Возможны противопоказания. Необходимо ознакомиться с инструкцией или проконсультироваться со специалистомРусский   ENGLISH

История создания

Церемония вручения премии «Платиновая унция» 2005 года началась. Генеральный директор Компании «Инфамед» Виталий Свистов радостно вскинул брови, услышав знакомое слово «Мирамистин». Конечно, он был уверен в качествах лекарства, выпускаемого компанией, но победа в номинации «Лучший отечественный безрецептурный препарат» все равно была неожиданной. Возвращаясь на место с наградой, он прошел мимо тогдашнего министра здравоохранения и социального развития Юрия Зурабова. Тот, поздравляя, поднял вверх большой палец: «Молодцы! Отличный препарат!» Виталий Свистов торопился пожать руку другу и соратнику, председателю совета директоров Компании «Инфамед» Андрею Горохову, с которым они вместе шли к успеху много лет.

Все началось в СССР, в 70-е годы прошлого века. Тогда десятки исследовательских институтов, занятых в программе «Космические биотехнологии», искали новый антисептик для орбитальных станций. Проблема была насущной: уже в ходе  первых космических полетов с орбиты стали поступать тревожные вести. В кабинах кораблей пышным цветом «расцветали» колонии микроорганизмов и грибков. Замкнутое пространство, постоянная температура в 22-23 градуса создавали идеальные условия для их размножения. «Конечно, оборудование, которое устанавливали в кабину, было стерильным, - говорит Виталий Свистов. - Но ведь там находились и люди. Практически невозможно было убрать разнообразные бактерии, вирусы, грибки с их кожи и волос». Специалисты пытались бороться с нашествием микроскопических  «пришельцев с Земли». Однако существующие средства оказались бессильными. Ведь они были рассчитаны на отдельные виды микроорганизмов. К тому же, скоро выяснилось, что не все обычные антисептики работают в условиях невесомости. Но самое главное, возникла проблема устойчивости к препаратам. Постоянно используя один и тот же антибиотик, можно было рано или поздно получить особую, нечувствительную к нему, породу микроорганизмов. Если антибиотиков применяли много - могли получиться агрессивные бактерии, способные обороняться «против всего»...

Перед участниками космической программы поставили непростую задачу: найти новый чудо-препарат. С одной стороны, он должен был работать против большинства опасных микроорганизмов: а значит, и против бактерий, и против вирусов, и против грибков сразу. С другой - действовать так, чтобы устойчивости к нему не возникало. Кроме того, он должен был быть абсолютно безопасным для человека.

Как и было положено в те годы в космической отрасли, все работы шли под грифом «секретно». Ученые-химики синтезировали тысячи соединений. Большинство после многочисленных экспериментов выбраковывали. Оставшиеся подвергали следующей серии опытов до тех пор, пока в арсенале специалистов не оставались перспективные единицы. Названия препаратов были зашифрованы. В числе многих проходило проверку и соединение БХ-14, позже названный Мирамистин. Однако в те годы химическую формулу секретного «космического» препарата, кроме авторов, знал только ограниченный круг лиц.

Исследования нового вещества начались на кафедре микробиологии и вирусологии Крымского медицинского института и в системе п/я Минхимпрома. Препарат синтезировала молодой химик Адолина Рудько, а потом заинтересовала в проекте известного ученого, автора учебников по микробиологии профессора Юрия Кривошеина. Именно она вычислила класс химических соединений, среди которых нужно было искать подходящего кандидата в чудо-препараты. Ее внимание привлекли поверхностно активные вещества из группы аммониевых соединений. «В принципе все эти вещества в той или иной степени могут обладать антимикробной активностью, потому что способны «взламывать» стенки бактериальных клеток, - рассказывает руководитель отдела научных исследований и регистрации лекарственных средств Компании «Инфамед» Иван Кириченко. - - Все дело лишь в количестве и качестве радикалов, «хвостиков» химической формулы ».

Автор долго подбирала для нужного вещества подходящий «хвостик», но дело стоило того. Препарат, получившийся в результате, превзошел все ожидания. БХ-14 «вскрывал» клетки бактерий и грибков, стенки вирусов, как проржавевшие консервные банки: связываясь с белками клеточной мембраны, он «выдергивал» их из оболочки, оставляя в ней «дыры» и тем самым разрушая ее. Однако более толстые стенки человеческих клеток оказывались ему не по зубам. При этом устойчивости к нему у бактерий и вирусов просто не могло возникнуть. «Искусственной супероболочки в процессе мутаций пока не выработал ни один микроорганизм», - говорит Кириченко.

Впрочем, этого было мало. Специалистам известно, что большинство обычных антисептиков так ли иначе вредны для человеческого организма. Разрабатывая новый препарат, нужно было попытаться сделать так, чтобы он, наоборот, оказывал на человека полезное действие. Выяснилось, что если подобрать раствор Мирамистина нужной концентрации, можно повлиять на иммунитет. Почему? Не разрушая клетку человека, препарат все же немного раздражает мембраны клеток, отвечающих за иммунитет. А на них находится большое количество рецепторов и ферментных систем. «Скорее всего, именно за счет легкого раздражения эти клетки активизируются и развивается процесс иммуностимуляции, - говорит Виталий Свистов. - Этот эффект был доказан лабораторно и клинически. После обработки новым препаратом активация макрофагов - клеток иммунной системы, обладающих способностью захватывать чужеродные для организма частицы, - возрастала в несколько раз».

Доклинические испытания БХ-14 продолжались десять лет: его свойства нужно было проверить и перепроверить. В работе участвовали десятки исследовательских организаций по всей стране. В результате удалось получить препарат, который, убивая микроорганизмы, практически не давал побочных эффектов.  «Это был антисептик нового поколения, - говорит Виталий Свистов. Сегодня лекарства оценивают по соотношению двух основных свойств:  эффективности и безопасности. Для БХ-14 это соотношение оказалось идеальным».

В конце 70-х Минздрав по заданию Правительства был занят поиском профилактического препарата для моряков торгового флота СССР. Авторы провели большую работу и доклинически показали, что БХ-14 ( будущий Мирамистин) эффективен против всех известных возбудителей заболеваний, передающихся половым путем, т.е. является идеальным препаратом для этой цели.

К началу 80-х новый препарат был готов к испытаниям на людях. Однако для космической отрасли наступили тяжелые времена. Финансирование сворачивалось, множество перспективных разработок так и осталось лежать в папках с грифом «секретно». Возможно, такая же судьба постигла бы и чудо-антисептик. Но этого не случилось. Помогла... Олимпиада в Москве. Незадолго до ее начала руководство Минздрава СССР было озабочено проблемой профилактики: ожидалось, что в столицу приедет много иностранцев, и нужно было во что бы то ни стало избежать вспышки венерических заболеваний. На стол тогдашнему министру Б.В. Петровскому положили предложение по  двум препаратам: применявшийся еще с 40-х годов ХХ века в качестве наружного антисептика хлоргексидин, а также новая «космическая» разработка - Мирамистин, о которой было известно, что она хорошо работает практически против всех инфекций, передающихся половым путем, но еще не прошла клинические испытания. Необходимость в профилактике была такой насущной, что министр разрешил клинические испытания обоих препаратов.

Участниками эксперимента стали таксисты двух московских таксопарков. Проверка была анонимной. Каждому таксисту выдавался флакончик профилактического средства и два талона  разных цветов с заполненным адресом. В одном таксопарке использовали хлоргексидин, в другом новый препарат. Если после профилактики таксист заболевал, он должен был опустить в почтовый ящик талон одного цвета, если нет - другого. Когда результаты эксперимента подвели, оказалось, что из тех, кто пользовался новым препаратом, не заболел ни один человек. Так, сами того не ведая, авторы Мирамистина создали нишу лекарственной профилактики венерических заболеваний. Он утвердился в этой нише основательно: слава одного из лучших средств, способных предотвратить инфекции, передающиеся половым путем, преследует его много лет.

Впрочем, в 80-е годы никто об этом не думал: после экстренного закрытого испытания на людях новый препарат десять лет проходил обычные клинические проверки. Его использовали и в хирургии, и для борьбы с инфекциями верхних дыхательных путей. В ходе испытаний выявилось еще одно уникальное свойство мирамистина: способность усиливать полезное действие антибиотиков. «Во-первых, он снижает микробную нагрузку, - говорит Иван Кириченко. - Во-вторых, активирует местные защитные реакции. Если его применять в комплексе с антибиотиком, то дозу второго можно уменьшить, тем самым значительно снизив токсический эффект последнего».

В 1991 году новое лекарство прошло регистрацию. Однако судьба его по-прежнему  была неясной. Чтобы вдохнуть жизнь в разработку, требовались финансовые вложения: нужно было разработать промышленную технологию, произвести пробную партию препарата, запустить его продажи. Несколько попыток авторов не увенчались успехом из-за отсутствия достаточного финансирования. Этой проблемой было предложено заняться Виталию Свистову, работавшему с Юрием Кривошеиным в Крымском медицинском институте. Поначалу его преследовали неудачи. «В конце концов я приехал в Москву, чтобы поискать инвесторов, - рассказывает В.Свистов. - Уже была назначена встреча с представителями одной финансово-промышленной группы». Все изменилось после случайного разговора с давним приятелем Андреем Гороховым на дне рождения у знакомых. Тот уже занимался бизнесом, но никакого отношения к фармацевтике не имел. «Я видел - разработка действительно перспективная, - признается А.Горохов. - Понимал, чтобы продвинуть ее дальше, поставить на коммерческие рельсы, нужен финансовый старт. И мы решили попробовать».

В первое время затрат требовалось не так уж много. Пробную партию препарата в 1993 году выпустили на базе  межбольничной аптеки медицинского центра Управления делами президента России компания «Машцентр», принадлежащая Горохову. Она не занималась фармацевтической деятельностью, но тогда лицензии для этого и не требовалось. Лекарство, которое тогда назвали «Инфасепт», впервые появилось в московских аптеках. Партия была небольшой, без малого 30 тысяч флаконов. Впрочем, и эти тридцать тысяч с трудом пристраивали в аптеки целых восемь месяцев. «Конечно, от реализации этой партии прибыли не получили, - признается Андрей Горохов. - Поначалу программа была полностью убыточной. Но мы решили продолжать».

Убытки принесла и вторая партия препарата, и третья... Лишь в 1996 году, продав 50 тысяч флаконов, наконец-то, получили  первую прибыль, по тогдашнему курсу американской валюты около двадцати одной тысячи долларов. Так что на доходный бизнес производство препарата по-прежнему походило мало. Впрочем, компаньоны не теряли оптимизма. «Мы прониклись идеей, - говорит Андрей Горохов. - Верили в будущее Мирамистина, видели, что препарат получил признание в медицинском сообществе». Авторитет Юрия Кривошеина среди врачей был очень высок, поэтому Мирамистин включили в тогдашний перечень жизненно важных и необходимых лекарств.

В 1995 году производство Мирамистина выделили в самостоятельное направление и создали для этого специальную компанию «Инфамед», которой пришлось пройти через все риски и трудности российского бизнеса. «В 1998 году, вскоре после того, как мы впервые запустили на арендованных площадях собственное производство, случился дефолт», - говорит Виталий Свистов. Курс рубля падал, а отсрочки платежей составляли 180 дней. Фирмы-дистрибьюторы банкротились, кто-то не возвращал деньги. Все же «Инфамед» сумел остаться на плаву.  

«Впрочем, даже тогда я относился к этой затее скорее как к хобби», - признается Андрей Горохов. О том, что Мирамистин может стать основным делом его жизни, он впервые подумал только в 1999 году, когда решил выделить бюджет на рекламу препарата. Компания прошла успешно. В метро расклеили специальные стикеры, по телевизору была запущена серия рекламных роликов. Вложения окупились за полгода. Уровень продаж вырос в три раза. На производстве препарата даже пришлось ввести вторую смену. Но самое удивительное было в том, что и после рекламной компании продажи продолжали расти. «Как проходят рекламные компании? Всплеск, затем падение продаж и стабилизация на несколько более высоком уровне, - говорит Виталий Свистов. - Так вот, у нас произошел подъем, а спада почти не было. Честно говоря, мы ждали этого, потому что были уверены в качествах своего препарата. Мы не сомневались, что на нас сработает «сарафанное радио» - испытав Мирамистин на себе, люди расскажут о нем родным и знакомым. Так и получилось».

Что же дальше, ровная накатанная колея? Так не бывает в российском бизнесе, а «Инфамед» развивается вместе со страной. Позади - борьба с подделками (что, впрочем, еще раз говорит о том, как популярен Мирамистин), трудности перехода на GMP: сегодня производство Мирамистина сертифицировано в соответствии с российскими стандартами надлежащей практики производства лекарств. Впереди - строительство завода в Калининградской области, где производство будет организовано уже по стандартам европейского качества. Это необходимо, чтобы вывести препарат на мировой рынок. А такие планы есть. «Для нашей продукции подходят прежде всего Африка, Индия, Южная Америка, Юго-Восточная Азия. В этих регионах много проблем, связанных с передачей инфекций, - говорит Андрей Горохов. - Антисептики там нужны».

Чтобы обеспечить Мирамистину достойную премьеру на мировом рынке, разработчики сейчас создают целую линейку продуктов на его основе: и спиртовой раствор, и глазные капли, и мази, и медицинский клей для ранок. Одно время пробовали выпускать даже косметику с Мирамистином. Однако позже отказались - в этой нише конкурируют уже не продукты, а рекламные бюджеты. И здесь «Инфамеду» трудно тягаться с мировыми гигантами.  

Впрочем, «Инфамед», по-видимому, чувствует себя неплохо в нише, которую сам для себя создал. «Не все ужасно в отечественной фармацевтической отрасли, - говорит Андрей Горохов. - Конечно, есть предприятия, которые трудно модернизировать, легче сломать. Но есть небольшие, мобильные новые компании, как наша. Одно дело - супертанкер, другое - маленький катер. Он всегда найдет себе путь».

О том, что это так, свидетельствуют современные исследования свойств Мирамистина, проведенные в ведущих институтах России, а также в Швеции и Китае. В НИИ скорой помощи им. Н.В.Склифосовского выяснили, что этот препарат очень эффективен при комплексном лечении ожогов, он стимулирует быстрое восстановление тканей. Как недавно выяснилось, Мирамистин снижает активность вируса иммунодефицита человека в 100 раз, он многократно усиливает действие лекарств против туберкулеза. К тому же, он может стать хорошей добавкой к вакцинам, применяющимся в ветеринарии, потому что способен повысить уровень антител при вакцинации в несколько десятков раз. Но это уже новые, совершенно иные перспективы. А значит, земная история «космического» лекарства еще продолжится.