ТЦД50/мл

100-500

0*

5,00

0

5,25

50

0

5,00

1,00

4,25

25

4,00

1,00

3,00

2,25

12

4,25

0,75**

3,00

2,25

6

5,00

0

5,25

0

0 (контроль)

5,00

-

5,25

-

Примечание: * менее 0,25 lg ТЦД50/мл; ** различия с контролем статистически недостоверны (p>0,05)

Как видно из данных, представленных в таблице 1, вирулицидное действие Мирамистина® в отношении вирионов ВПГ2 было немного активнее. Так, в концентрации 50 мкг/мл препарат способствовал уменьшению количества жизнеспособных вирионов ВПГ1 более чем в 10 000 раз, но инактивировал все вирионы ВПГ2.

Изучение профилактического эффекта применения Мирамистина® на модели инфекции, вызванной ВПГ2 и ВПГ1 в культуре клеток VeroB, позволило установить следующее.

Таблица 2
Оценка профилактического действия Мирамистина® на вирионы
ВПГ1 и ВПГ2 in vitro при заражении культуры ткани VeroB

Доза мирамистина,

Титры герпесвируса (lg ТЦД50/мл) после профилактического применения Мирамистина® по разным схемам


Схема 3

Схема 4

Схема 5

мкг/мл

ВПГ2

ВПГ1

ВПГ2

ВПГ1

ВПГ2

ВПГ1

100-500

0*

0

0

0

0

0

50

0

5,00**

0

0

0

4,00

25

3,25

5,25

0

5,25

4,00

5,25

12

3,25

5,25

4,00

5,25

4,00

5,25

6

5,00

5,25

5,00

5,25

4,75**

5,25

0 (контроль)

5,00

5,25

5,00

5,25

5,00

5,25

Примечание: * менее 0,25 lg ТЦД50/мл; ** различия с контролем статистически недостоверны (p>0,05)

Мирамистин® в концентрациях 100-500 мкг/мл проявлял высокую профилактическую активность, которая не зависела от типа вируса простого герпеса или схемы применения препарата. При концентрациях 12-50 мкг/мл противовирусный эффект зависел от дозы препарата и в целом был более выражен в отношении ВПГ2. Так, по схеме 4 (экстреннопрофилактической) полная инактивация ВПГ2 отмечалась при концентрации Мирамистина® 25 мкг/мл (по схемам 3 и 5 - при концентрации 50 мкг/мл). Полная инактивация ВПГ1 по схеме 4 отмечена при концентрации 50 мкг/мл, по двум другим схемам - 100 мкг/мл или выше. В присутствии 12-25 мкг/мл Мирамистина®, применяемого по схемам 3 или 5, инфекционность ВПГ2 снижалась в 10-56 раз (что соответствует снижению титра вируса на 1,00-1,75 lg). Вместе с тем эффективность Мирамистина®при внесении в культуру ткани была существенно ниже, чем та, которая выявлена при оценке прямого вирулицидного действия препарата на ВПГ1, но не на ВПГ2. По-видимому, это связано с различиями в динамике взаимодействия использованных штаммов вирусов с клетками данной линии. Так, при концентрации 50 мкг/мл Мирамистина®, применяемого по схеме 3, титр ВПГ1 составил 5 lg ТЦД50/мл (при оценке вирулицидного действия - 1 lg ТЦД50/мл). Из полученных данных следует, что по противогерпетической эффективности в отношении ВПГ2 использованные схемы применения Мирамистина® можно расположить так: схема 4 > схема 3 > схема 5, а в отношении ВПГ1 - схема 4 > схема 5 > схема 3.

Препарат сравнения (Зовиракс) в широком диапазоне концентраций обеспечивал полное блокирование ЦПД вируса в течение 96часового периода наблюдения не только при низкой, но и при высокой множественности инфицирования. Следует отметить, что при внесении на ранних этапах после заражения (через 1 час после адсорбции вируса) этот препарат с высокой степенью достоверности снижал инфекционность испытанных вирусов (табл. 3). Эффективность его действия по мере снижения концентрации плавно снижалась. МИД50 препарата по отношению к ВПГ2 составляет 0,2 мкг/мл, по отношению к ВПГ1 - 0,7 мкг/мл.

Из представленных данных следует, что в экспериментах in vitro на модели герпесвирусной инфекции в культуре чувствительных клеток VeroB, обусловленной ВПГ1 (штамм «ЕС») и ВПГ2 (штамм «ВН»), Мирамистин® обладает выраженным

Таблица 3
Эффективность препарата Зовиракс в отношении вируса
ВПГ1 и ВПГ2 при использовании по схеме 5 (через 1 час после инфицирования клеток VeroB).

Доза Зовиракса, мкг/мл

Вирус простого герпеса 2го типа, шт. ВН

Вирус простого герпеса 1го типа, шт. ЕС

Титр вируса, lg ТЦД50/мл

Снижение титра относительно контроля, lg ТЦД50/мл

Титр вируса, lg ТЦД50/мл

Снижение титра относительно контроля, lg ТЦД50/мл

62,5

1,50

3,50

1,50

4,00

31,5

1,50

3,50

1,50

4,00

15,0

2,00

3,00

2,00

3,50

7,5

2,00

3,00

2,00

3,50

3,5

2,00

3,00

2,50

3,00

1,5

2,50

2,50

2,50

3,00

0,75

3,00

2,00

3,00

2,50

0,35

3,50

1,50

3,50

2,00

0,15

3,75

1,25

4,50

1,00

0,07

4,25

0,75

Н.и.

-

0 (контроль)

5,00

-

5,50

-

Примечание: Н.И. - не исследовали.

противовирусньм эффектом. Противогерпетическая активность в отношении ВПГ находится в прямой зависимости от концентрации препарата. Оптимальными для предотвращения репродукции этих вирусов в клетках VeroB следует считать концентрации мирамистина 50-500 мкг/мл (от 0,05% до 0,005%). Полученные результаты согласуются с ранее выявленной противовирусной активностью мирамистина в отношении других сложноустроенных вирусов [1] и подтверждают роль суперкапсида как главной мишени противовирусной активности этого препарата.

В наших исследованиях выявлена вирулицидная активность препарата в отношении как ВПГ1, так и ВПГ2.

При использовании разных профилактических схем обработки препарат обладал выраженной противовирусной активностью в отношении ВПГ2 и менее выраженной активностью - в отношении ВПГ1. Для выяснения отличий в действии мирамистина на ВПГ1, шт. ЕС, требуется проведение дополнительных исследований с использованием других штаммов ВПГ1.

В целом полученные результаты свидетельствуют о возможности использования Мирамистина® в комплексной терапии ГИ.

Выводы

1 Мирамистин® обладает выраженной противовирусной активностью в отношении вируса простого герпеса, проявляет вирулицидные свойства и обладает способностью тормозить репликацию вирусов в инфицированных культурах клеток, что приводит к существенному снижению титров инфекционной активности ВПГ.

2 При использовании разных профилактических схем обработки препарат проявляет выраженную противовирусную активность в отношении ВПГ2 и менее выраженную - в отношении ВПГ1.

3 Противогерпетическая активность мирамистина в отношении ВПГ находится в прямой зависимости от концентрации препарата.

Литература

1 Изучение in vitro антивирусных свойств Мирамистина® в отношении вирусов кори и паротита // А. П. Агафонов, М. О. Скарнович, В. А. Петрищенко и соавт. Антибиотики и химиотерапия, 2005. - Вып. 50. - №№ 5-6. - С. 17-19.

2 Криворутченко Ю. Л. Дозозависимая инактивация мирамистином внеклеточного вируса иммунодефицита человека. // Вопр. вирусол. - 1998. - № 3. - С. 122-124.

3 Ларкин Г. Ф. В кн.: Биометрия. - М., 1980. - С. 106-107.

4 Пшеничников В. А., Семенов Б. Ф., Зезеров Е. Г. Стандартизация методов вирусологических исследований. - М., 1974. - С. 123-126.

5 Bacon Т. Н., Levin M. J., Leary J. J., Sarisky R. T. and Sutton D. Herpes simplex virus resistance to acyclovir and penciclovir after two decades of antiviral therapy. Clinical Microbiology Reviews, 2003. - V.16. - № l. -

 

P. 114-128.

6. Cotarelo M., Catalan P., SanchezCarrillo C., Menasalvas A., Cercenado

E. et al. Cytopathic effect inhibition assay for determining the in vitro sus ceptibility of herpes simplex virus to antiviral agents. J. Antimicrob. Chemother., 1999. - V. 44. - P. 705-708.

1 De Clerg E., Descamhs J., Verkelst G. et al.        J. Inf. Dis., 1980. - V.141. - N 5. - P. 563-574.
2 Kruppenbacher J. P., Klass R. and Eggers H. J. A rapid and reliable assay for testing acyclovir sensitivity of clinical herpes simplex virus isolates independent of virus dose and reading time. Antiviral Res., 1994. - V. 23. - P. 11-22.

 

 

ИППП и профилактика ВИЧ

ПЕРВАЯ  МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
«Клинические исследования лекарственных средств»
С А Т Е Л Л И Т Н Ы Й       С И М П О З И У М

 «Разработка и внедрение в практику новых лекарственных форм
отечественного антисептика Мирамистина®»

(Тезисы докладов)

М о с к в а
20 - 22 ноября 2001 г.

Протокол

«Мирамистин®. Профилактика ВИЧ/ИППП».
III фаза клинических испытаний.

Ю.С. Кривошеин

Благотворительный фонд «Профилактика»,  Компания «ИНФАМЕД», Москва

Десятилетний опыт использования отечественного антисептика Мирамистина® (М) для профилактики ИППП в странах СНГ показывает его высокую эффективность и отсутствие побочного действия на организм. Доказано, что М губительно действует не только  на возбудители ИППП, но и также на ВИЧ. Для статистически достоверного подтверждения наблюдаемого эффекта разработан Протокол III фазы клинических испытаний М в качестве средства индивидуальной профилактики полового пути передачи ВИЧ и возбудителей ИППП. В его основу положена программа рандоминизированного, плацебо-контролируемого исследования «A Phase III Nonoxynol-9 and HIV infection HIVNET Protocol 016» (UN AIDS, 1998). Учтены недостатки программы (рассчитана только на женщин, побочное действие ноноксинола-9 и др.). В протоколе отражены этапы плацебо-контролируемого изучения профилактической эффективности раствора и геля М у сексуально-активных лиц, относящихся к группе повышенного риска. Проект рассчитан на 3 года, им будет охвачено 3 тыс. человек, которые не пользуются барьерными и другими средствами защиты по различным причинам. Выполнение проекта планируется на группах риска г. Москвы. Протокол окончательно будет принят после согласования с российскими и международными организациями, занимающимися вопросами профилактики ВИЧ/ЗППП.

 

 

 

Лечение и профилактика осложнений герпетической инфекции

Лечение и профилактика осложнений герпетической инфекции с помощью различных лекарственных форм Мирамистина®


Семенова Т. Е., Кривошеин Ю. С, Немтинова Э. Б., Винцерская Г. А.
(Московский городской противогерпетический центр, КГМУ, Симферополь, Благотворительной фонд "Профилактика", Москва).

Цель работы


Изучение эффективности растворов, мази и геля Мирамистина® (М) при лечении и профилактике осложнений кожного, аногенитального и опоясывающего герпеса (Г). 

Методы

Препараты М применяли у 128 пациентов мужчин и женщин в возрасте от 9 до 67 лет с лабораторно подтвержденными формами Г и клинически манифестными проявлениями ГИ индивидуально и в комплексной терапии путем аппликации и инстилляции растворов, смазывания очагов мазью и гелем 4-6 раз в день. 

Результаты

Положительный клинический эффект (КЭ) наблюдали у 90% пациентов, применявших препараты М. Отмечено значительное уменьшение бактериально-грибковых осложнений, подсушивающий эффект, ускорение процесса заживления эрозий, сокращение сроков лечения при герпетических кольпитах. При кожных формах ГИ лучший КЭ выявлен у пациентов молодого возраста (до 40 лет); I в комплексной терапии опоясывающего Г - более быстрая регрессия высыпаний и уменьшение боли.

Обсуждение

Клинический эффект М при Г обусловлен его антимикробными, фунгицидными, антивирусными и иммуноадъювантными свойствами, что позволяет препарату оказывать воздействие на различные звенья этиопатогенеза ГИ. 

Выводы

Препараты М эффективны при лечении и профилактике осложнений Г и могут использоваться в комплексной терапии ГИ, а также как альтернативные средства.

Мирамистин® и инфекции передаваемые половым путем

КРИВОШЕИН Ю. С., РУДЬКО А. П.

Действие 0,01% раствора Мирамистина® на возбудителей инфекций, передаваемых половым путем.

Опыты in vitro

Изучение антимикробного спектра действия Мирамистина® по казало его одновременное бактерицидное действие на грамположительные, грамотрицательные бактерии, грибы и вирусы. Исходя из этих данных мы решили исследовать в опытах in vitro действие 0,01%го водного раствора Мирамистина® (РМ) на возбудителей ИППП (трепонемы, гонококки, трихомонады). В качестве препарата сравнения использовали бензалкония хлорид. Это поверхностноактивное вещество (ПАВ) является основой препарата Фарматекс, используемого в качестве контрацептива и средства профилактики ВИЧ/ИППП.

Для изучения трепонемоцидного действия РМ использовали взвесь бледных трепонем (30-70 подвижных трепонем в поле зрения), полученную экстрагированием из материала твердого шанкра мошонки кролика, зараженного Treponema pallidum (штамм Никольса). На предметное стекло пастеровской пипеткой наносили каплю взвеси трепонем, добавляли к ней каплю исследуемого препарата, накрывали покровным стеклом (препарат «раздавленной капли»). Учет подвижности и наличие лизиса отмечали при микроскопии в темном поле на протяжении 15 мин следующим образом: активная (++++), хорошая (+++), умеренная (++), сниженная (+), отсутствие подвижности (-), лизис трепонем (Л). Контролем служил аналогично приготовленный нативный препарат, состоящий из равных объемов взвеси трепонем и изотонического раствора хлорида натрия (ИХН). За минимальную трепонемоцидную концентрацию препарата принимали его наибольшее разведение, которое угнетало подвижность или вызывало лизис трепонем в течение 10 мин.

Трихомонацидное действие РМ изучали на 7 культурах Trichomonas vaginalis -вагинальных трихомонад, выделенных (на среде Джонсона-Трассела) от больных трихомониазом. Методика изучения трихомонацидных свойств препаратов аналогична методике исследования трепонемоцидного действия. Минимальной трихомонацидной концентрацией препарата считалась та, которая вызывала прекращение подвижности трихомонад в нативном препарате раздавленной капли в течение 10 мин. Кроме того, отмытый центрифугированием осадок трихомонад после инкубации с препаратом засевали на питательную среду Джонсона-Трассела и инкубировали при 36,5 оС в течение 7 сут. Отсутствие или наличие роста трихомонад определяли микроскопированием нативных препаратов, приготовленных из опытных и контрольных посевов на питательных средах.

Гонококкцидное действие РМ изучали на 30 штаммах Neisseria gonorrhoeae, выделенных от больных гонореей путем посева гнойного отделяемого уретры на сывороточный агар. Выделенную чистую культуру гонококков накапливали в про бирках на скошенном сывороточном агаре, смывали и готовили 1миллиардную взвесь на ИХН. Взвесь разливали по 0,5 мл в стерильные пробирки и в каждую добавляли по 0,5 мл препарата. В результате разведения концентрация бактерий в 1 мл составляла 500 млн. микробных тел, а препарата - в 2 раза меньше исходной. Контролем служила смесь следующего состава: 0,5 мл 1миллиардной взвеси гонококков + 0,5 мл ИХН. Опытные и контрольные пробирки инкубировали при комнатной температуре, периодически встряхивая, через 5, 10 и 15 мин по 2 пробирки центрифугировали при 2000 об/мин, надосадочную жидкость удаляли, осадок дважды отмывали с ресуспендированием в ИХН. После этого бактерии засевали на сывороточный агар в пробирках, которые инкубировали при 37°С в атмосфере CO2. Учет результатов проводили через 24, 48, 72 и 96 ч. О гонококкцидном действии препаратов судили по отсутствию роста на питательных средах.

Результаты опытов по определению микробицидного действия Мирамистина® на возбудителей ИППП представлены в табл. 1.

Таблица 1.
Результаты определения трепонемо, трихомонадо и гонококкоцидного действия водных растворов Мирамистина® и бензалкония хлорида

Тесткультура (кво штам мов)

Препарат

Срок до появления признаков микро бицидного действия препарата (мин) в зависимости от его концентрации (%)

 

 

0,01

0,008

0,007

0,006

0,005

0,004

T. pallidum

Мирамистин®

1-3

3-7

10

-

-

-

(2)

Бензалкония хлорид

3-5

7-10

15

-

-

-

T. vaginalis

Мирамистин®

1-3

5-10

15

-

-

-

(7)

Бензалкония хлорид

5-7

10-15

-

-

-

-

N. gonorrhoeae

Мирамистин®

3

3

5

15

-

-

(30)

Бензалкония хлорид

5

5

15

-

-

-

Примечание: «-» - отсутствие «бактерицидного» действия

Из полученных данных следует, что в условиях прямого кон такта in vitro РМ в концентрациях 0,01-0,007% в течение 1-10 мин оказывает микробицидное действие в отношении возбудителей сифилиса, трихомониаза и гонореи. По сравнению с бензалкония хлоридом РМ оказывал более выраженное трепонемо, трихомонадо и гонококкоцидное действие (на 2-5 мин быстрее).

Опыты in vivo

1. Профилактика экспериментального сифилиса.

С целью изучения профилактического действия Мирамистина® при венерических заболеваниях использовали модель экспериментального сифилиса на кроликах. Опыты поставлены на 34 кроликах породы шиншилла весом 2,0-3,0 кг. На 24 из них изучали профилактическое действие РМ (группа 1). Контролем служили 6 кроликов, которых обрабатывали после заражения дистиллированной водой (группа 2) и 4 кролика - без обработки препаратом (группа 3).

Для заражения животных готовили свежую взвесь Treponema pallidum (штамм Никольса) из ткани твердого шанкра мошонки кролика и разводили ее ИХН до концентрации 15-20 трепонем в поле зрения (соответствующей содержанию возбудителя сифилиса в серуме из свежего шанкра у человека). Профилактическое действие препаратов изучали при заражении животных накожным способом. Для этого на освобожденный от волосяного покрова и слегка скарифицированный участок кожи мошонки кролика наносили приготовленную взвесь трепонем, слегка втирали ее стеклянной глазной лопаткой. Через 15 мин, 1, 2, 3 и 5 ч производили обработку этого участка кожи 0,01%м раствором Мирамистина® (группа 1). Контрольных животных аналогичным образом обрабатывали дистиллированной водой - через 15 мин. после заражения (группа 2) или оставляли без обработки (группа 3).

Все кролики находились на клиникосерологическом контроле в течение 9-12 мес. Периодически 1-2 раза в месяц проводили тщательный клинический осмотр и 1 раз в 1,5 месяца с кровью животных ставили серологические реакции: Вассермана (РВ), иммобилизации бледных трепонем (РИБТ) и иммунофлюоресценции (РИФ). По окончании указанного срока наблюдения от всех животных перевивали подколенные лимфатические узлы интактным кроликам, а подопытных реинфицировали бледной трепонемой идентичного штамма (Рис. 1). Положительный результат реинфицирования животного расценивали как отсутствие у него скрытой сифилитической инфекции и иммунитета к возбудителю.

Результаты клиникосерологического контроля за животными представлены в табл. 2 и на рисунке.

Таблица 2.
Результаты клиникосерологического контроля кроликов, первично инфицированных Treponema pallidum и обработанных с профилактической целью 0,01% раствором Мирамистина®

Группа и кол-во животных

Сроки обработки (после заражения, ч)

Количество животных с клиническими и микробиологическими (А)* или серологическими (Б) признаками сифилиса в разные сроки после инфицирования (мес)

 

 

 

Б

 

 

А

1,5

3

4

5,5

7

8

9

10

11

12

 

0,25

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

 

1

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

1 (опыт),

2

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

n=4

3

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

 

4

1

4

4

4

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ

НИ